90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Токон Мамытов: "Еще не все секреты "Кумтора" раскрыты"

12.12.2014 12:15

Кумтор

Токон Мамытов: Еще не все секреты Кумтора раскрыты

Кыргызстан - страна с богатыми запасами золота. Но нам не удается их разрабатывать и использовать с умом. Основная причина связана с тем, что нечистые на руку чиновники добились того, чтобы золотодобыча развивалась коррупционным путем. Все мы знаем, что они не думали об интересах народа, разбогатели при первом и втором президенте. Сегодня во главе "Кыргызалтына" находится опытный чекистТокон Мамытов. Мы побеседовали о том, как он намеревается добиваться развития отрасли.

 Об отрасли

- Токон Болотбекович, вы на протяжении 30 лет проработали в силовых органах, на государственной службе безопасности, стали экспертом по вопросам границ. Каким образом вы стали председателем правления "Кыргызалтына"?

- После отставки правительства Жанторо Сатыбалдиева в течение определенного времени ко мне поступали различные предложения. В конце концов, правительство предложило возглавить "Кыргызалтын". Свое предложение они аргументировали тем, что отрасль коррумпирована, что в ней полно правонарушений и злоупотреблений служебным положением. Одним словом, нужно было установить порядок. Это было нашей основной задачей. Я должен был добиться того, чтобы с "Кыргызалтына" перестали воровать золото, разобраться со злоупотреблением служебным положением, особенно с проведением тендера. Кроме того, следовало наладить рабочие связи с фирмами, которые тесно сотрудничали с "Кыргызалтыном".

К примеру, "Кыргызалтын" является крупнейшим акционером "Центерры" (33%). Кроме того, "Кыргызалтын" владеет 40% акций "Алтынкена", который занимается месторождением "Талды-Булак Левобережный", разработка которого должна начаться в декабре-январе. Начнем с 1 тонны и планируем довести до 3 тонн в год.

- Каким образом вам удалось так быстро войти в курс дела и изучить особенности золотодобычи?

- Конечно проблема границ и золотодобыча - совсем разные вещи. Но их объединяет вопрос безопасности. Если в первом случае речь идет о пограничной безопасности страны, то во втором случае идет речь об экономической безопасности страны. Эти проблемы требуют принятия одинаковых мер и решений. Что касается геологической разведки, производства, финансов, добычи, тоннажа золота, то вникнуть в технические вопросы помогают наши специалисты.

- Летом этого года бывшего руководителя Дилгера Жапарова взяли под стражу, обвинив в хищении 200 млн долларов. На какой стадии это дело и был ли факт хищения?

- Речь идет о переводе 200 млн долларов из Кыргызстана на иностранные счета в несколько этапов. Это решение принимал предыдущий руководитель. Он был не только председателем правления "Кыргызалтына", но и председателем совета директоров "Кумтор Голд Компани". По этим фактам было возбуждено уголовное дело Генпрокуратурой, а итоги следствия были переданы в суд. В данное время суд рассматривает факты. Я пока далек от того, чтобы делать какие-то комментарии. Во-первых, по этическим причинам, во-вторых, мои слова могут быть неправильно трактованы судом.

Но я хочу отметить одно, весь коллектив хорошо относится к предыдущему руководителю, особенно ценится его профессионализм. Он проработал в "Кыргызалтыне" 18-20 лет, управлял финансовым блоком, был заместителем, а затем председателем.

- Тогда вернемся к вам. Каковы ваши обязанности как председателя правления "Кыргызалтына"?

- Во-первых, вместе со всем руководством решаю производственные, экономические, финансовые и материально-технические вопросы. Решаю вопросы, касающиеся хранения золота. Нужно принимать меры, чтобы предприятие эффективно и плодотворно работало. Но следует признать, что не все сразу дается. Если я не укреплю трудовую дисциплину со своими заместителями, руководителями отделов и филиалов, не налажу схему принятия оперативных решений, касающихся производственных, финансовых и экономических вопросов, то в геологической разведке, в шахтах могут возникнуть большие проблемы. Мы всегда должны заниматься геологоразведкой. Чтобы "Кыргызалтын" успешно работал в 2015, 2016, 2017 гг., нам нужно было проделать необходимую работу в 2012-2013 гг.

