90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Вивьен Фортат: Отношения России и Китая в Центральной Азии характеризуются понятием «соконкуренция»

25.09.2017 15:31

Политика

Вивьен Фортат: Отношения России и Китая в Центральной Азии характеризуются понятием «соконкуренция»

«Однако, ситуация может измениться в случае, если отношения между ЕС и Россией потеплеют. Тогда у России будет гораздо больше возможностей для поставок и экспорта, а значит придет осознание того, что ее рыночные торги значительно увеличатся в вопросах с Китаем», — французский журналист Вивьен Фортат раскрывает особую роль и место Китая в современной мировой политике, специально для CABAR.asia.

- ЕС до сих пор не сформировал концептуально свою политику в регионе Центральной Азии. В то время как другие игроки уже активно реализуют свои проекты. Не запаздывает ли Запад со своими инициативами в регионе?

- Под другими игроками я полагаю, Вы имеете в виду такие региональные центры силы как Китай и Россия. США также отказались от инициативы «Новый шелковый путь». Для ЕС я считаю, что проводить амбициозную политику в Центральной Азии еще сложнее.

Во-первых, внутренние характеристики Центральной Азии объясняют, почему на данный момент для ЕС регион не в приоритете: географически отдален, размер рынка ограничен (около 68 миллионов человек со средним уровнем дохода ниже, чем на других рынках, таких как Китай или Северная Африка), существуют очень ограниченные культурные связи (несмотря на интересные связи между Германией и Центральной Азией), и помимо всего этого существует очень сильное присутствие двух сверхдержав: России и Китая.

Конечно, в Центральной Азии есть также некоторые весьма привлекательные характеристики для ЕС: это значительный объем природных ресурсов, стратегическое положение между Китаем, Россией и Афганистаном/ Пакистаном, быстрое экономическое развитие; но, в контексте ограниченного бюджета, ЕС, как правило, больше ориентируется на страны, где у него больше шансов добиться значительного экономического успеха и политического влияния.

- В Пекине в мае т.г. был организован Форум Пояс и путь, который открыл новую страницу в позиционировании Китая в мире. Насколько мы понимаем, проведением такого масштабного Форума Китай создает глобальную площадку, где Пекин может формировать собственную повестку дня. По крайней мере, такие оценки у нас наиболее популярны. Какая оценка Форума на Западе, и как Вы думаете, с какой целью китайское руководство взялось проводить такое мероприятие? (Ведь это будет постоянная площадка и следующий Форум будет в Китае в 2019 году).

- Ну, я не могу говорить за весь «Запад», но мое скромное мнение заключается в том, что «Запад» все еще не уверен в том, что стоит за ОБОР. И я даже не уверен, что сами китайцы понимают в чем заключается его истинная сущность. Для некоторых людей, как вы уже упоминали, это глобальная платформа, созданная Китаем для реализации глобальной долгосрочной стратегии.

«Но, для других экспертов ОПОП — это просто маркетинговая концепция, в рамках которой есть какой-то стратегический проект (например, порт Пирей, купленный China Ocean Shipping Company —COSCO в Греции), в целом, это не более, чем дешевые деньги, чтобы помочь китайским компаниям инвестировать за рубеж, для того, чтобы поддерживать китайский рост либо создавать рабочие места за рубежом для безработных китайских рабочих».

Эта версия фактически близка к официальной китайской позиции, что было также недавно подтверждено в Париже.

- Агентство Moody’s впервые с 1989 года решило снизить кредитный рейтинг Китая. При этом корпоративный долг Китая – крупнейший в мире: 18 трлн. долл. (170% ВВП). Тем не менее, официальные лица Китая говорят о намерении инвестировать миллиарды долларов по линии ОПОП. Сможет ли Пекин обеспечить свою инициативу ОПОП бесперебойными инвестициями на фоне внутренних проблем в экономике?

- Китайский корпоративный долг, определенно, является серьезной проблемой в отношении инициативы ОБОР. Однако, нельзя недооценивать навыки китайского правительства и финансового сектора. Несмотря на то, что данные в отношении финансов и экономики Китая остаются неопределенными, я считаю, что лидеры в Китае действительно хорошо осведомлены и очень серьезно относятся к политике. Они знают, что экономическая ситуация должна оставаться стабильной, иначе ситуация будет очень сложной с политической точки зрения (как и в любой другой стране). Значительная часть социальной и экономической стабильности в Китае по-прежнему сильно связана с ситуацией в государственном предпринимательстве, но китайские власти начали несколько лет назад политику, направленную на то, чтобы больше не поддерживать не стратегические государственные предприятия, которые не являются прибыльными. Несмотря на некоторое сопротивление, все больше и больше этих государственных предприятий становятся частными, и правительство позволяет им «сталкиваться со своей судьбой» самостоятельно (адаптироваться или обанкротиться).

Кроме того, значительно улучшилось качество персонала в китайских финансовых институтах. Большинство из этих специалистов уже имеют большой опыт и солидный технический бекграунд.

И последнее, но не менее важное: все большее число китайских фирм хотят пойти на фондовую биржу. Эта эволюция заставляет их быть более осторожными в отношении международных стандартов корпоративного управления, включая корпоративный долг. Можно ожидать, что корпоративный долг вернется к более разумному уровню в ближайшие годы.

- В целом участие России в инициативе «Один пояс один путь» становится неоднозначным. Как бы Вы оценили взаимодействие между Россией и ОПОП в условиях антироссийских санкций?

- Россия находится в сложной ситуации. Сейчас двери Запада остаются закрытыми, и я думаю, что события в Крыму нанесли ущерб западно-российским отношениям надолго. Поэтому, России очень нужны другие экономические и политические партнеры. Единственный крупный из них с общим интересом в краткосрочной перспективе — Китай.

