90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Иностранная помощь Кыргызстану: забавы китайского дракона

14.09.2017 11:23

Экономика

Иностранная помощь Кыргызстану: забавы китайского дракона

Сейчас, как и обещали, мы расскажем о самом главном "спонсоре" и кредиторе Кыргызстана - Китае. Напомним, что только Экспортно-импортному банку ("Эксимбанку") КНР наша республика должна свыше полутора миллиардов долларов - около 40 процентов всего внешнего долга.

Как расходуются эти деньги? Как китайская сторона контролирует их расход? На каких условиях Кыргызстан выплачивает проценты по кредитам? Легко ли нечистым на руку кыргызским чиновникам эти деньги украсть? Зачем вообще огромный Китай вкладывается в маленький Кыргызстан? И стоит ли этой страны нам бояться?

Ответы на эти вопросы надо знать хотя бы потому, что Китай, в отличие от России и США, имеет с Кыргызcтаном ещё и общие границы.

Независимость в долг

В мае прошлого года спикер Жогорку Кенеша Чыныбай Турсунбеков встречался с послом КНР в Кыргызстане Ци Даюем. И в ходе встречи заявил ему, что наша республика нуждается в китайских инвестициях.

"За последние годы, - отметил спикер Турсунбеков, - в стране проделана огромная работа для достижения реальной экономической независимости, реализован и реализуется ряд крупных проектов в сфере энергетики, горнорудной промышленности и транспортной инфраструктуры. С помощью китайских инвестиций нам удалось успешно завершить возведение линии электропередачи "Датка-Кемин" и подстанции "Кемин". Продолжается строительство альтернативной дороги "Север-Юг" и модернизация столичной ТЭЦ. Хочу сказать, что Кыргызстан ждёт и заинтересован в новых китайcких капиталовложениях".

Что можно вынести из этой цитаты? Только то, что у главы парламента Кыргызстана… серьёзный пробел в знаниях - он путает инвестиции и кредиты. Для кандидата филологических наук и выпускника Дипломатической академии МИД КР (коим является Чыныбай Турсунбеков) это, может быть, и простительно. Но для успешного бизнесмена (в коем качестве известен Чыныбай Акунович в обществе) - однозначно нет.

Что такое инвестиции? Это деньги, которые кто-то вкладывает куда-то с целью получения прибыли. И вкладывая эти деньги, инвестор действует на свой страх и риск. Если он потеряет деньги, то виноват в этом будет только он сам. Никто этих денег ему не вернёт.

Кредит же - это долг, который тот, кто его взял, обязан вернуть строго в оговорённые кредитным соглашением сроки. К примеру, взять ту же подстанцию "Кемин", построенную в 2011-2013 годах. На её строительство "Эксимбанк" Китая выделил Кыргызстану 208 миллионов долларов США на 20 лет под 2 процента годовых и со льготным периодом в 7 лет.

Та же ситуация - и с ЛЭП "Датка-Кемин". Китай и Кыргызстан подписали соглашение о её возведении в 2012 году. Деньги - 389 миллионов долларов - дал всё тот же "Эксимбанк": на 20 лет под 2 процента годовых. Только льготный период чуть больше - 9 лет.

С автодорогой "Север-Юг" - аналогичная история. Первую фазу строительства этой трассы профинансировал - угадали! - всё тот же "Эксимбанк". Сумма кредита - 400 миллионов долларов. Условия - 2 процента годовых, срок погашения - 20 лет, а льготный период - 11 лет.

На вторую фазу строительства дороги Кыргызстан взял кредит в 300 миллионов долларов, причём вышло что-то вроде сооплаты. "Эксимбанк" выделит 185 миллионов долларов на 20 лет под 2 процента годовых. Остальные 112 миллионов долларов даст китайское правительство - на 25 лет под полтора процента годовых. Обе части кредита имеют льготный период в 11 лет.

Скорее всего, те же источники профинансируют и третью фазу строительства дороги. Коль скоро подрядчик проекта уже известен - китайская компания China Road and Bridge Corporation.

