90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Из Кыргызстана на Памир: жизнь и быт афганских кыргызов

18.04.2017 09:43

Общество

Из Кыргызстана на Памир: жизнь и быт афганских кыргызов

В высокогорьях Памира живет в изоляции небольшой, но самобытный тюркский этнос - памирские кыргызы. Их около двух тысяч человек. Основной причиной обособленности памирских кыргызов, помимо труднодоступности и высокогорья района, является и жесткий административный режим на госгранице Афганистана с Таджикистаном, Китаем и Пакистаном. Участница экспедиции на Памир Динара Каныбек Кызы рассказала «Открытой Азии онлайн» историю о том, как она побывала на «крыше мира» и посмотрела на жизнь и быт этнических кыргызов, живущих высоко в горах Афганистана.

Любовь к Памиру у Динары началась еще на первом курсе магистратуры. В то время перед ней стоял вопрос выбора темы будущей магистерской работы. Динаре всегда нравились изолированные сообщества. Ее интересовало, как они устроены, влияют ли события «большого» мира на такие отдаленные группы, и если влияют, то как?

К тому же, в тот момент в СМИ было много разговоров про афганских кыргызов. Динаре действительно хотелось понять, хотят ли они оставаться абсолютно изолированными или же не прочь слиться с «большим миром». Чтобы найти ответы на накопившиеся вопросы, Динара начала искать возможности отправится в гости на Памир и увидеть своими глазами быт афганских кыргызов.

- Мое безумие в преследовании мечты может дойти до того, что, например, у меня есть татуировка с памирским пиком. Даже хотела отправится туда одна. Ходила на прием к послу Афганистана, где он ошарашил меня тем, что 25-летней мне нужно разрешение от родителей. Я понимала, что мне этого разрешения не получить от родителей - папа был против. Думаю, я бы вряд ли остановилась бы перед столь несущественной преградой… - рассказала Динара.

Динаре посчастливилось стать участницей большой экспедиции от Кыргызстана на Большой и Малый Памир Афганистана. Правительство страны направило гуманитарный груз и группу врачей для этнических кыргызов.

- Попала я туда, на самом деле, по счастливому случаю. Увидела объявление о гуманитарной экспедиции к афганским кыргызам на странице миграционной службы в социальной сети. Сразу же позвонила узнать, могу ли я присоединиться к экспедиции. Через несколько встреч меня взяли. С момента включения меня в список до самой поездки прошло два года. Честно говоря, я думала, что мое путешествие на Памир никогда не произойдет, - вспоминает Динара.

В октябре прошлого года экспедиция состоялась. К сожалению, желанного месяца Динара там не провела, но первое знакомство с кыргызами Памира состоялось.

- До самого последнего момента не верилось, что мечта, лелеемая два года, вдруг исполнилась. Поверила я в это, только когда увидела заветную афганскую визу в своем паспорте уже в Оше.

Кыргызы на «крыше мира»

Дальше лежал путь по одной из самых красивых дорог мира - Памирскому тракту. За окном внедорожника виднелась чарующая синева озера Караколь. Следующей остановкой был Мургаб, административный центр Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, расположенный на высоте 3600 метров над уровнем моря и считающийся самым высокогорным городом на территории бывшего СССР. И вот, наконец, экспедиция достигла Памира.

- Какие потрясающие горы на Памире. Кажется, что, взобравшись на гору, можно дотронуться до неба. Небо там совсем другое. Оно похоже на перевернутый океан. Синее-синее. Безумно красиво.

Очень скоро экспедиция доехала до таджикско-афганской пограничной заставы, где их встретили афганские кыргызы.

Приветствуя, здесь спрашивают: «Тазасызбы?» - что может привести в замешательство кыргыза, привыкшего слышать: «Саламатсызбы?»

- Путь от заставы до кыргызских поселений оказался неблизким . Доехали до первой стоянки уже в темноте. Началась гостеприимная суета. Мне скорее хотелось познакомиться с людьми, которых я так много видела на разных фотографиях, видео, в репортажах. В соседней юрте, куда я сбежала от суеты, познакомилась с Умулгусун, которая курила сигареты, покачивая бешик, где мирно спал ее месячный ребенок.

На Памире большинство женщин курят, и это не считается зазорным. Курят они в основном сигареты, привезенные из соседнего Китая.

Изолированность от мира

- В Кыргызстане мы живем в открытом обществе. У нас нет явного классового разделения, то есть каким ты родился - не определяет, кем ты будешь. Вы всегда можете преодолеть обстоятельства и в меру своих усилий сможете добиться чего-то. На Памире это не так. Ввиду изолированности сообщества маловероятны какие-то мятежные настроения. Здесь, кажется, многое воспринимается, как данность.

