90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Эксперт: Кыргызстан стал первопроходцем в Центральной Азии, перейдя формально к парламентской системе

04.04.2017 16:13

Политика

Эксперт: Кыргызстан стал первопроходцем в Центральной Азии, перейдя формально к парламентской системе

«Успешное проведение президентских выборов, а также формирование устойчивого большинства может создать более предсказуемую политическую среду для инвесторов», — научный сотрудник Института востоковедения РАН и руководитель ECED (Expert Center Eurasian Development) Станислав Притчин, специально для CABAR.asia, делится своим видением последних событий в Кыргызстане и Центральной Азии.

CABAR.asia: с тех пор как была принята Конституция КР в 2010 г. и обозначен переход на парламентскую форму правления, прошло достаточно времени, чтобы давать некоторые оценки. Иногда со стороны виднее, Станислав, как бы вы оценили политическую систему в Кыргызстане, эффективно ли реализуется эта форма правления, либо в условиях Центральной Азии (политической культуры, менталитета и обычаев) проще сделать ставку на жесткую президентскую форму правления?

Станислав Притчин: Объективно говоря, для перехода к парламентской политической системе важно и нужно не просто поменять конституцию. Основная цель переноса решения из кабинета президента в парламент заключается в создании более сбалансированной, компромиссной модели принятия решений, когда любая из них требует согласования нескольких политических сил. На примере даже опытных парламентских систем в Европе мы видим, что они динамичны, неустойчивы, требующие регулярной перезагрузки в виде перевыборов. Киргизия стала первопроходцем в Центральной Азии, перейдя формально к парламентской системе. Но первые несколько месяцев работы политической системы с парламентом в центре показали, что без единого центра принятия решений на нынешнем этапе развития политической культуры эффективность такой системы нулевая. То есть практически невозможно создать более-менее устойчивую коалицию и сформировать правительство. Система фактически буксовала и скатывалась в постоянные конфликты, пока не была сформирована стержневая вертикаль: президент Алмазбек Атамбаев – большинство в Жогорку Кенеше с лидерством СДПК и коалиционное правительство, которое работает в тесной связке как с президентом, так и парламентом.

Из первого вопроса вытекает проблема партийного строительства в Кыргызстане. Есть ли перспективы у политических партий страны превратиться в реальный механизм рекрутирования политической элиты и генерирования новых программ развития страны?

Теоретически да, партии должны быть социальным лифтом для ярких и успешных молодых людей. Но недавно было проведено небольшое исследование как депутаты парламента меняли свои партии в последние несколько лет. Результаты показывают, что в кыргызской политике нет ничего устойчивого и стабильного. Депутат может избраться от какой угодно партии, потом в зависимости от ситуации в парламенте перейти в другую. В такой ситуации о его обязательствах перед избирателями, данными в ходе кампании говорить невозможно, а это одна из основ выстраивания партийной системы и взаимодействия политических кругов с обществом.

В этом году в Кыргызстане ожидаются выборы президента страны, кого бы Вы могли перечислить в качестве наиболее сильных претендентов на эту важную должность?

Не буду в чем-то оригинальным, если перечислю уже известных и объявивших о своих планах политиков. По моему мнению, наиболее предпочтительные шансы сегодня у лидера партии «Республика» Омурбека Бабанова, опыт премьер-министра также дает Темиру Сариеву определенные шансы, но слабость его партии снижает его шансы на успех. Основная интрига сегодня заключается в том, кто будет кандидатом от пропрезидентской партии СДПК, многое также будет зависеть от стратегии на кампанию, которую выберут президент и его команда.

Специалисты экспертного центра «Евразийское развитие» (Expert Center Eurasian Development, ECED) провели интересное исследование по теме инвестиционной привлекательности стран Центральной Азии, в котором Вы достаточно четко подметили проблему политической стабильности стран региона. В этом аспекте вопрос: можно ли сказать, что процесс формирования моделей транзита власти в регионе завершен? В условиях, когда на очереди остался Казахстан будет ли там применен опыт других ЦА стран, к примеру Узбекистана, либо там скорее всего будет свой собственный «особый путь» передачи власти?

Вы правильно отметили, что в Казахстане пока опыта транзита власти не было с момента получения независимости. Узбекский опыт был бы оптимальным для Казахстана, когда ключевые игроки собрались и выбрали компромиссную, устраивающую основных игроков фигуру. Такой сценарий важен для сохранения стабильности в условиях слабости политических институтов и высокой персонификации политики. Но в Казахстане политическая модель несколько отличная от узбекской. Общество и политическая система более открытые, основные группы влияния имеют как экономические активы, так и медиаресурсы, поэтому повторить данную модель будет сложно. С другой стороны, проведенная конституционная реформа также в реальности не поменяла систему принятия решений и распределение полномочий между ветвями власти. Поэтому видимых контуров модели транзита сейчас пока нет, кроме конституционной нормы о том, что спикер Сената займет пост временного главы на время выборов.

Из наиболее перспективных стран для инвестиций Вами и авторами были выделены Казахстан и Узбекистан, в этом аспекте и на фоне активизации казахстанско-узбекских отношений как бы Вы оценили перспективы «оси Ташкент-Астана»: больше потенциал для сотрудничества и взаимодополнения либо в категориях Realpolitik будет жесткая конкуренция за рынки?

У Ташкента и Астаны действительно много точек для взаимопонимания и сотрудничества в регионе, но о полноценной политической оси говорить рано. Вероятнее всего, будет активизировано экономическое взаимодействие и сотрудничество по близким обеим сторонам вопросам, таким как безопасность, водный вопрос. Экономические модели немного разные и это позволяет избегать излишней конкуренции за рынки.

Кыргызстан по инвестиционной привлекательности занял пятую строчку (1.Казахстан, 2.Азербайджан, 3.Узбекистан, 4.Грузия) в вашем исследовании. Станислав, какие бы Вы дали рекомендации Бишкеку, чтобы повысить уровень инвестиционной привлекательности?

У Киргизии есть все шансы улучшить свои позиции в рейтинге в силу наличия серьезного потенциала ряда отраслей туризма, швейного и сельскохозяйственного кластеров. Основной проблемой Кыргызстана является проблема с защитой интересов собственности инвесторов бизнесменов. Одна история с Кумтором перечеркивает все попытки властей создать благоприятный инвестиционный климат, а она, увы, не единственная. Успешное проведение президентских выборов, а также формирование устойчивого большинства может создать более предсказуемую политическую среду для инвесторов. Ну и совершенствование законодательства и администрирования – шаг, который с учетом размеров и гибкости республики для Кыргызстана под силу.

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

04.04.2017 16:13

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Досье:

Абдимуктар Маматович Маматов

Маматов Абдимуктар Маматович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
300 000

машин зарегистрировано в Бишкеке на начало 2013 года

«

Ноябрь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30