90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Денонсированные кыргызские ГЭС: что дальше?

10.02.2016 10:01

Экономика

Денонсированные кыргызские ГЭС: что дальше?

Денонсация Кыргызстаном соглашений с Россией о строительстве Камбаратинской ГЭС и Верхне-Нарынского каскада гидроэлектростанций в январе 2016 года вызвало активную реакцию в обществе и СМИ этой среднеазиатской республики. После прекращения действий договоров с российскими инвесторами возникают два вопроса: зачем это было сделано, и каковы дальнейшие перспективы этого , а равно и других инвестиционных проектов Москвы в Кыргызстане?

Первый договор о строительстве Камбаратинской ГЭС был заключен еще 3 февраля 2009 году, в период президентства Курманбека Бакиева. Однако после его свержения договор был пересмотрен и 20 сентября 2012 года Москва и Бишкек подписали новую пару соглашений о строительстве в республике пяти новых гидроэнергетических объектов.

Проектная мощность Верхне-Нарынского каскада составляла около 237 МВт, всех агрегатов Камбаратинской ГЭС – до 1860 МВт. Данная группа ГЭС проектировалась не только и не столько для покрытий потребностей в электроэнергии самого Кыргызстана, сколько в расчете на экспорт в страны побережья Индийского океана с помощью ЛЭП CASA-1000, которая должна соединить Центральную Азию с Афганистаном, Пакистаном и Индией. Акции проекта предполагалось разделить поровну между Кыргызстаном и Россией, причем последняя должна была выступать ключевым инвестором проектов, для реализации которых у кыргызской стороны было недостаточно средств.

Первый гидроагрегат планировалось запустить уже в 2016 году, однако возникла масса проблем. Прежде всего, трудности были с CASA-1000, строительство которой застопорилось из финансовых проблем и фактора безопасности. По факту построен только участок ЛЭП до Кабула, а линия до других стран региона, которые и должны были потреблять основной объем электроэнергии, не будет построена в ближайшие годы.

Кроме того, по проекту больно ударил кризис 2014 - 2015 годов. Российская сторона должна была привлечь для реализации проекта $2,7 млрд - $3 млрд на строительство Камбаратинской ГЭС и еще около $732 млн на каскад Верхне-Нарынских ГЭС. Выступавшая подрядчиком по строительству Камбаратинской ГЭС «Интер РАО ЕЭС» должна была продать 40% акций «Иркутскэнерго», чтобы покрыть смету проекта. Аналогичную сделку со своими активами на Дальнем Востоке должна была провести «Русгидро» - подрядчик по Верхне-Нарынскому каскаду.

Задержки в реализации Камбаратинского проекта возникли с обеих сторон. «Интер РАО ЕЭС» долго не могла осуществить продажу активов по выгодной цене, а другими свободными средствами компания в тот момент не располагала, так как на 2014 - 2015 годы приходился пик ее инвестиционных проектов. В результате встал вопрос о выделении государственных кредитов российским Минфином, которое долго задерживалось из-за форс-мажорных обстоятельств 2014 - 2015 годов.

Кыргызстанская сторона задерживала землеотвод и принятие технико-экономического обоснования проекта, хотя в его разработку было вложено в общей сложности почти $0,5 млн. В обоих случаях проблемы носили во многом «технический характер». Так, правительство республики минимум дважды принимало решение об отведении земли под проект, но каждый раз оно оставалось на бумаге, поскольку оформлялось с нарушениями национального законодательства. Дело кончилось тем, что, по слухам, в 2014 году инвестор сам разработал и предложил проекты правительственных решений, чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

Несмотря на то, что проблемы с землеотводом возникли и в случае Верхне-Нарынского проекта там строительные работы продвинулись достаточно далеко, поскольку сторонам удалось достигнуть согласия по проекту ТЭО. К 2014 году была выстроена складская и коммунальная инфраструктура, дизельная подстанция, а также временный поселок строителей, закуплена часть необходимого оборудования. В общей сложности в проект было вложено более $37 млн по курсу на момент трат.

Однако начался кризис на мировом рынке сырья, конфликт на Украине и иные факторы, повлекшие дефицит валютных ресурсов у российских компаний, из-за которого Камбаратинский и Верхне-Нарынский проекты встали. Вернее, по имеющейся информации, Россия была готова все же выделить новый кредит на строительство Камбаратинской ГЭС, но кыргызские власти не устроили предложенные 10% годовых, которые превышали ранее оговоренные величины. Из-за этого в конце декабря 2015 года Кыргызстан поставил вопрос о денонсации соглашения, а в январе 2016-го закон о денонсации был принят.