Ровно то же самое - с модернизацией Бишкекской ТЭЦ, которую ведут китайцы: "Эксимбанк" выделил 386 миллионов долларов на 20 лет под 2 процента годовых со льготным периодом в 11 лет.

Что показывает анализ ситуации с китайскими кредитами в целом? Прежде всего то, что кредиты эти - "связанные". То есть такие, которые даются на строго определённые цели. И тратят их сами китайцы - местным чиновникам в эти деньги руку не запустить. Вдобавок, все эти объекты строили и строят исключительно китайские рабочие - местных китайцы не берут. Ну и до сих пор толком неизвестно, чем Кыргызстан будет расплачиваться по этим кредитам.

Последний фактор вызывает опасения не только среди отечественных экспертов. Российский политолог Руслан Хадимуллин пишет:

"Во-первых, большинство крупных инфраструктурных проектов в Кыргызской Республике, в том числе и по строительству жизненно важных объектов, отдано китайской стороне, и со временем выделенные деньги в кредит нужно будет возвращать. Во-вторых, по официальным данным, гражданами Китая в Кыргызстане открыто более 400 предприятий, а по неофициальным - около тысячи. При этом, по мнению некоторых экспертов, доля произведённой продукции и оказываемых ими услуг превышает одну треть ВВП республики, что таит в себе риск потери государством контроля над экономикой. В-третьих, в основном строительство, модернизация и выполнение других видов работ осуществляются компаниями КНР и рабочими из Поднебесной. То есть граждане Кыргызстана не обеспечиваются рабочими местами, следовательно, не решается проблема занятости населения. В-четвертых, сино-центристская (“Китай - превыше всего”) внешнеполитическая стратегия Китая, выражающаяся в миграции китайцев, распространении китайской культуры и языка, угрожает национальной безопасности республики.

Исходя из вышесказанного, можно отметить, что инвестиции КНР прежде всего направлены на ЗАВОЁВЫВАНИЕ ЕЮ ДОМИНИРУЮЩИХ ПОЗИЦИЙ в Кыргызской Республике посредством ориентирования на экономические проекты Поднебесной".

Поэтому совершенно непонятно - в чём спикер ЖК увидел здесь экономическую независимость Кыргызстана?

Кредитов (а не инвестиций) мы набрали у Китая много, но чем и как будем их возвращать, нам никто не сообщает.

Между Западом и Востоком

Когда заходит речь об интересе Китая к Центральной Азии в целом и к Кыргызстану в частности, возникает естественный вопрос: зачем Пекин вкладывает такие деньги в нашу инфраструктуру?

Версий много. Здесь хочется отметить одну. Так совпало, что сейчас ценнейшие из оставшихся на Земле ресурсов находятся в опасных зонах. Как раз там, где джунгли с крокодилами и партизанами, опийный мак и кока, локальные "войнушки" или нестабильные государства, у которых полно полезных ископаемых, но минимум возможностей доставить их на мировой рынок.

К последним можно отнести и Кыргызстан. По какому-то совпадению, во всех этих государствах хоть одну китайскую компанию, но встретишь. Почему? Потому, что в Китае знают: правильно рассчитанный подход поможет извлечь сумасшедшую прибыль, а со временем взять эти места под полный экономический контроль - без единого выстрела.

Имеют китайцы и ещё одну особенность, которая выгодно отличает их от американцев и россиян: они начинают работу в какой-либо стране не с заноса местным элитам чемодана наличных долларов, а с общения и договоров с простыми людьми на местах. Такой подход можно понять: долгосрочная стратегия Китая - получение доступа к ключевым видам сырья во всём мире. Элиты меняются, народы остаются. Эта стратагема у китайцев называется "Бросить кирпич, чтобы получить яшму".

