90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Какие цели и задачи преследует новая стратегия США в Афганистане?

Какие цели и задачи преследует новая стратегия США в Афганистане?

О том, каковы цели и задачи новой стратегии США в отношении Афганистана рассуждает эксперт по Афганистану, аналитик Центра изучений Центральной Азии и Афганистана «Восточный Иран» Джавид Хусейни.

Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп объявил новую стратегию по отношению к боевым действиям в Афганистане. Несмотря на свою предвыборную риторику, где звучали призывы обратить особое внимание на внутренние проблемы Америки и отказ от ведения войны на афганских территориях, после своего избрания на высокую должность, он переключил свое внимание на новые стратегические планы.

Советник президента США по национальной безопасности Герберт Макмастер, министр обороны Джеймс Мэттис и командующий силами США и НАТО в Афганистане, Джон Николсон - это три генерала, которые имеют большой практический опыт ведения боевых действий в Афганистане. Именно они смогли добиться того, что лидер США поменял свое мнение по поводу ситуации в этой стране и не вывел американские войска из этого государства.

Глава Соединенных Штатов, руководствуясь мнениями военных экспертов о том, что быстрый вывод американских войск мог бы повлечь за собой неблагоприятные последствия, одобрил военное присутствие американского воинского контингента в Исламской Республике Афганистан. В новой стратегии США, Афганистан и Пакистан стали одним из главных претендентов на возможность проведения новых военных операций Соединенных Штатов, как государства, предоставляющие убежища террористам. В то же самое время, Индия была названа одним из ключевых региональных партнеров США в Афганистане.

Какие цели и задачи у новой стратегической инициативы Соединенных Штатов в этой стране? Одно из ключевых положений заключается в том, что Америка намерена бросить серьезный вызов мировым державам (КНР, России) для того, чтобы сохранить свою гегемонию на территории Центральной Азии. Американское правительство нацелено на то, чтобы, применяя новые расстановки ключевых игроков в Афганистане, реализовать свою стратегию.

Немного теории

С распадом СССР, биполярная система мира, господствующая на международной арене, перетерпела значительные изменения. Она была замещена однополярным гегемонистским порядком.

До сегодняшнего дня Соединенным Штатам, используя «мягкие» и «жесткие» методы, удавалось сохранять такой порядок в международных отношениях. Однако, в последние годы правительственные и неправительственные игроки выступают против политики США и несут реальную угрозу для этой сверхдержавы.

Соединенные Штаты, во времена правления экс-президента Барака Обамы использовали «мягкий» метод, т.е. через многосекторную политику и создание различных коалиций, Штатам удавалось противостоять этой конкуренции и угрозам. Подобное мировоззрение и политические убеждения послужили причиной формирования специфических взглядов крупных мировых держав и подтолкнули КНР и РФ активно включиться в процессы мировой трансформации.

Экс-президент США Барак Обама считал, что использовать военную силу можно только для проведения быстрых спецопераций. Подобный подход привел к тому, что его критики прозвали подобные политические действия «стратегическим терпением». В свою очередь, противники Обамы на политической арене отметили демонстрацию силового давления РФ и КНР над США, проводя свою политику в Южно-китайском море, Крыме, на Украине и Сирии. С приходом республиканцев к власти, которые не только были в оппозиции во времена правления Барака Обамы, но и резко критиковали стратегию предыдущей власти в отношении Афганистана, стратегия Соединенных Штатов резко изменилась.

Теоретической основой данного аналитического материала является наступательный реализм. Это направление является одним из новых ответвлений классической школы реализма.

Эксперты в области безопасности, имеют два определения неореализма, которые нашли свое отражение в 2 теориях – наступательный реализм и оборонительный реализм.