Я не видела в юртах ни одного телевизора, но на крыше одного зимнего дома стояла спутниковая тарелка.

Для ночного освещения используют солнечные батареи. Думаю, их покупают у торговцев или в близлежащих селах, городах Афганистана. Кроме того, солнечные батареи сюда привозила одна международная организация, которая давно работает с ваханскими кыргызами.

В Афганистане кыргызы живут сами по себе. У небогатых людей даже нет документов. И это одна из самых больших проблем.

Особенности национального быта и традиций

Климатические условия здесь очень суровые. На высоте более четырех тысяч метров над уровнем моря начинается зона горной тундры. Растет там только жесткая трава, которой кормятся яки да бараны. Деревьев вы точно там не увидите.

Именно климат, высокогорье и изолированность от других общин наложили отпечаток на способ хозяйствования и быт. В хозяйстве афганских кыргызов водятся только яки, верблюды и овцы. Остальные животные не приспособлены к такой высоте.

За время своего пребывания я ни разу не видела, как и где организованы уборные. Да и привычных утренних процедур не увидела…

Проблем с питьевой водой там нет. Близ поселений всегда есть река, откуда и берут питьевую воду.

Основной источник тепла в юрте – буржуйка, которая устанавливается посередине, а дымоход выводится в тундук. На ней и готовят.

Расчет за продукты идет зачастую бартером. Провизию меняют на скот. У богатых афганских кыргызов есть мотоциклы. К примеру, один мотоцикл стоит около 12 барашков, если я верно помню...

Там нет понятия «любовь». Женятся они по принципу «у меня есть барашки, у тебя дочь». Поэтому многие юноши не могут себе позволить жениться. Наименьший калым (выкуп за невесту) - сто баранов. Бедные семьи совершают обмен: дочку отдают без калыма сыну другой бедной семьи и берут их дочь для своего сына тоже без калыма.

Мужчины там не носят обручальных колец. Вместо это они надевают шапку с красивой кистью. Определить замужнюю девушку легко - женщина, когда не замужем, носит красный платок. После замужества меняет его на белый и носит постоянно.

На Памире многоженство привычно. У богатых афганских кыргызов есть по несколько жен.

Здравоохранение

На Памире нет ни врачей, ни учителей и даже знахарей. С нами были акушер-гинеколог, детский реаниматолог, кардиолог и терапевт.

Иногда я помогала врачу. Очень многие жаловались на проблемы с сердцем. Это были как старые, так и молодые кыргызы. И для нас это было странно. Врач стал спрашивать: «Покажи, где у тебя болит», - и стало понятно, что некоторые просто путают сердце с желудком. Они практически все показывали на пищевой тракт. Из-за скудного питания у них часто страдает желудок.

Был еще один случай: к нам на прием пришел человек и сказал, что не может привезти с собой брата, попросил лекарство для него, но чем конкретно болен его брат, он не смог сказать. Описал врачам симптомы, и стало ясно, что у его брата обморожение. Для меня этот случай был удивительным. Зимой климатические условия на Памире очень суровые. Температура воздуха опускается ниже 50 градусов. При этом памирские кыргызы до сих пор не знают, как определить обморожение.

Там очень много обреченности. У 13-летней девочки была уже давно сломана рука и неправильно срослась - криво. Мне дико хотелось помочь ей, но я с горьким сожалением понимала, что в таких условиях это невозможно. И такие случаи там нередки. Родители часто просят лекарства от переломов и смотрят на тебя с такой надеждою. Они не понимают, что таких лекарств не существует.

Младенческая смертность

Высокой смертности среди женщин и младенцев «способствует» отсутствие не только врачей, но и знаний о том, как принимать роды. Роды, как правило, принимает тот, кто оказался в этот момент рядом.

Было очень много женщин, которые рассказывали, что у них погибло по 5-8 детей, и говорили они об этом довольно спокойно. Для них это обычное дело. Приходили на медосмотр женщины, которые рожали по 13 раз. Только трое из детей остались живы. При этом часто дети умирали уже после родов, через несколько дней.

Помочь пытается Фонд Ага-хана. На Большом Памире была построена большая больница. Но добраться до нее, к примеру, с Малого Памира можно лишь за три дня. Кыргызы с Большого Памира могут добраться за день, но они туда практически не обращаются. Дело вовсе не в оплате. Медицинская помощь Фонда бесплатная. Просто она пока непривычна афганским кыргызам. Но ситуация все равно улучшается: врачи постоянно делают обходы и ведут статистику. Да и сами афганские кыргызы начинают понемногу обращаться к врачам.