Сами китайцы отрицают намерения контролировать всех и вся в мире. Они говорят о своей стране: "Китай хочет сидеть на переднем сиденье автомобиля марки "Мир", но не хочет сидеть за рулём этого автомобиля". Отчасти это можно объяснить осторожностью китайцев. Тем более они помнят, что за всю свою историю… не выиграли ни одной войны. Но поскольку главный тезис любимого стратегами всего мира китайского мыслителя Сунь Цзы - "Война - это путь обмана", то всему, что говорят китайцы, можно верить с большой долей условности.

Когда в 2013 году в Кыргызстане разгорелся скандал по поводу "Кумтора" с требованиями его национализации, в СМИ появились предположения, что отнятое у канадцев месторождение просто передадут Китаю.

Прецедент известен: есть в Венесуэле штат Боливар, а там - золотое месторождение "Лас-Кристинас" с запасами золота, по предварительным оценкам, 17 миллионов унций (500 тонн). С 1992-го по 2008 годы лицензия на разработку золота этого месторождения принадлежала канадской компании Crystallex International Corp.

В мае 2008 года Министерство охраны окружающей среды и природных ресурсов Венесуэлы аннулировало эту лицензию. Чтобы через 4 года передать "Лас-Кристинас" китайской компании China International Trust and Investment Corp. Канадцы оценили ущерб почти в 4 миллиарда долларов и потребовали их с правительства Венесуэлы через международный арбитраж. Буквально на следующий день после этой новости появилась другая: "Китай принял решение выделить Венесуэле кредит в 36 миллиардов долларов в счёт будущих поставок нефти". Едва ли это можно назвать простым совпадением.

Но если в случае с "Кумтором" всё так и осталось на уровне версий, то с другим канадским проектом - разработкой месторождения редкоземельных металлов "Кутессай-II" - о китайском интересе говорили напрямую.

В апреле 2013 года в канадской ТВ-программе ProEDGE WIRE участвовали два человека. Первый - президент канадской компании Stans Energie Corp. Роберт Маккей. Именно эта компания через свою дочернюю фирму "Кутисай Майнинг" разрабатывала в КР "Кутессай-II". Вторым участником программы был эксперт по горнодобыче Аластар Нейл. В ходе беседы канадцы прямо назвали организаторами информационной войны против их компании китайскую фирму Baotou Steel Rare Earth. Точнее, один из её филиалов - Baotou HongBo Technology. С 2006 по 2009 годы эта компания уже владела 60 процентами акций ОсОО Central Asia Metals, имевшей тогда лицензию на "Кутессай-II".

Маккей заявил буквально следующее: "Инициаторами происходящего являются отдельные члены парламентской фракции "Ар-Намыс". Теперь эта срежиссированная атака сосредоточена на законности принадлежащей нам лицензии на недропользование месторождением Кутессай-II, приобретённой на открытом государственном аукционе в декабре 2009 года.

В конце июня 2012 года парламентский комитет Жогорку Кенеша под председательством депутата от фракции "Ар-Намыс" Нуржан Бадыкеевой незаконно дал указания Государственному агентству по геологии и минеральным ресурсам аннулировать наши лицензии на месторождения "Кутессай-II" и "Калесай", а также выставить их на новый аукцион".

Всё дело кончилось тем, что Stans Energie Corp. подала на правительство Кыргызстана в суд и потребовала компенсацию в размере 118 миллионов долларов. По итогам разбирательств Арбитражный суд Москвы принял решение в пользу Кыргызстана. В марте прошлого года конкурс на разработку месторождений редкоземельных металлов "Кутессай-II", а также бериллиевого - "Калесай" выиграло ТОО "Камал-ойл" из Казахстана.

Причина такого интереса китайцев к редкоземельным металлам, в принципе, известна. По разным данным, Поднебесная владеет в мире от 95 до 97 процентов всех запасов "редкой земли". Сама же КНР имеет у себя в стране менее чем одну треть глобальных резервов подобных металлов. Однако в 2012 году японская газета "Иомиури" отметила, что уже к 2014 году Китай может стать одним из импортёров этих металлов, потому что "редкая земля" нужна ему для собственной промышленности. К тому же Китай не позволяет экспортировать редкоземельные элементы в чистом виде - только в виде готовой продукции, произведённой в самой КНР.