Горнодобывающая отрасль отличается от сельского хозяйства или других отраслей тем, что она начинает давать результаты только по истечению 3-4 лет. К примеру, трудности, с которыми столкнулся "Кыргызалтын" в 2012-2013 гг. (особенно тяжелым был 2014 год), были связаны с тем, что начиная с 2007 года, не уделялось достаточно средств на развитие производства, геологоразведку. Именно поэтому отрасль золотодобычи в Кыргызстане остается убыточной. Чтобы сделать ее прибыльной, для начала следует вложить миллионы, которые в будущем принесут в десять раз больше прибыли. За все эти годы на геологоразведку выделялись 10-20% от необходимой суммы. Этих денег ни на что не хватит.

- Куда уходят кыргызские золотые слитки?

- В Кыргызстане золото добывается на "Кумторе", на "Макмале" и в других местах. Добытое золото мы доставляем в Кара-Балтинский аффинажный завод, где изготавливаются слитки образца "999". "Кыргызалтын" выкупает это золото и перепродает российскому банку "Открытие" (бывший "НомосБанк"). Мы сотрудничаем с ними на протяжении 8 лет.

Стоит отметить, Национальный банк Кыргызской Республики имеет первостепенное право на выкуп нашего золота. За последние три года ОАО "Кыргызалтын" продает почти все добытое золото (из месторождения "Макмал" и "Солтон-Сары") Национальному банку Кыргызской Республики. Полученные деньги уходят на налоги, зарплаты, на отчисления в пенсионный фонд.

- Другими словами, вы посредники?

- Такое заключение будет не совсем правильным. Потому что аффинажный завод относится к ОАО "Кыргызалтын" и мы берем на себя определенные расходы.

 О переговорах

- На каком этапе находятся переговоры с канадцами?

- Когда парламент одобрил предложение правительства Жанторо Сатыбалдиева о создании совместного предприятия по принципу 50/50 и принял свое постановление, планировалось продолжить переговоры еще в январе. Но в марте-апреле было возбуждено уголовное дело по факту вывоза из Кыргызстана 200 млн долларов. Канадское руководство "Кумтора" выехало за границу. С тех пор они не возвращались. Совет директоров "Центерры" не позволял им приезжать сюда, так как опасался, что их могут задержать представители наших правоохранительных органов.

Соответственно, переговоры были приостановлены с весны до июля. В июле мы возобновили процесс переговоров. Но переговоры велись на уровне обмена письмами, текстов документов. Чтобы ускорить переговоры, мы выбрали онлайн переговоры. В конце августа сообщили, что им следует приехать. Можно сказать, что нам удалось решить некоторые вопросы. После встречи в Бишкеке мы подготовились к следующей встрече, которая должна была состояться в сентябре, на уровне юристов. Следующая встреча состоялась в октябре, с участием международных учреждений, делегатов и юристов. Мы отправились в Москву, канадцы вылетели из Торонто в Нью-Йорк. Мы устроили телемост.

- Зачем же нужны были все эти хлопоты?

- Потому что они опасаются ехать в Кыргызстан. Им до сих пор не разрешили. Мы ждем их в декабре, если все будет хорошо, то переговоры продолжатся.

- Выгоден ли для Кыргызстана вариант меморандума, подготовленный правительством Сатыбалдиева?

- Если мы сейчас получаем 33% от прибыли, то основанное в дальнейшем совместное предприятие позволит нам заполучить 50% от прибыли. С этой точки зрения это полезно для нас. Но если углубиться в этот вопрос, прислушаться к некоторым экспертам, политикам и части населения, то они отстаивают диаметрально противоположную точку зрения. Или нам следует оставить все как есть, с 33%, или нужно довести нашу долю до 50% - 67%, или полностью национализировать "Кумтор". Как видите, выдвигаются различные требования.

