90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Эксперт: Кыргызстан получил «черную метку»

08.12.2016 13:09

Политика

Эксперт: Кыргызстан получил «черную метку»

2016 год для Кыргызстана был ознаменован началом жесткой политической борьбы, развернувшейся в преддверии президентских выборов следующего года. По мнению политолога, руководителя Центра перспективных исследований (Кыргызстан) Сергея Масаулова, который подвел итоги года вместе с корреспондентом Пресс-клуба «Содружество», кульминация этого противостояния придется на предстоящий политический сезон.

Чем ближе выборы, тем толще компроматы

- Сергей Иванович, какие общественные процессы в Кыргызстане, на ваш взгляд, были ведущими в 2016 году?

- Весь 2016 год прошел для Кыргызстана под знаком ожидания. И эти ожидания были оправданы удачно проведенными мероприятиями, посвященными 100-летию восстания 1916 года. Считаю, что этому событию была дана очень правильная и взвешенная оценка, был найден объективный подход к освещению этой темы. И те, кто пытался использоваться эту трагическую дату в политических целях, оказались не у дел. Во многом это удалось благодаря выверенной управленческой позиции руководства страны.

В то же время крайне важным жестом со стороны России стал тот факт, что во время своего визита в Бишкек для участия в Саммите СНГ Владимир Путин вместе с Алмазбеком Атамбаевым возложил цветы к мемориалу жертвам восстания 1916 года в Бишкеке. Это было очень человеческий и искренний жест, признание произошедшей трагедии. Но 100-летие восстания не было переведено в политическую плоскость, не было использовано для политических игр и спекуляций.

И получилось следующее: даже те историки, которые занимали обвинительную позицию по этому вопросу, собирали факты, завышающие количество жертв трагедий 1916 года, убедившись в том, что им никто не препятствует, что власти сами инициировали издание книг и проведение конференций, сменили тон на более конструктивный. Все это завершилось очень правильной фиксацией позиций и расстановкой акцентов. Это, пожалуй, стало важнейшим событием для Кыргызстана в историко-духовной сфере.

- А в сфере экономики и политики?

- Фактически денонсирование в декабре прошлого года договора с Россией о строительстве четырех ГЭС Верхне-Нарынского каскада привело к тому, что в Кыргызстане больше не осталось больших инфраструктурных проектов. Таким образом, с 2008 по 2015-й объем инвестиций в инфраструктурные проекты составил всего 62 млн долларов, а должно было быть 3 млрд. Других больших проектов на территории Кыргызстана пока нет.

Есть китайские инициативы по реконструкции Бишкекской ТЭЦ, дорожного строительства на Иссык-Куле, но все это находится на стадии разработки и подготовки.

Нынешний год был ознаменован началом жесткой политической борьбы в кыргызстанском правящем классе. Это связано, прежде всего, с приближающимися президентскими выборами 2017 года. Сегодня уже очевидно, что у Кыргызстана будет другой президент. Принципиально важным является вопрос, как произойдет передача власти. Для самого Атамбаева стоит следующий вопрос: сможет ли он обеспечить преемственность своего политического курса. Если ему удастся бесконфликтно передать власть, то он вправе претендовать на позицию лидера нации, крупного государственного и общественного деятеля.

- Определены ли, на ваш взгляд, реальные претенденты на пост следующего президента Кыргызстана?

- Таковых достаточно много, из них я могу назвать имена четырех-пятерых, которые имеют хорошие шансы побороться за президентское кресло.

При такой раскладке, когда пять человек имеют шансы на избрание, естественно, борьба разворачивается очень серьезная. Уже сегодня начался слив компроматов, политическим оппонентам подставляются подножки. Плюс к этому буквально на днях, 11 декабря, едва ли не полстраны избирается в местные органы власти, включая столичный Горкенеш.

На эту же дату назначен референдум по изменению Конституции. С точки зрения действующего президента и его команды изменения Основного закона страны очень важны, поскольку предполагают увеличение полномочий премьер-министра и, соответственно, уменьшение президентских.

Помимо этого, на референдум вынесены вопросы идеологического порядка. Например, в Конституцию предлагается внести норму, согласно которой семья создается мужчиной и женщиной. Кыргызстанцам также надо будет проголосовать за национальные ценности, которые впервые будут внесены в текст Конституции. Это своего рода часть проекта нациестроительства.