Можно вспомнить и то, что в том же 2012 году правительство КНР создало ассоциацию по производству редкоземельных металлов. В неё входят 155 компаний, 13 из которых являются крупными корпорациями. Мало того - первые лица Китая уже давно и открыто заявляют о своих планах поглотить всех мелких производителей в "редкоземельной" отрасли не только в своей стране, но и по всему миру. К слову, оскандалившаяся с кыргызским "Кутессаем-II" Baotou Steel Rare Earth тоже входит в эту корпорацию.

К тому же совсем нет гарантии, что, получив лицензию на какое-либо месторождение Кыргызстана, китайцы тут же начнут его разработку. Характерный пример - медное месторождение "Айнак" в Афганистане. "Металлургическая группа Китая" выкупила его ещё в 2007 году, но никаких работ там не ведётся до сих пор. А значит, речь идёт, как минимум, о покупке с целью консервации - на всякий случай. Чтобы потом, когда цветных и редкоземельных металлов не останется у других стран, начать их разрабатывать и полностью диктовать свои правила игры.

Теоретически китайцы, если вдруг Кыргызстан не сможет платить по кредитам "Эксимбанка", могут потребовать себе что-нибудь из наших месторождений.

Не пора ли всем бояться?

Нельзя сбрасывать со счетов и такую китайскую структуру, как "Производственно-строительный корпус Синьцзян-Уйгурского автономного района" - ПСК. Созданный ещё при Мао Цзедуне - в 1954 году, во время китайской "культурной революции" он был упразднён, однако в 1981 году воссоздан вновь. "Корпус" подчиняется двойному руководству - центральному правительству в Пекине и региональным властям СУАР. Этот гигант имеет собственные структуры образования, финансов и здравоохранения, а число его сотрудников достигает двух с половиной миллионов человек. Источники сообщают, что эти люди одинаково хорошо владеют и киркой, и… автоматом.

Что ещё об этом "корпусе" известно? Политолог Руслан Изимов пишет:

"Большая часть подразделений ПСК расположена в приграничных с Казахстаном и Киргизией районах СУАР. Но есть части и в южных регионах СУАР. Корпус контролирует 2109 километров границы Синьцзяна (из 5400 км), его 58 полков-госхозов располагаются вдоль границ. Корпус по-прежнему готов прийти на помощь регулярным войскам в случае волнений национальных меньшинств. Сегодня ситуация несколько изменилась, но задача защиты границы и пресечения негативного влияния извне осталась столь же актуальной".

По словам политолога, основной сутью функционирования ПСК всё же остаётся сохранение эффективных военизированных формирований (армии Китая), не вызывая при этом особых тревог и опасений со стороны местных жителей и сторонних наблюдателей. Казахстанские же источники сообщают, что 6 из 10 нарушителей границы Казахстана с Китаем - бойцы этого самого ПСК. Относительно Кыргызстана такой статистики нет, однако это не означает, что этот корпус не может создать нашей республике определённых проблем.

Каких именно проблем? Здесь мы подошли к самому интересному… Дело в том, что этот самый "Производственно-строительный корпус СУАР" успел поработать и на территории Кыргызстана. Здесь он строил дороги. Точнее - с 9-го по 272-й километр автотрассы Бишкек-Нарын-Торугарт. На деньги всё того же "Эксимбанка", разумеется.

Специалисты уже на первом этапе строительства то ли в шутку, то ли всерьёз говорили о том, что толщина покрытия трассы такова, что по ней могут проехать не только большегрузные фуры с товарами, но и более тяжёлая техника. Например, танки. Не следует забывать, что строительство объектов инфраструктуры иностранцами - любыми! - означает и их полный доступ к нашим топографическим картам, на которых указаны все коммуникации. Без этого никакая стройка не будет иметь смысла.