Я бы предложил взглянуть на соглашение 2009 года. В нем были как хорошие, так и плохие стороны для Кыргызстана. Сейчас мы не можем сказать, что не признаем соглашение 2009 года, так как это будет противоречить многим пунктам. Потому что пакет соглашения был одобрен постановлением правительства, было вынесено заключение Минюста, соглашение было рассмотрено и ратифицировано Жогорку Кенешем. В конце концов, этот вопрос рассматривался Конституционным судом, который постановил, что пакет документов не противоречит кыргызскому законодательству, соответствует интересам кыргызского государства. Решение Конституционного суда считается окончательным и обжалованию не подлежит.

- В интервью нашей газете Жанторо Сатыбалдиев заявил, что вопрос "Кумтора" остается нерешенным на протяжении многих месяцев из-за нерешительности правительства, точнее Жоомарта Оторбаева. Кроме того, он подчеркнул, что когда он был премьер-министром, этот вопрос стоял особо остро. И депутаты, и политики торопили его, чтобы он принимал решения. Сейчас все они приутихли. Что думаете по этому поводу?

- Я не могу оценивать глав правительства, так как у меня нет таких полномочий. Кроме того, я не член правительства. Что касается работы предыдущего состава кабинета министров, то я должен отметить одно. На всех переговорных процессах, начиная от переговоров экспертов, заканчивая руководством "Центерры Голд Компани", лично присутствовал бывший премьер-министр Сатыбалдиев. Другими словами, он всегда возглавлял работу. Сам вел переговоры, сразу давал ответы, там же принимал решения, давал указания, вносил коррективы в тактику, в стратегию переговоров. По-моему, Жанторо Жолдошевич был ключевым человеком на переговорных процессах.

Что касается нынешней ситуации, то она возникла в связи с возбуждением уголовного дела и в связи с тем, что руководство "Центерры" не участвует в переговорных процессах. Переговорные технологии позволили нам продолжить беседы в рамках конференций, обмена электронными письмами, скайпа. Руководство канадской компании требует гарантии того, что их не посадят по уголовному делу. При правительстве КР был основан совет, в который вошли министры и руководители ведомств. Этот совет будет вести работу с канадской стороной.

- А лично вы не можете дать гарантию?

- Наши правоохранительные органы не смогут даже получить у них показания, так как их нет в Кыргызстане. Есть уголовное дело, которое нужно расследовать. Они хотят, чтобы мы их не трогали. Но так нельзя, есть закон, есть судебная справедливость.

 О тайнах "Кумтора"

- Как я понимаю, ситуация сейчас остается особо острой. И в этот момент "Ата Мекен" инициирует вопрос о национализации "Кумтора". Как вы думаете, правильно ли сейчас поднимать такой вопрос?

- Я не знаю, почему именно сейчас фракция "Ата Мекен" поднимает эту тему. С одной стороны, идея хорошая. Но и депутаты, и лидер партии прекрасно знают, что на данный момент подобный процесс может стать серьезной угрозой для экономики Кыргызстана. Если они найдут безопасный, выгодный вариант национализации, то им следует выйти к народу. Я увидел слова и лозунги, но не программу.

- Какой вопрос на своем заседании рассматривала фракция "Ата Мекен"?

- Была озвучена общая информация, анализ произошедшего с 1993 года. Были рассмотрены судьбоносные соглашения 1993-1994, 2003 и 2009 гг. Конечно я согласен с большинством того, что было озвучено на заседании фракции "Ата Мекен", в этом я их поддерживаю. Но мы должны до конца быть честны перед народом. В соглашении 2009 года написано, что мы отказываемся от проявления недовольств между собой, от претензий, споров, даже судебного иммунитета. Другими словами, мы согласились, что не будем обращаться в международные суды. Там указаны последствия, с которыми мы столкнемся в случае национализации.