Наступательный реализм основан на следующих принципах:

  • «Наступательные реалисты», также как и традиционные реалисты убеждены в том, что из-за анархичной природы системы международных отношений, конфликт в ней является неизбежным. Другими словами, с их точки зрения анархия имеет ключевое положение, где безопасность присутствует лишь на низком уровне и правительства стараются, максимизировав свои относительные привилегии, получить ее.
  • Сторонники наступательного реализма считают мировые державы ключевыми игроками и основными акторами в системе международных отношений, главная цель которых заключается в использовании силы для своей безопасности. Другими словами, они убеждены в том, что наступление - это природное явление для правительств, потому что для того, чтобы обеспечить выживание государств необходимо принимать наступление. Так как цели правительств не определены, выход из подобного состояния ставит существование правительств под угрозу. Последователи этой школы убеждены в том, что мировые державы существует в мире, переполненном опасностями и угрозами. В свою очередь, правительства - это объекты, которые максимизируют свою силу, чтобы продлить выживание. Разумеется, наращивание силы происходит во вред другим государствам. Правительства находятся в состоянии постоянной неуверенности и незащищенности, а также в состоянии отсутствия доверия ко всем странам (!!!), так как уверены, что любая из них может в тот или иной момент посягнуть на их безопасность.
  • С точки зрения наступательных реалистов относительная сила для правительств имеет большее значение. Именно поэтому, анархия заставляет правительства максимизировать свою относительную силу или влияние. Наступательные реалисты в системе международных отношений опираются на концепцию неоклассических реалистов. Они убеждены в том, что сама система тем или иным образом влияет на игроков.
  • Согласно концепции наступательных реалистов, постоянное наращивание военных сил является одним из главных направлений мировых держав для того, чтобы страны достигли максимальной безопасности. Автор теории наступательного реализма, Джон Миршаймер убежден в том, что лидеры стран должны вести такую политику в области безопасности, от которой будут ослабевать их потенциальные враги, а мощь, соответственно увеличиваться. По мнению Миршаймера, если какая-нибудь страна хочет обеспечить себе стабильное существование, то она должна стать «наступательным реалистом», так как с точки зрения этой теории, конкурентная природа международных отношений постоянно обостряется. Именно по этой причине государствам нужно постоянно наращивать свою силу до такой степени, когда ни одна из стран не сможет напасть на нее.

В целом, согласно данной политологической концепции, когда сила и мощь мировых держав (либо государства) будут по тем или иным причинам ослабевать, то правительство этих стран постараются различными методами восстановить их.

Геополитические игры в Афганистане

Согласно хронологическим данным, Афганистан уже несколько столетий является полем битвы между крупнейшими мировыми игроками. Именно в Исламской Республике Афганистан и развязалась Великая Игра (Great Game) в 19 веке между Британией, Россией, а во времена холодной войны между СССР и США. В нынешнее время, конкуренция между США, РФ и КНР особенно сильна в военной и экономической сферах деятельности. Новая стратегия США является не многоплановой, а одноплановой. Главная ее цель – это ограничение, ослабление влияния двух крупных мировых держав – России и Китая. На втором этапе – Ирана и Пакистана.

Региональная гегемония Индии

Правительство Пакистана опасается расширения региональной гегемонии Индии в Афганистане и Южной Азии. Это волнует власти двух стран даже больше, нежели чем линия Дюранда (неразмеченная 2 тыс. 640 км. граница между Афганистаном и Пакистаном).

Пакистанские власти понимают, что в системе международных отношений существует возможность непризнания этой скандальной границы, и по этой причине, власти страны уделяют особое внимание тому, чтобы предотвратить влияние Индии в Южной Азии, в частности в Афганистане. Соединенные Штаты в своей новой стратегии в Южной Азии призывают Индию занять более активную позицию в Афганистане. Данный разворот - одно из ключевых изменений в новой стратегии США. Трамп, который подверг критике и пригрозил Пакистану из-за предоставления убежища террористам ИГИЛ и Аль-Каиды, в то же время похвалил индийские власти за «конструктивную роль в Афганистане».

Трамп обратился к Дели с просьбой помочь Афганистану на пути его развития. Также, президент США подчеркнул, что Вашингтон намерен продвигать общие с Индией интересы в Южной Азии.