Каков будет эффект от поправок в Конституцию – покажет время. Однако уже сегодня очевидно, что предстоящий референдум внес раскол в политический класс, на этой волне возникли явно оппозиционные группы политиков. Полагаю, что в 2017-м году эта борьба продолжится и обострится.

- Каких политических взглядов придерживаются претенденты на пост президента Кыргызстана?

- Отмечу, что у нас любой президент становится пророссийским после того, как его изберут. Потому что любой представитель политического класса Кыргызстана понимает, что отказ от пророссийской ориентации означает глубокий кризис для страны.

Что касается имен, то это бизнесмен Омурбек Бабанов, который в любом случае будет исходить из экономических реалий сотрудничества с Россией. Также можно назвать имя лидера партии «Кыргызстан» Канатбека Исаева. Наверняка, выдвинется один представитель южных регионов, к примеру, Адахан Мадумаров. Может быть, будет баллотироваться кто-то из ближнего круга действующего президента – к примеру, нынешний премьер-министр Сооронбай Жээнбеков. Я думаю, будет выдвигаться кандидатура и от прозападных кругов. Скорее всего, это будет женщина. Фамилию называть пока не буду, потому что она пока мало известна широкому кругу.

Таким, каким он был, Дордоя больше не будет

- В августе 2016 года исполнился год пребывания Кыргызстана в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). С каким результатом и общественным настроем Кыргызстан отметил эту годовщину?

- Ответ на этот вопрос зависит от того, с чьей точки зрения оценивать эти первые итоги: элиты, бизнеса, населения. Элита, на мой взгляд, находится в ожидании дополнительных преференций. Реальный бизнес, те, кто занят производством, начал активно работать над освоением рынка ЕАЭС. Параллельно с этим, в Кыргызстан начал заходить бизнес стран-партнеров ЕАЭС, например, российский. Для населения Кыргызстана вступление в ЕАЭС оказалось наиболее ощутимым, поскольку, действительно, изменилось к лучшему положение наших мигрантов в России и Казахстане.

Но возможности, которые предоставляются бизнесу и гражданам Кыргызстана в рамках ЕАЭС, используются на сегодняшний день не в полной мере.

Не оформлено необходимое количество лабораторий, которые должны сертифицировать продукцию растениеводства и животноводства для поставки ее на рынки ЕАЭС. Поэтому наша плодоовощная продукция имела ограниченный доступ на рынок Казахстана.

Фитоконтроль на казахстанско-кыргызской границе был снят в конце октября, однако к этому времени часть продукции пропала. Таких нюансов много, но это не повод опускать руки. Нужно учиться на своих ошибках.

- Одним из негативных последствий вступления в ЕАЭС для Кыргызстана называют упадок рынка Дордой, который был точкой деловой активности в Кыргызстане.

- Разумеется, он пришел в упадок. Это была главная перевалочная база китайских товаров в Центральной Азии. Бизнес тех, кто занимался переброской товаров из Китая, действительно, рухнул. Контейнеры на Дордое закрываются, продаются. Те, кто пытался продолжать бизнес в том же формате, очень много потеряли. Однако есть часть бизнесменов, которые начали переделывать свои проекты и переключиться на производство. На Дордое начали создаваться многоуровневые цеха по пошиву одежды, которая затем отправляется в страны ЕАЭС. То есть происходит переформатирование работы Дордоя.

Таким, каким он был, Дордоя больше не будет. Думаю, что бизнес по перепродаже китайских товаров будет угасать и дальше, а вот совместные предприятия, которые будут производить товары, добавочную стоимость, в условиях ЕАЭС будут активно развиваться.

Заявление американского посольства – провокация

- Обратимся к внешнеполитической повестке. Для Казахстана заметным событием прошедшего года стала смерть узбекского лидера Ислама Каримова. Какова была реакция на это событие в Кыргызстане?

- Мы почувствовали улучшение отношений с Узбекистаном. И вовсе не потому, что ушедший Каримов препятствовал этому. И от Каримова исходили некоторые сигналы, однако настороженность и недоверие в отношении друг к другу между Узбекистаном и Кыргызстаном зашли слишком далеко.

Избранный недавно президент РУз Шавкат Мирзиёев, еще будучи исполняющим обязанности, проявил себя очень активно. Он содействовал процессам потепления отношений с Кыргызстаном: в течение небольшого срока состоялось два взаимных визита кыргызской и узбекской делегаций. Мирзиёев очень быстро согласовал большое количество спорных участков границы – порядка шестидесяти, что казалось в течение двадцати с лишним лет неподъемным вопросом. Помимо этого, он сделал еще немало не только символических, но и реальных жестов по улучшению отношений между нашими странами.