- Все это было на руку Максиму?

- Да, это было сделано Максимом и его командой. Причастные к Фонду развития ребята - Гуревич, Елисеев и окружение Максима настолько все продумали и подытожили, что передали вопрос на рассмотрение Конституционного суда. Тем самым они окончательно закрыли это дело.

- Значит, Максим за это получил деньги?

- У меня нет сведений, но вполне возможно.

- Была информация о том, что он обмывал первый полученный с "Кумтора" миллиард в Москве.

- Было много информации, но у меня нет документов. Об этом знает половина республики, но когда проворачиваются такие большие дела, принято не оставлять следов. Я не могу утверждать, что здесь не было коррупционных связей или схем... Но вернемся к заседанию фракции "Ата Мекен". Была неприятная история, так как меня и моего заместителя обвинили в том, что в 1993-1994 гг. мы были причастны к составлению, подготовке и подписанию документов с компанией "Камеко". Им следовало бы уточнить, где мы работали в то время.

Я был тогда руководителем районного отдела СНБ в Нарынской области. А мой заместитель учился в школе. Затем нас начали обвинять по соглашениям 2003-2009 гг. В 2003 году я был заместителем главы ГКНБ и подобными вопросами не занимался. Нам не давали поручения, касающиеся "Кумтора". В то время даже тему "Кумтора" поднимать было нельзя. Но в то время мы известили президента о том, что неправильно производятся закупки.

Что касается 2009 года, то в это время я возглавлял Пограничную службу. За семь месяцев до апрельской революции меня отправили в отставку. Я остался без работы. Но почему-то лидер фракции Текебаев перед народом начал обвинять нас в причастности к соглашению. Значит, они не стали тщательно изучать вопрос. Очевидно, кто подписывал документы, кто принимал решения, как проходили дискуссии.

- Чего они добивались?

- Есть характерная черта у всех политиков. Каким бы не был факт или явление, они всегда стремятся извлечь из этого политический дивиденд. Все политики этим увлечены.

- Почему вопрос "Кумтора", начиная с "золотой комиссии" легендарного парламента при Акаеве, заканчивая сегодняшним днем, остается политическим вопросом?

- Если этот вопрос и дальше будет решаться в узком кругу, без участия народа и правительства, экспертов и специалистов, то он и дальше будет оставаться политическим вопросом. Раньше с их стороны приходили 8-10 человек, с нашей стороны 5 человек. Они то и решали все вопросы. Последнее слово было за главой государства - за Акаевым и Бакиевым.

- Принимали решения в интересах своих семей?

- Конечно. Кроме того, с самого начала проект "Кумтор" был построен как крупная коррупционная схема. Все это было сделано первым и вторым президентом, втайне от народа. Вопрос "Кумтора" до сих пор остается нерешенным. Потому что до сих пор работает соглашение 2009 года. Не все в этом соглашении соответствует интересам Кыргызстана, Конституции и кыргызскому законодательству.

- Другими словами, большая вина Акаева заключается в том, что из-за него вопрос "Кумтора" не был решен в пользу страны?

- Именно так. По-моему, не все тайны вокруг "Кумтора" были раскрыты. Я говорю о "черных пятнах" которые были в соглашениях 90-х годов и в соглашении 2009 года. Даже если нынешнее правительство и парламент не имеют отношения к коррупционной схеме, мы еще долго будем сталкиваться с последствиями соглашения 2009 года.

- Сейчас "Кумтор" работает?

- Да, беспрерывно. В 2014 году мы рассчитываем на прибыль в 90-100 млн долларов. Если будет подписано соглашение 50/50, то мы можем рассчитывать на предполагаемые, дополнительные 50 миллионов.

 

О границах

- Давайте поговорим о состоянии границ. Наверное, вы следите за ситуацией?