Афганистан и Индия подписали стратегический договор в 2016 году и между обеими странами установились теплые и крепкие взаимоотношения. Индия, в свою очередь, оказывает самую большую помощь Афганистану. Так, на протяжении 16 лет она выделила Кабулу финансовую помощь в размере более чем 2 млрд. долларов. Индия своими постепенными действиями в Афганистане, позиционировала себя как достаточно сильный игрок на политической арене. На данный момент времени, она имеет все необходимые рычаги и возможности для участия в американской стратегии. Стратегические отношения между Нью-Дели и Вашингтоном начались достаточно давно и благодаря усилиям Пакистана сохранялись на сбалансированном уровне. Но такие отношения, вследствие сильного лобби Индии в Америке, в частности во время правления Трампа, вошли в более активную фазу, и США выбрала ее в качестве надежного регионального союзника для реализации своей новой стратегии.

Россия в новой стратегии Америки

Россия, во внешней политике США является основным геополитическим вызовом в формировании мировой системы международных отношений с западной ориентацией. РФ за последние годы смогла бросить вызов американской гегемонии, продемонстрировав свои геополитические амбиции на Украине, в Сирии, Ираке, Ливии.

Согласно теории Хэлфорда Маккиндера, основателя теории «Хартленда», Центральная Азия (которую называют еще «Тихим двором» России) – это часть Хартленда и установление своей власти над этим государством означает установление своей власти над всем миром. По этой причине, американские теоретики, в том числе и видный государственный деятель этой страны, Збигнев Бжезинский, всегда рекомендовали своим лидерам, что для того, чтобы сохранить свою гегемонию в качестве сверхдержавы, необходимо захватить данный регион.

Россия, в отличие от первых годов афганской войны, в последние годы расценивает присутствие НАТО и Америки на границах Центральной Азии в качестве серьезной угрозы. В стратегии национальной безопасности России 2016 года было подчеркнуто, что проведение независимой внутренней и внешней политики Российской Федерации привело к резкому противостоянию с Америкой и ее союзниками. Основная цель западных стран - это сохранение своего господства в мире, а политика сдерживания России подвергает страну мощному политическому, экономическому, военному и информационному давлению.

Именно по этой причине, российские власти в последние годы, в отличие от первых лет присутствия США в Афганистане, отрицательно реагируют на ее политику в странах Центральной Азии. Появление террористических группировок под названием «ИГИЛ Хорасан» или «Вилаят Хорасан» в Исламской Республике Афганистан стало предметом еще большего беспокойства правительства РФ, что вызвало еще большую отчужденность и недоверие России к Америке. Высокопоставленные русские чиновники в сфере политики и безопасности на протяжении двух последних лет указывают на угрозы, исходящие от «Вилят Хорасан». Российские эксперты считают политику США в Афганистане провальной и ставят под вопрос необходимость присутствия американских военных в центральноазиатской стране.

Россия, объявив свою поддержку талибам, по утверждению некоторых американских чиновников, предоставляет им вооруженную, финансовую помощь. Тем самым государство вошла в новую фазу противостояния с Америкой в Афганистане.

На сегодняшний день, США и РФ заняли конкурирующие позиции в отношении Афганистана, и это противоборство с каждым месяцем становится все сильнее и сильнее.

Китай в новой стратегии США

Китайская Народная Республика с экономической точки зрения расценивается как серьезный игрок для западных стран. Для Китая, новый американский проект является непосредственной угрозой. В китайской оборонной концепции присутствие Соединенных Штатах на своих границах, а также в Афганистане представляет большую опасность.

В последние годы, Пекин и Вашингтон, создавая союзы и коалиции в области безопасности, пришли к сбалансированной военно-оборонной политике между обеими странами. В Южной Азии, Пакистан в качестве стратегического союзника Китая и Индия в качестве стратегического союзника Америки являются прямыми конкурентами. В то же время, Поднебесная постепенно вытесняет с данного региона Республику Индия.