Еда

Очень много употребляют в пищу мяса и риса, совсем мало соли. Хлеб является там ценным продуктом, и его едят даже тогда, когда он становится жестким.

Из молочных продуктов они употребляют в пищу только молоко яков. Оно очень сильно отличается от молока коров. Молоко яков очень жирное, но его мало. К примеру, если подоить шесть коров, то получится 2-3 ведра молока. Если же подоить шесть яков, то у вас получится всего 2-3 литра молока.

Из него они делают сыр, айран и много курута.

На Большом Памире река Пяндж разделяет афганских кыргызов от большой автодороги (впрочем, не самой популярной), и в ней много рыбы. Однако рыба почти не используется в местной кухне.

Особенности национальной одежды

Одежду афганские кыргызы носят традиционную, которую наверняка все знают по многочисленным снимкам всемирно известных фотографов. Впрочем, только женщины носят хорошо узнаваемый национальный наряд, у мужчин здесь в почете кожаные куртки, золотые или позолоченные часы.

У меня есть гипотеза, что постоянное ношение традиционных нарядов является попыткой памирских кыргызов обозначить этнические границы. При помощи одежды они четко обозначают свою национальную принадлежность. Их одежда буквально отражает, что они кыргызы, а не афганцы и не таджики. Их традиционный наряд в плане цветовой гаммы немного похож на южный наряд в Кыргызстане.

Если говорить о цвете одежды, то она очень яркая и богато украшена. На этот счет тоже есть гипотеза: ландшафт тоже определяет, как люди в этой местности будут одеваться. И, может быть, как раз скудность цветов в окружающей их среде вдохновляет людей одевать именно яркие наряды и украшать их.

Женская одежда совсем не соответствует климатическим условиям Памира. Вся она пошита из атласной ткани и не предназначена для холодов. В такой одежде они ходят круглый год; зимой, правда, под нее надевается еще теплая одежда.

Шерсть баранов и яков выкидывается, не обрабатывается для одежды. Казалось бы, там часто холода, и у каждого должны быть шерстяные носки и валенки из войлока, но их нет.

По данным Государственной миграционной службы КР, сегодня на Большом и Малом Памире проживают примерно 2100 этнических кыргызов. Ряд политиков и экспертов который год говорят о том, что памирские кыргызы на грани исчезновения. Правительство страны после экспедиции озаботилось их переселением и уже в этом году планирует переселить в Кыргызстан 30 семей.

Побывав на Большом и Малом Памире Афганистана и поближе познакомившись с ситуацией, Динара говорит, что еще больше утвердилась в поспешности всех дискуссий вокруг однозначной программы переселения и спасения афганских кыргызов.

- Совершенно очевидно, что это должна быть долгосрочная продуманная программа переселения и ассимиляции. Увы, те, кто предлагает «скинуться всем миром» и срочно их всех сюда привезти и расселить где-нибудь в горах, кажется, воспринимают ситуацию как прием гостей… Но речь ведь не только о том, чтобы радушно их принять, мы должны думать и о том, чтобы правильно помочь им влиться в местное общество, понять, как устроен этот мир, и найти себя в нем. Ситуация с текущими кайрылманами, уже вернувшимися в Кыргызстан, увы, не внушает надежд…

К тому же я совершенно не сторонник идеи их переселения. В целом эта дискуссия кажется мне довольно высокомерной и не самой гуманной. Мы ведь о людях говорим, а не о спасении животных, которых нужно из одного привычного им ареала обитания перевезти в другое схожее (это к слову о предложении расселить их в горных районах страны).

И еще нужно учитывать, что Афганистан тоже вряд ли возьмет да и подарит нам свое двухтысячное население. У территории, где живут кыргызы, большой туристический потенциал, как бы странно это ни звучало. Туристы-экстремалы уже сейчас не редкость в тех краях.

К тому же, сейчас строится большая межправительственная пограничная застава, где будут представлены интересы пяти государств. И, может, это тоже повлияет на Вахан.

Куда целесообразнее было бы организовать ежегодную, может, даже 2 раза в год исследовательскую и волонтерскую программы. Тогда на постоянной основе велся бы учет всей ситуации, а волонтеры, врачи и учителя могли бы помогать более устойчиво; может, результаты были бы ощутимее.

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

18.04.2017 09:43

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Досье:

Исхак Абсаматович Масалиев

Масалиев Исхак Абсаматович

Председатель Государственной налоговой службы КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
83-е

место занимает Туркменистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Гей-пропаганда. Следует ли ее запретить в Средней Азии?

«

Октябрь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31