Другое дело, что остается ряд серьезных неразрешенных вопросов, создающих напряжение между Узбекистаном и Кыргызстаном. Например, не согласована водно-энергетическая проблематика, нет генерального соглашения по использованию трансграничных рек. В качестве многостороннего международного договора оно существует, но подтвержденного в двухстороннем порядке соглашения нет.

- Нынешний год был достаточно тревожным для Кыргызстана с точки зрения активизации экстремизма и терроризма: прогремел взрыв в посольстве КНР в Бишкеке, американское и британское посольства предупредили своих граждан о возможных терактах на территории республики. Эта тенденция в Кыргызстане будет усиливаться? С чем она связана?

- Связана она, прежде всего, с тем, что тот проект, который нам долгое время предлагался в виде демократического транзита, ведет страну к глубокому кризису, потому что мы не приобрели ни стабильности в обществе, ни национальной самости, ни экономического развития.

В этой ситуации Кыргызстану нужно искать другие варианты, другие проекты.

Но мы настолько долго шли путем демократического транзита, что в результате произошла архаизация общественной жизни, изменение общественных структур. Сегодня жизнь в кыргызской глубинке – это жизнь в типичных исламских джамаатах, где действуют нормы шариатского права и люди руководствуются средневековыми представлениями. Идут процессы радикализации молодежи. В 2017 году этот тренд продолжится и усилится.

Помимо этого, ведущим трендом 2017 года может стать неприятие результатов референдума со стороны части правящего класса. Эти процессы могут стать катализатором досрочного роспуска парламента, что чревато очередной политической встряской и тем, что президентские выборы пройдут на очень сложном фоне.

Что касается предупреждения американского посольства о готовящихся терактах в Кыргызстане, то оно было расценено кыргызским обществом и властью как прямая провокация. Неужели нельзя просто предупредить компетентные органы, поставить в известность Министерство иностранных дел?

Относительно взрыва в посольстве Китая могу сказать, что это, вероятно, часть какого-то проекта – того же самого, что и у вас в Казахстане, где народ вышел на улицы, протестуя против передачи земли в аренду, прежде всего, китайским инвесторам. Для меня очевидно, что в американской политике наметился курс на то, чтобы наращивать противостояние с Китаем, препятствовать реализации его инфраструктурных проектов, в том числе в Центральной Азии.

- Тем не менее, обиды не помешали президенту Кыргызстана Алмазбку Атамбаеву встретиться лично с заместителем Госсекретаря США по политическим вопросам Томасом Шэнноном во время его центральноазиатского турне.

- Полагаю, что Атамбаев просто решил, что ему нечего скрывать. Я бы расценил заявления Шэннона, сделанное в Бишкеке, как «черную метку» для руководства Кыргызстана, поскольку он буквально сказал: мы с вами братские демократии. А что является критерием настоящей демократии для нашего региона в глазах американской дипломатии? Самое главное - не возбуждать в отношении оппозиционных деятелей уголовных дел, даже если для этого достаточно оснований. Фактически заявление Шэннона стало предупреждением не трогать оппозицию.

Заметьте, наш президент не внял этому предупреждению. Уголовные дела продолжают расследоваться.

Если говорить о США, то нельзя не упомянуть избрание Дональда Трампа. Действительно, это стало экстраординарным событием. Впервые не сработали механизмы избирательной машины, которая давно настроена на нужды американской элиты. Пример Трампа, который смог избраться, несмотря на противостояние истеблишмента, либеральных средств массовой информации, масштабное давление, продемонстрировал, что демократия – подлинная демократия, а не та, которую нам навязывают США – действительно, существует.

Для Кыргызстана избрание Трампа вообще-то мало что меняет. Но если бы президентом стала Хилари Клинтон, то, полагаю, продолжилась бы прежняя политика поддержки всевозможных организаций гражданского сектора, вливания в них денег, что создавало бы нестабильность в кыргызстанском обществе.

 

 

08.12.2016 13:09

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

6%

от необходимой суммы было выделено на лекарства для заключенных в Кыргызстане в 2012 году

Какую оценку вы бы поставили Бараку Обаме, покидающему пост президента США?

«

Январь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31