Американцы стремятся всячески воспрепятствовать реализации проекта «Один пояс, один путь». Суть данной китайской инициативы заключается в поиске, формировании и продвижении новой модели международного сотрудничества и развития с помощью укрепления действующих региональных двусторонних и многосторонних механизмов и структур взаимодействий с участием Китая. Его стоимость составляет $50 млрд. Ряд пакистанских официальных лиц утверждают, что террористы угрожают реализации программы «Китайско-пакистанский экономический коридор». В свою очередь, Синьцзян-Уйгурский автономный район, прилегающий к северо-восточной границе Афганистана, также очень нестабилен. Боевики движения «Восточный Туркестан» являются радикалами и могут организовать беспорядки в Синьцзян-Уйгурском автономной районе.

Положение Афганистана как главного элемента стратегии США

За 16 лет военного присутствия США в Афганистане, времени политических взаимоотношений президентов Обамы и Карзая – это период обострения политических отношений между Вашингтоном и Кабулом. Несмотря на то, что во времена «правительства национального единства», двухсторонние отношения вышли из конфликтного этапа, тем не менее, среди афганского правительства неоднократно звучала критика в отношении Соединенных Штатов Америки.

Парламент Афганистана много раз критиковал неэффективность стратегического договора, подписанный с США и расценивал присутствие этой страны в Афганистане, как «бессмысленное». Дальнейшее присутствие США в Афганистане будет учитывать национальные, местные интересы. По всей видимости, в новой стратегии Америки, относительно Афганистана внесены изменения, которые отвечают желаниям главного элемента стратегии США – Афганистана.

Возвращение к политике борьбы с боевиками

Стратегия США в Афганистане во времена правления Обамы изменилась от борьбы с боевиками (counter-insurgency) на уничтожение террористов (counter-terrorism). На этом основании, война с талибами вышла из повестки дня американских военных и роль внешних сил была ограничена предоставлением консультаций и обучением афганских военнослужащих.

Основная миссия американских военных и представителей НАТО заключается в борьбе с террористической группировкой «Аль-Каида». В настоящее время, армейские подразделения и полиция Афганистана не имеют необходимых навыков для борьбы с боевиками. Талибы, после проведения специальной военной подготовки при помощи американских инструкторов, достигли значительных успехов.

В новой стратегии Америки, одним из коренных ее изменений является постепенное возращение к стратегии борьбы с боевиками, наряду с продолжением борьбы с терроризмом. Президент США Дональд Трамп в новой стратегии подчеркивает необходимость борьбы с талибами и недопустимость ими захвата власти Афганистана. Однако, в планах США есть и передача полномочий полевым командирам для борьбы с талибами. Член Совета национальной безопасности США Реймонд Тантер, который работал во время правления Рейгана и Буша, в одной статье назвал решение Трампа продолжить военные операции и увеличить количество военнослужащих в Афганистане отходом от прошлой американской военной стратегии

Противостояние с Пакистаном

Государственные деятели Афганистана, в том числе бывший президент, Хамид Карзай не раз говорили о том, что в афганских селах нет терроризма, а для его искоренения следует обратить внимание на противоположную сторону линии Дюранда. Несмотря на ряд утверждений отдельных представителей американского генералитета о существовании военных баз и центров командования талибов на территории Пакистана, Вашингтон не был готов оказывать влияние на данного стратегического союзника, не являющегося членом НАТО. Однако, впервые, за 16 лет Штаты приняли условия Афганистана и пригрозили Пакистану, который укрывал главарей боевиков, принять против него «решительные меры». Возможно, из-за этой позиции, новые стратегические инициативы Трампа в отношении Кабула нашли поддержку со стороны политический движений и партий Афганистана.

Переговоры с Талибами после подавления

В противовес политике Хамида Карзая, руководство афганского «правительства национального единства» поддерживают усиление войны с талибами. Нынешний глава Афганистана, Ашраф Гани и премьер-министр этой страны Абдулла Абдулла не выступают против операций зарубежных сил против позиций талибов. В период правления Карзая, ночные и воздушные операции иностранных сил были приостановлении по ряду причин, в частности из-за значительного числа жертв среди мирного населения. Но при новой геополитической стратегии США и при поддержке со стороны афганского правительства Национального единства, нападение американских военных подразделений и сил НАТО на «Талибан» снова возобновились. Многие в Кабуле считают, что талибы начнут вести переговоры лишь только тогда, когда их силы ослабнут. Лидер США Дональд Трамп также высказался данному вопросу, отмечая, что, возможно, часть талибов сможет войти в политический истеблишмент Афганистана

