90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Борьба с коррупцией в Казахстане: национальный доклад за 2016 год

19.05.2017 17:14

Политика

Борьба с коррупцией в Казахстане: национальный доклад за 2016 год

Взятки, «крышевание», откаты и как государство намерено с ними бороться.

Коррупция — не просто уголовное преступление, но и показатель как развития экономики, так и функционирования политической системы страны. Поэтому в любом хорошем страновом или маркетинговом обзоре затрагивается и этот вопрос. Традиционно упоминают его и в закрытых аналитических докладах для крупных бизнесменов, с указанием примерных коррупционных схем: для предпринимателей это особенно важная информация.

Свой Национальный доклад о противодействии коррупции выпускает и Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции.

Начинается он традиционно с введения в историю вопроса и обзора текущей ситуации. Тем, кто уже имеет представление по данным темам, будет полезно прочесть дополнительно следующие документы:

  • Закон Республики Казахстан от 18 ноября 2015 года № 410-V «О противодействии коррупции»;
  • Антикоррупционную стратегию Республики Казахстан на 2015−2025 годы, принятую Указом президента от 26 декабря 2014 года;
  • Закон Республики Казахстан от 23 ноября 2015 года № 416-V «О государственной службе Республики Казахстан».

Но есть в Национальном докладе и познавательные вещи: например, сколько и кто совершает коррупционные правонарушения (далее выдержка из доклада):

«На сегодняшний день, по данным Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры, в 2016 году количество лиц, осужденных за коррупционные преступления, составило 910 человек, из них служащие центральных государственных органов — 520, местных исполнительных органов — 238, иные — 152.

В 2016 году в центральных государственных органах за совершение коррупционных преступлений осуждено 520 лиц, большинство из которых сотрудники министерств внутренних дел — 309 и финансов — 58.

В разрезе структурных подразделений МВД наибольшее количество осужденных приходится на сотрудников административной полиции и уголовно-исполнительной системы. В региональном аспекте лидируют сотрудники органов внутренних дел города Астаны, Карагандинской и Джамбульской областей. При этом наименьший уровень распространения коррупции отмечен в органах внутренних дел Кзыл-Ординской, Мангистауской и Павлодарской областей.

Данные правовой статистики свидетельствуют, что в акиматах (общее название для городских и областных администраций — ИА REGNUM ) г. Астаны, Атырауской и Акмолинской областей в 2016 году не допущено фактов привлечения к уголовной ответственности за коррупцию, по одному служащему осуждено в акиматах г. Алма-Аты, Западно-Казахстанской, Актюбинской, Мангистауской, Павлодарской областей.

Вместе с тем коррупция имела место в акиматах Кустанайской (8), Восточно-Казахстанской (7), Джамбульской (7) и Карагандинской областей (7).

В целом, как показывает практика, в большинстве случаев коррупционные преступления здесь связаны со взяточничеством, злоупотреблением при распределении земельных участков, выделением субсидий, хищением бюджетных средств при проведении госзакупок».

910 человек — много это или мало? В реальности не так много — государственных служащих в Казахстане около 100 тысяч, а различного рода силовиков — около 200 тысяч.

Основной превентивный механизм предотвращения коррупции — это анализ рисков, внутренний и внешний. Внутренний аудит делают сами государственные органы, а внешний проводит Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции. К внешнему привлекают еще бизнес-ассоциации и НПО.

Очень забавно и показательно, что пять министерств и 16 региональных акиматов, которые провели внутренний аудит в 2016 году, не обнаружили в своих учреждениях ни одного коррупционного риска. А вот в результате внешнего аудита само агентство нашло довольно много коррупционных рисков и по их итогам дало 2295 рекомендаций, из которых выполнено 1520.

Отдельно в Национальном докладе приведены коррупционные риски в сфере образования, здравоохранения, сельском хозяйстве, строительстве дорог, земельных отношениях, физкультуре и спорте, а также в квазигосударственном секторе.

К примеру, по коррупции в квазигосударственном секторе отмечается следующее:

  • анализ уголовной статистики свидетельствует, что из всех зарегистрированных коррупционных преступлений в этой сфере 55% совершается в рамках закупок. Между тем их объем в квазигоссекторе по оценкам экспертов в 6 — 8 раз превышает государственные закупки;
  • первопричиной сложившейся ситуации стало отсутствие единых подходов при осуществлении закупок, информационно-аналитической платформы, недостаточный уровень прозрачности, преобладание административных способов регулирования;
  • предприниматели открыто говорят о неофициальных платежах как обязательном условии получения контрактов и подрядов в нацкомпаниях (40% опрошенных предпринимателей — Институт экономических исследований МНЭ);
  • еще одной проблемой противодействия коррупции в квазигосударственном секторе является несовершенство законодательства. Согласно Уголовному кодексу (статья 3) и Закону «О противодействии коррупции» (статья 1), к субъектам коррупционных правонарушений относятся исключительно лица, исполняющие управленческие функции в национальных холдингах и компаниях (первые руководители). Отдельные категории работников квазигоссектора (руководители структурных подразделений, бухгалтера, юристы и иные лица, связанные с закупками, реализацией госпрограмм и материально-финансовыми ресурсами) не подпадают в перечень субъектов коррупционных правонарушений;
  • законодательные пробелы на практике лишают возможности органы уголовного преследования привлекать их к ответственности по коррупционным деяниям, что противоречит принципам неотвратимости наказания.

И такие интересные вещи с рекомендациями есть по каждой обозреваемой сфере.

Но помимо превентивных механизмов, есть и прямое противодействие коррупции:

«По результатам 2016 года в целом по республике зарегистрировано 2807 коррупционных преступлений, из них более трети приходится на факты взяточничества (1031 или 37%), 22% составляют хищения (605), 20% — злоупотребления должностными полномочиями (558), 17% — служебный подлог (481). Основная часть зарегистрированных фактов коррупции (2229, или 79,4%) пресечена силами Национального бюро по противодействию коррупции (Антикоррупционной службой).

По оконченным уголовным делам по коррупционным преступлениям в 2016 году установлен ущерб на сумму 22,1 млрд тенге (4,3 млрд рублей), из которых возмещено 5,4 млрд тенге (1,05 млрд рублей), или 24,4%. В обеспечение причиненного ущерба наложен арест на имущество на сумму 5,9 млрд тенге (1,15 млрд рублей)».

На мой взгляд, еще более эффективным средством против коррупции является автоматизация государственных услуг и исключение человеческого фактора из процесса принятия решений. Это сразу снижает саму возможность возникновения коррупции. И по мере развития электронного правительства в Казахстане ситуация улучшается.

С оригиналом Национального доклада о противодействии коррупции можно ознакомиться на официальном сайте Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://regnum.ru/news/economy/2277018.html

19.05.2017 17:14

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Досье:

Алиясбек Толбашиевич Алымкулов

Алымкулов Алиясбек Толбашиевич

экс-министр молодежи, труда и занятости

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

460$

ежемесячная зарплата главы таможни Кыргызтана в 2016 году

За какого кандидата в президенты Туркменистана Вы бы проголосовали?

«

Июль 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31