90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Киргизия в последние четверть века: не всегда сладкие плоды независимости

06.12.2016 16:44

Политика

Киргизия в последние четверть века: не всегда сладкие плоды независимости

За время, минувшее после распада Советского Союза, Киргизия, как и другие бывшие советские республики, изменилась до неузнаваемости. Перемены отмечаются во всем – экономике, государственном устройстве, менталитете людей, ценностях. На вопросы «Ритма Евразии» о том, что обрела республика за прошедшие четверть столетия независимости, ответил ведущий киргизский политолог, глава экспертного клуба «Далил плюс» Марс САРИЕВ.

– Какой была Киргизия в составе СССР и что оказалось за последующие годы утеряно из-за распада экономических, культурных, просто человеческих связей с другими бывшими республиками Союза?

– Кыргызстан в составе Советского Союза был процветающей республикой, промышленно-аграрной, то есть экономика развивалась пропорционально и нормальными темпами. Сейчас от промышленности и аграрного сектора остались, увы, рожки да ножки. И наша республика превратилась в одну большую перевалочную базу для китайских товаров. По всем параметрам, будь то производство, сельское хозяйство, демография, другое, по всем параметрам – регресс.

Конечно, мы стали самостоятельным государством, обрели независимость. Но мы до сих пор не можем достичь экономических показателей 1985 года, когда, собственно, и начался процесс развала Союза. И вряд ли в ближайшее время сумеем достичь их. Когда я говорю регресс, то имею в виду не только экономику, но и культурные связи, и контакты между людьми. Была дружба народов, дружба республик. А сейчас картина неутешительная. Остались только интересы и разногласия. То есть нельзя сказать, что все удачно развивается.

– Иначе говоря, плоды независимости оказались не такими сладкими, как ожидалось. Не потому ли стало возникать понимание, что без восстановления ранее утраченного вперед не двинуться? Когда и в связи с чем Киргизия почувствовала необходимость в реинтеграции?

– Случилось это, когда мы почувствовали, что можем оказаться, как говорят американцы, failed state, то есть несостоявшимся государством. Оказалось, что мы не можем самостоятельно выжить. Всеми этими зарубежными программами оказания помощи в той или иной сфере была угроблена экономика. Ведь ранее это был единый народнохозяйственный промышленно-аграрный комплекс, который был тесно связан с экономикой других республик. Распад этой системы – все равно что распад организма, то есть гибель. Сами по себе, отдельно оказались сердце, легкие, печень… Помощь какому-то отдельному органу не могла вытащить из тяжелой болезни весь организм.

Понимание того, что в одиночку не выжить, пришло где-то в начале 2000-х. Прошла эйфория, начались поиски новых связей с давними партнерами. Как раз прошло примерно десять лет с момента распада Союза, уже стали видны результаты всего этого развала, притом в динамике и не только в нашей стране. Отсюда и понимание необходимости реинтеграции.

– Как идет становление Киргизии в Евразийском союзе, проявляется ли в чем-то самостоятельность республики или она идет в русле «старшего брата»?

– Республика пока идет в русле «старшего брата». Сейчас Евразийский союз носит скорее политический характер, чем экономический. В этом заинтересовано руководство Российской Федерации. Понятно, Казахстан, Белоруссия не особо были заинтересованы во включении в состав ЕАЭС Кыргызстана и Армении, учитывая их сравнительно незначительный потенциал. Да и в России далеко не все бизнес-элиты и олигархи заинтересованы в процессе интеграции, который туго идет, но есть волевое решение политического руководства страны, и оно выполняется.

А для экономики Кыргызстана вступление в ЕАЭС – спасательный круг. Правда, поскольку серьезных подвижек пока нет, наша элита тоже особого энтузиазма не проявляет. Поэтому политическое руководство страны идет в русле, прокладываемом Россией. До поры это нормально.

– Какие настроения в связи с членством в ЕАЭС превалируют в обществе?