В данной стратегии, прослеживается основная цель - достигнуть военного превосходства на поле боя и попытаться провести переговоры с Талибами. Высшими чиновниками Америки рассматриваются варианты интеграции движения «Талибан» в политическую жизнь Афганистана. Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон после объявления новой стратегии Соединенных Штатов, призывая талибов к афгано-талибским переговорам, отметил, что подобные действия могут быть путем политической легитимизации талибов. В целом, новая стратегия США доброжелательно воспринята афганцами и производится при полной их поддержке.

Итоги: Новая расстановка игроков в регионе

Новая стратегия Америки, разработана большей частью для того, чтобы достигнуть консенсуса с конкурентами этой страны и сохранить свою власть в центральноазиатском регионе, нежели для внутренних целей Афганистана. В отличие от прошлой геополитической концепции США, когда Пакистан был выбран в качестве регионального союзника Америки, теперь данная роль отведена Индии.

Принимая во внимание геостратегический блок «Кабул-Нью-Дели», Вашингтон начнет действовать в соответствии с общими целями и интересами. Если Исламабад не сможет убедить Вашингтон поменять свое мнение по отношению к Нью-Дели, то перейдет на сторону России и Китая. В этом случае образуется новый восточный блок: Исламабад-Пекин-Москва, в противовес первому объединению. Хотя, эти блоки находились на стадии формировании еще задолго до этого, но новая стратегия США внесет большую ясность в их концепты.

Хотя Иран участвовал в мирных переговорах по Афганистану, инициированными странами восточного блока, однако, это не означает, что он присоединиться к какому-либо их этих блоков. В то же время, правительства стран Центральной Азии, в частности Узбекистан и Туркменистан начнут играть значительную роль в формировании данной геостратегической инициативы

Краткосрочные последствия

Позиция Пакистана после высказывания Дональда Трампа говорит о том, что пакистанцы поняли всю опасность, которая заключается в гегемонии Индии в Южной Азии. Реакцию Пакистана можно подразделить на две части. Нью-Дели начала оказывать существенное давление на позицию США в отношении Афганистана.

Примером этому, является запрет властей Пакистана на посещение спецпредставителем США Исламабада. Другая мера, которая применяется со стороны Пакистана для того, чтобы усилить давление на Америку - это блокировка путей снабжения НАТО через территорию Пакистана. Эффективность данной меры была подтверждена в прошлом, когда Соединенные Штаты оказались в критической ситуации из-за отказа в снабжении американских войск поставками горючего.

Неявная реакция Пакистана на позицию Америки – это сотрудничество с боевиками. Различные военные подразделения террористов, сотрудничающие с пакистанской армией, расположены в Афганистане и приграничных районах. Они могут усилить свои нападения на американские войска.

Предполагается, что их целью станут иностранные военные, в особенности американские солдаты и офицеры. Существует вероятность того, что Пакистан снабдит талибов и другие военные группировки новым оружием, в частности, ручными гранатометами для того, чтобы сделать невозможным высадку десантных подразделений США. Также вполне вероятно, что талибы усилят нападения на американские военные базы в Афганистане.

Поэтому, самым главным последствием новой американской стратегии будет разжигание войны в Афганистане, что естественно, приведет к увеличению количества боевиков. Учитывая появление группировки под названием «ИГИЛ Хорасана» (Вилаят Хорасан) на территории Афганистана, ожидается, что позиции боевиков будут усиливаться, а страны-протектораты будет иметь больше возможности для достижения своих целей.

Долгосрочные последствия

Учитывая те цели, которые преследует данная стратегия в Афганистане и регионе, а также возможные реакции на нее, можно сделать вывод о двух возможных сценариях развития ситуации в долгосрочной перспективе.