Результат оказался довольно странным. Если российская сторона понесла в результате подобного завершения проекта лишь информационный ущерб (после денонсации в СМИ произошел всплеск критических публикаций), то Кыргызстан столкнулся с вполне реальными финансовыми проблемами.

Для начала возникла необходимость вернуть российским компаниям уже затраченные средства, которые в случае «Русгидро» составили указанные выше $37 млн. Для сравнения, доходная часть бюджета Кыргызстана составляет по изначальному проекту на 2015 год – менее $2 млрд, а для покрытия дефицита республика в конце года получала из России кредит в $30 млн, не считая меньшей по объему помощи из других зарубежных источников. Таким образом, «лишних» $37 млн в республике нет.

Средства гипотетически можно перезанять, например, Саудовская Аравия уже выразила готовность выделить Кыргызстану льготный кредит в $50 млн, но эти деньги придется отрабатывать и возвращать.

Сложившуюся ситуацию пытается исправить парламентская комиссия, которая начала расследование с целью доказать, что расходы на Верхне-Нарынский каскад были завышены. Однако проблема в том, что ТЭО проекта была утверждено еще осенью 2013 года, причем проект был составлен на базе данных исследования специалистов ассоциации «Гидропроект». Изыскания парламентской комиссии, которые широко освещаются местной прессой, пока имеют менее серьезную основу. Судя по заявлениям, депутаты пока не привлекали специалистов, не исследовали документы, а работают преимущественно с материалами из интернета. Выходить с такими данными в арбитраж – просто нереально.

Затем возникает не менее важный вопрос: что делать дальше с проектами ГЭС? Для их завершения потребуется более $3,5 млрд, которыми государственный бюджет не располагает. Найти какую-то внешнюю альтернативу пока не удалось, так как ни Пекин, ни Эр-Рияд, ни Анкара не выказали интереса к участию в обоих проектах. По текущим оценкам, проект Камбаратинской ГЭС окупится только через 15 лет, и то если в ближайшее время строительство CASA-1000 все же будет завершено, чему абсолютно не способствует ситуация в Афганистане.

Подобные сроки окупаемости могут отпугнуть многих зарубежных инвесторов, тем более кризисные явления последних лет в той или иной мере затронули большинство стран, а перспективы работы на рынке Кыргызстана настораживают многих. Дело в том, что в последние годы практически все зарубежные инвестиционные проекты в республике сопровождались скандалами из-за пересмотра соглашений прошлых лет. Месторождения «Кумтор», «Джеруй», «Калесай», «Кутесай-2» и ряд скандалов вокруг менее известных инвестиционных проектов создают не лучший имидж кыргызстанской экономике за границей, поэтому привлечь инвесторов к участию в проекте, который будет окупаться неопределенно долго – задача непростая.

Существует даже «теория заговора», что вся эпопея с денонсацией соглашения была пролоббирована самой «Интер РАО». Компания изначально выступала с критикой решения правительства о поручении ей проекта Камбаратинской ГЭС, поскольку считала его экономически неэффективным. В 2013 году фактическая полемика между топ-менеджерами госкорпорации и председателем правительства РФ Дмитрием Медведевым просочилась на страницы прессы. Предполагают, что «РАО» специально затягивала оформление сделок и кредитов для вложения средств в Камбар-Ату, а в 2015-м – пролоббировала в кыргызстанской политической элите денонсацию договора, чтобы защитить свои корпоративные интересы, несмотря на все расчеты правительства России. Учитывая подготовку к приватизации госактивов в России, от которой может выиграть менеджмент этих компаний, мотивы такого рода манипуляций вполне вероятны.

Впрочем, можно сказать, что решение Кыргызстана в какой-то мере устраивает и российские власти. В январе 2016 года из соображений экономии бюджета правительство России решило отказаться от выдачи кредитов зарубежным странам, а решение кыргызстанского Кабинета министров не только освободило Москву от необходимости выделять $3 млрд на Камбаратинскую ГЭС, но и сохранило ей лицо, благодаря тому, что Бишкек первым выступил с инициативой искать нового инвестора.

Увы, но если в ближайшее время новый инвестор найден не будет, денонсация пакета соглашений 2012 года о строительстве ГЭС, может больно ударить по позициям правительства Кыргызстана. Ведь именно ему придется оправдываться перед населением за сложившуюся ситуацию.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Специально для StanRadar.com: Марат Назаров

10.02.2016 10:01

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Жусупали Калматович Исаев

Исаев Жусупали Калматович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

$300

золотовалютных запасов приходится на каждого гражданина Кыргызстана

«

Июль 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31