В то же время Россия действительно осознает, что Китай становится все более и более влиятельным, даже политически, в Центральной Азии. Москва также знает, что наиболее эффективный путь железной дороги Китай-Европа должен проходить через Россию.

«Таким образом, отношения России и Китая в Центральной Азии характеризуются понятием «соконкуренции»: сотрудничество между конкурентами».

Однако ситуация может измениться в случае, если отношения между ЕС и Россией потеплеют. Тогда у России будет гораздо больше возможностей для поставок и экспорта, и придет осознание того, что ее рыночные торги значительно увеличатся в вопросах с Китаем.

- За последние 2 года китайское руководство все чаще говорит о глобализации и о необходимости раздела ответственности за мировые дела. Известна речь Си Цзиньпина на Давосском форуме, когда он призвал поддержать процесс глобализации и заявил о том, что Китай готов поделить часть ответственности. Выступая на саммите G20 китайский лидер снова акцентировал внимание на этом вопросе. Как Вы думаете, готов ли Китай к глобальной ответственности? Воспринимают ли на Западе Китай как глобальную державу?

- Все зависит от того, что вы называете глобальной ответственностью. Да, Китай, безусловно, может быть лидером по вопросам климата, например, как это было показано на 21 и 22 Конференции по климату в Париже. Но, пока, я не вижу того, чтобы Китай мог предотвратить крупный военный кризис и особенно отправлять войска для прекращения конфликта. В этом смысле кризис КНДР с США близок к тому, чтобы послужить очень интересным испытанием для китайской дипломатии.

Однако, по этим точкам, Китай пока еще не готов, но Китай готовится. Для военного кризиса мы наблюдаем резкое увеличение вовлеченности Китая в операции ООН. Китайцы всегда следуют одному и тому же процессу, и я должен признать, что совершенно поразительно видеть, насколько он эффективен. Сначала они становятся «наблюдателями», чтобы видеть, как все работает, а затем шаг за шагом они участвуют, пока не увидели, как все ясно работает и достигло достаточного уровня мастерства, и только после они берут на себя большие обязанности.

«Что касается восприятия западных стран, я думаю, что они воспринимают Китай как глобальную державу, кроме как в военной области, пока».

Однако, насколько я знаю, Китай, будучи глобальной державой, озадачил много западных стран, потому что у Китая очень специфическая цивилизационная составляющая, и у немногих западных чиновников есть хорошее знание китайской культуры и языка.

- И наконец, нам было бы интересно узнать Ваше мнение про перспективы центральноазиатско-китайских отношений. Как Вы сегодня оцениваете центральноазиатское направление инициативы «Один пояс один путь». На какие сферы и конкретные проекты делается упор?

- Основной интерес Китая в развитии ОПОП в Центральной Азии — это роль ворот на Запад и в Россию, которую играет Центральная Азия, благодаря своему географическому положению. Основными приоритетами здесь являются инфраструктура (дороги, железные дороги, телекоммуникации и прочее).

Второе — Центральная Азия как новый рынок для китайских компаний, особенно тех, которые сталкиваются с избыточными мощностями в Китае. Пример с цементной промышленностью очень интересен, потому, что в Китае существует значительный избыточный потенциал, и это продукт трудно экспортировать. Поэтому перемещение фабрики в Центральную Азию для поддержки других инфраструктурных проектов ОПОП было бы полезно для Китая.

Третий фактор относится к загрязняющим отраслям. В течение нескольких лет Китай серьезно относится к проблемам окружающей среды, наносящим ущерб своей стране. Они действительно укрепляют экологическое право, и несмотря на то, что загрязнение является очень серьезной проблемой в Китае, китайские власти (по крайней мере, государство) пытаются улучшить ситуацию. Несколько загрязняющих отраслей промышленности (химикаты, текстиль) уже перевели свои фабрики из Китая в юго-восточные азиатские страны. Тоже самое должно быть в Центральной Азии, особенно если транспортная инфраструктура между Центральной Азией и Европой и Ближним Востоком улучшится через ОПОП.

- И самое последнее. Как за последние годы изменилось отношение на Западе к Китаю? Увеличилось ли освещение китайской тематики на Западе?

- Об этом можно написать целую книгу! Но, на мой взгляд, Запад и Китай все еще учатся разговаривать друг с другом и работать вместе. На Западе все еще трудно найти, например, сбалансированное мнение о Китае между почитателями и ненавистниками Китая.

«Количество и широта публикаций по китайской тематике на Западе сильно возросли, но сосредоточены на отрицательной стороне Китая. Это правда, что в Китае не все идеально, также как и на Западе, но рассмотрение только негативных аспектов вовсе не является полезным для укрепления доверия и установления взаимовыгодных отношений».

Хуже всего то, что рассмотрение Китая только с отрицательной точки зрения обеспечивает предвзятое мнение о стране. Многие люди на Западе считают, что китайские фирмы могут копировать, а не внедрять инновации. Если Вы поедете в Шэньчжэнь, Шанхай или на любую профессиональную ярмарку, и вы будете удивлены, увидев, какое это ошибочное мнение.

 

Вивьен Фортат (Ph.D.) в настоящее время является консультантом по управлению рисками и внештатным журналистом. Будучи из Франции, его регулярно приглашают бизнес-школы для преподавания стратегии, управлением корпоративными и страновыми рисками. Он работал в Китае и Японии 4 года и сейчас готовит книгу о новых Шелковых путях (ОПОП).

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Си Цзиньпином

25.09.2017 15:31

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Досье:

Камила Абдыразаковна Талиева

Талиева Камила Абдыразаковна

Министр культуры Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
1200

киргизских сел не имеют доступа к чистой питьевой воде

Гей-пропаганда. Следует ли ее запретить в Средней Азии?

«

Октябрь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31