Сценарий противостояния

Первый сценарий предусматривает сильное противостояние между государственными и негосударственными игроками региона с новой стратегией Америки. Ожидается, что среди государственных игроков Пакистан будет проявлять самое большое противление к этой стратегии, ввиду того, что согласно ей Индия становится гегемонией в регионе. Как уже было сказано, эта страна имеет в своем распоряжении различные явные и тайные инструменты, чтобы бросить вызов новой стратегии Америки.

Так как на основании теории наступательного реализма, противостояние с экономическим и военным ростом Китая является одной из стратегических целей США в этом регионе, Пекин, оказывая открытую и скрытную помощь Пакистану, будет создавать препятствия для американской стратегии. В свою очередь, власти России в противостоянии США в нескольких ключевых точках мира, понимают, что одной из стратегических целей США является усиление влияния в центральноазиатских регионах. По этой причине, Москва будет противодействовать американской стратегии. Возможно, что российские власти, повторят ту же самую игру, при которой Америка во время холодной войны смогла одолеть военную силу СССР в Афганистане, отомстив американским военным. Существует опасность установления тесных отношений между Москвой и талибами для реализации опасной политической игры.

В данном сценарии допускается и большая вероятность использования Соединенными Штатами боевиков ИГИЛ против обозначенных выше стран. Несмотря на то, что Соединенные Штаты продолжают воевать с боевиками Вилаят Хорасан, часть этой группировки, члены которой являются выходцами из Центральной Азии и Кавказа, могут использоваться в своих целях Пентагоном. Пока нет точных данных о количестве этих террористов, но, на основании некоторых подсчетов внутренних источников, их число в 4 северных вилаятах Афганистана превышает 1 тыс. человек.

Помимо этого, с поражением ИГИЛа в Леванте, уйгуры и другие выходцы Центральной Азии возвратятся в свои страны и могут быть использованы для реализации данной стратегии игры.

Данная ситуация, то есть столкновение держав в Афганистане напоминает «Great Game» («Великую игру») 19 веков, которая может ввязать Афганистан и регион Центральной Азии в управляемый хаос.

Сценарий сделки

Вторым возможным сценарием, о котором рассуждают ряд экспертов, в частности, советник бывшего спецпредставителя США в Афганистане и Пакистане, Барнет Рубин – это сделка, переговоры между всеми игроками Афганистана для достижения консенсуса.

Пакистан, как один из важных игроков Афганистана должен отказаться от своих геополитических интересов и согласиться на условия всех ключевых игроков. Талибы, возможно под военным давлением, будут вынуждены сесть за стол переговоров. На основании некоторых источников, в 2012 году лидер «Талибана», Мулла Ахтар Мансур пришел к мнению, что нужно сесть за стол переговоров и отказаться от ввязывания в войну, однако, ряд факторов поменяли его мнение.

Без сомнения, в этом сценарии, ситуация в Афганистане будет находиться в центре внимания ключевых игроков региона и есть вероятность того, что ведущие мировые державы сядут за стол переговоров, обсудят существующие разногласия и заключат сделку. Самым вероятным игроком, который может заключить сделку с Соединенными Штатами является Россия.

На основании этого сценария, если начнутся мирные переговоры Афганистана, в рамках которых игроки будут преследовать осуществления своих законных прав, можно ожидать, что и Иран для реализации своих законных прав в Афганистане и участия в торговых и транзитных возможностях, существующих в этой стране, также присоединится к ним.

В случае развития ситуации по этому сценарию, ожидается, что все игроки, выступающие против США, объединятся между собой, чтобы уменьшения последствия присутствия Соединенных Штатов в Афганистане, в результате чего Америка «умерит свой аппетит».

На данный момент времени, США сосредотачивает свои военные силы в Исласмкой Респулике Афганистан и, с течением времени будет разрабатывать новые меры для захвата данного региона. Будущие два три года будут периодом кризиса для Афганистана и очень важными для других игроков в центральноазиатском регионе.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Бараком Обамой , Хамидом Карзаем

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Досье:

Ыргал Кармышаковна Кадыралиева

Кадыралиева Ыргал Кармышаковна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
85%

школ Чуйской области Кыргызстана нуждаются в капремонте

«

Ноябрь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30