Можно только предполагать, какими будут последствия этой "открытости" Кыргызстана кредиторам. Худшим вариантом из которых может быть только оккупация…

С другой стороны, весь разнобой мнений о Китае, в которых зачастую паники больше, чем трезвого осмысления, говорит о том, что на постсоветском пространстве очень сильно развита синофобия (страх перед Китаем), но совершенно не развита синология (наука, изучающая Китай). Поэтому очень сложно разобраться, что о Китае правда, а что - вымысел.

В целом же мы почти полвека (с момента боевых столкновений советских и китайских войск на острове Даманском и озере Жаланашколь в 1969 году) живём в постоянном страхе, что Китай "вот-вот на нас нападёт". В последние 20 лет прибавилось ещё и опасение, что Поднебесная захватит нас экономически. Однако… бояться Китая не надо. При знании некоторых особенностей можно обратить в свою пользу любую ситуацию.

Те, кто давно работает с китайскими партнёрами по бизнесу, отмечают одну деталь: обман партнёра для китайского бизнесмена - естественное явление. Точно так же китайцы ведут себя и в политике. Поэтому разговаривать с китайцами лучше всего не о выгодах, а о том, что они могут потерять.

Также надо понимать и специфическое отношение китайцев ко всякого рода контрактам и соглашениям. Поскольку мы сейчас воспитаны в основном в западной политической и бизнес-культуре, контракт для нас - главный документ сделки. То есть когда он заключён, его условия потом - незыблемы. Подписи сторон под ним означают, что решение принято окончательно и бесповоротно.

Что же означает контракт для китайца? Всего лишь документ, который стороны принимают, чтобы избежать лишних споров. В китайском понимании этот контракт всегда можно изменить, дополнить или расторгнуть, если обстоятельства вдруг изменятся. И ещё: чтобы избежать неприятных последствий, необходимо наиболее чётко прописывать в контракте ответственность китайской стороны. Это будет долго - как правило, китайцы быстро подписывают только те контракты, где их ответственность выглядит неопределённей. Смысл же подписи для китайца - не в том, что контракт должен быть обязательно выполнен, а в том, чтобы было что представить куда-нибудь в международный арбитраж.

В общем, работать с китайцами лучше всего в китайской системе координат. В нашем понимании в мире существуют две силы - "мы" и "наши враги". По китайским же понятиям, этих сил - три: "мы", "наши враги" и "наши союзники". Поэтому с пресловутыми соглашениями о кредитах нашим чиновникам надо было не убеждать китайских кредиторов в выгоде, о которой они и сами знают, а продемонстрировать им их потери в долгосрочной перспективе. Тогда, может статься, деньги Китай дал бы нам не в виде кредитов, а в виде инвестиций.

Наши чиновники, конечно, на переговорах с китайцами могут сколько угодно жаловаться на непростую ситуацию в Кыргызстане и взывать к союзническим отношениям по ШОС, к примеру. Но специалисты обращают внимание на то, что китайцы, во-первых, презрительно относятся ко всем иностранцам, а во-вторых - уважают силу - вне зависимости от того, откуда она исходит. Сила для них - понятие больше духовное, нежели материальное.

Испокон веков позиция Китая в отношениях с остальными государствами не меняется: он проводит только свою линию, соблюдает исключительно собственную выгоду и не особо прислушивается к тому, что о нём думают и говорят в мире. Россию в Китае, к слову, называют "главным из младших партнёров". Как они называют Кыргызстан - гадать не берёмся.

Поэтому необходимо помнить, что Китая бояться не надо - с ним надо работать системно. Так же, как китайцы работают с нами. В этом случае мы если и не выиграем у Китая, то сможем действовать в отношениях с ним, делая больший упор на собственные интересы.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

14.09.2017 11:23

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Досье:

Мурат Аманович Исмаилов

Исмаилов Мурат Аманович

Первый вице-мэр города Бишкека

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

76,5%

населения Кыргызстана владеют кыргызским языком

Ислам Каримов принес Узбекистану больше...

«

Сентябрь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30