- Ситуация на границе тяжелая. Будут и дальше возникать проблемы, касающиеся делимитации и демаркации кыргызско-таджикских и кыргызско-узбекских границ, использования земли и воды. В какое-то время вопросы будут обостряться, в другие - затихать. С наступлением весы и лета ситуация на границе будет обостряться.

- Не думаете ли вы, что ситуацией пользуются определенные силы, экстремисты?

- Ситуацией вполне могут воспользоваться силы, которые не хотят того, чтобы в ферганской долине не было стабильности. Речь идет о региональных и глобальных силах. Потому что многие глобальные и региональные вопросы переплетены с Ферганской долиной. Вполне возможно, что Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан могут и не знать о том, что готовится некая провокация на конфликт. В связи с этим может обостриться ситуация на кыргызско-таджикской, на кыргызско-узбекской границе.

- С этой точки зрения, какую-то решающую роль могут сыграть ячейки ИГИЛ, которое обретает силу?

- Заметьте, что организация ИГИЛ появилась вследствие сложившейся ситуации в Алжире, Марокко, Египте, Сирии. Другими словами, в результате арабской весны. Начинать они собирались в Дамаске и Тегеране, а затем намеревались выйти в Центральную Азию и Афганистан, в западный Китай через Ферганскую долину. Это был заранее подготовленный сценарий. Но отдельные страны, политики и международные организации сумели их остановить. Но ситуация вышла из-под контроля. Придуманный на западе "управляемый хаос" превратился в неуправляемый хаос. Появились очаги на границе с Турцией, в Ираке, в регионах, где проживают курды, в Сирии в Афганистане. В итоге появилась угроза в виде движения ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта). В их рядах полно граждан, выходцев из бывшего Союза и Средней Азии. Поэтому это обязательно отразится на нас. Поэтому ШОС и ОДКБ обязаны предотвратить распространение этого движение по нашему региону.

- Некогда вы сказали, что ИГИЛ и украинский "Правый сектор" - цепочки одной цепи. Как это понимать?

- Я говорил об искусственном характере появления этих организаций. Это продукты попыток организовать контролируемые беспорядки. На этом фоне появились незаконные вооруженные формирования - ИГИЛ и украинский "Правый сектор". Они никому не подчиняются, их цели понятны только им, в их рядах - профессиональные убийцы, бандиты, военные. Они умеют воевать и делают это эффектно и профессионально.

- А кто их создавал?

- Основные игроки глобального мира. Как режиссеры, они собирают "массовку", подбирают главных "артистов", договариваются с региональными игроками. Здесь речь идет о противостоянии глобальных игроков. Кого мы подразумеваем под глобальными игроками? США, Евросоюз, Россию, Китай, Индию, Пакистан, арабские страны. Нельзя оставлять без внимания и другие страны. Но с течением времени история даст нам ответ на вопрос: "Кто на самом деле организовал этот контролируемый хаос?"

- Что должен предпринять Кыргызстан в таком случае?

- Кыргызстан не должен ждать. У Кыргызстана появилась уникальная возможность инициировать военно-политические совещания с ОДКБ, ШОС, со странами СНГ и союзниками из Запада. Мы должны инициировать военно-политические совещания на уровне Ферганской долины, Центральной Азии. Нам следует тесно сотрудничать с Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном, Туркменистаном. Мы здесь живем, поэтому в первую очередь, нам следует договориться между собой. Нам следует ответить на следующие вопросы: "На каком этапе развития мы находимся?", "Куда мы идем?", "Чего мы хотим - плыть по течению или развернуться?" Если мы не найдем ответы на такие вопросы, то за нас ответят большие игроки. Вполне возможно, что их решения могут не соответствовать нашим интересам.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

12.12.2014 12:15

Кумтор

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Таалайбек Алимбекович Айдаралиев

Айдаралиев Таалайбек Алимбекович

Министр сельского хозяйства и мелиорации КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Свыше $57,6 млн

выделено на обеспечение обороноспособности Кыргызстана в 2013 г.

«

Август 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31