– Люди особо не обращают внимания на тот факт, что живут уже в ЕАЭС. В их жизни, если исключить трудовых мигрантов, мало что изменилось. Членство в Евразийском союзе, в первую очередь, затрагивает интересы бизнеса, потому что он ориентирован на экспорт-импорт. Как я сказал выше, Кыргызстан стал перевалочной базой для китайских товаров, но с появлением Таможенного союза, который потом трансформировался в ЕАЭС, дешевая лавочка, позволявшая приобретать по низкой цене и перепродавать подороже, играя на таможенных ценах ВТО, куда входили Китай и Кыргызстан, тут же прикрылась. Крупнейший вещевой рынок в Центральной Азии бишкекский «Дордой» стал чахнуть, уже нет миллиардных оборотов, нет верениц из ломившихся из ширпотреба фур.

– Что надо делать власти, чтобы интеграционные настроения нарастали и люди не разочаровывались в идее ЕАЭС?

– В первую очередь она должна измениться сама. Нынешняя власть – это позднесоветская партийно-хозяйственная номенклатура. Это уже разложившаяся элита с иждивенческими настроениями. Нужна смена её на более молодых, активных, предприимчивых менеджеров. Но они сами ниоткуда не появятся, пока нынешняя номенклатура паразитирует. Вдобавок ко всему стоит отметить, что в стране есть, так сказать, молодые капиталисты, бизнесмены новой формации, однако в большинстве своем они представляют торговый капитал, потому что частного промышленного капитала, тем более крупного, в стране попросту нет.

Так что однозначный ответ о серьезных завоеваниях процесса реинтеграции преждевременен.

Немного цифровой иллюстрации

В ноябре в Ташкенте прошел сельскохозяйственный бизнес-форум, где предприятия Узбекистана, как сообщила государственная компания «Узагроэкспорт», заключили контрактов с иностранными покупателями на сумму более 1 миллиарда долларов. Также сообщалось о подписании на ярмарке контракта с российским ритейлером Х5 Retail Group и ООО «Агро-Лайн» (Москва) общей стоимостью 117 миллионов долларов. Ранее заместитель премьер-министра Узбекистана Улугбек Розукулов заявил, что Узбекистан и Россия в ноябре подпишут документ по созданию «зеленого коридора» для увеличения поставок плодоовощной продукции на рынок РФ. Он предусматривает упрощенную процедуру таможенного и фитосанитарного контроля плодоовощной продукции, поставляемой из Узбекистана в РФ.

Такого рода факты – серьезный упрек властям Киргизии. Она уже более года находится в составе ЕАЭС, но так и не наладила поставки фруктов и овощей в Россию. В то время как Узбекистан, в состав Союза не входящий, уже, как видим, начал создавать «зеленый коридор». Киргизия же по-прежнему никак не может наладить фитосанитарный контроль, запустить соответствующие лаборатории, согласно оговоренным в ЕАЭС стандартам. То есть, даже имея преференции перед соседями, республика пока не в состоянии ими воспользоваться.

И еще: государственный долг республики достигнет скоро, если уже не достиг, уровня 70% от ВВП. В сентябре представительство МВФ в Киргизии в лице его главы Эдварда Джемайэла заявило о том, что государственный долг страны растет такими темпами, что вызывает обеспокоенность. Но Министерство финансов республики утверждает, что госдолг достиг уровня «всего лишь» 58%. Преодоление в ближайшей перспективе верхней планки в 60% будет означать полную потерю доверия у внешних кредиторов, международных финансовых институтов.

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook и Twitter

 

06.12.2016 16:44

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Досье:

Чолпон Замирбековна Эсенаманова

Эсенаманова Чолпон Замирбековна

экс-депутат Жогорку Кенеша Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
1200

киргизских сел не имеют доступа к чистой питьевой воде

Какую оценку вы бы поставили Бараку Обаме, покидающему пост президента США?

«

Январь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31