90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Туркменский гамбит

19.10.2017 13:42

Экономика

Туркменский гамбит

Власти страны отказываются от льгот для населения из-за экономического кризиса, вызванного падением цен на природный газ

Туркменский лидер Гурбангулы Бердымухамедов решил свернуть льготы населению, введенные после развала Советского Союза. Страна переживает сильнейший за последние 25 лет экономический кризис, связанный с зависимостью госбюджета от доходов от экспорта газа. Цены на природный газ, привязанные в заключенных с китайцами контрактах к стоимости нефти на мировых рынках, в последние три года резко упали. Другая причина кризиса – отказ России от импорта туркменского газа. Кроме того, Туркменистан приостановил газовые поставки в Иран из-за разногласий по условиям контракта.

Туркменистан в 25 раз повышает тарифы на воду из-за снижения доходов от газового экспорта. По указу президента Гурбангулы Бердымухамедова тариф на воду, предоставляемую водопроводом сверх бесплатного объема в 7,5 куб. м на человека, увеличится до 5 манат ($1,4) за 10 куб. м.

Одновременно лидер страны заявил о планах выделить миллиарды долларов на поддержание нефтегазовой промышленности страны. Госбюджет должен вырасти за счет прекращения государственных субсидий, введенных при президенте Сапармурате Ниязове. Согласно указу от 1993 года, в Туркмении каждый гражданин имел право ежемесячно получать 35 кВт⋅ч электроэнергии, 50 куб. м газа, а ежесуточно – 250 литров воды.

Бердымухамедов решил диверсифицировать промышленность: Туркменистан собирается начать выпуск электрокаров. Авторитарные режимы на пространствах бывшего Советского Союза в восторге от технических новинок и цифровой экономики. Президент Белоруссии Александр Лукашенко также недавно приказал своим министрам воспроизвести американскую Tesla и начать ее массовое производство.

Претензия на лидерство

У Туркменистана четвертое место в мире по запасам газа. Согласно оценкам компании BP, у страны на балансе 17,5 трлн куб. м газа, однако внутри страны этот показатель активно критикуется за консерватизм. У туркменских властей своя оценка – более 50,4 трлн куб. м, то есть больше, чем у Ирана, России и Катара по отдельности.

По последним данным госконцерна «Туркменгаз», запасы месторождения Галкыныш (второе из открытых в мире по запасам после Северного/Южного Парса на границе Катара и Ирана – 28 трлн куб. м) вместе со спутником Яшлар оцениваются в 26,2 трлн куб. м природного газа, а с учетом запасов еще одного соседнего месторождения Гаракел – до 27,4 трлн куб. м.

«Туркменгаз» сообщает о 30 разрабатываемых газовых и газоконденсатных месторождениях.

Рост тарифов и будущий отказ от льгот власти Туркменистана связали с сокращением выручки от экспортных поставок газа. В 2016 году Россия полностью прекратила импорт туркменского газа, в начале 2017 года остановлены поставки газа в Иран из-за разногласий по контракту. В августе 2017 года иранцы ввели в строй собственный газопровод на север страны, который полностью заменит импорт из Туркмении. Таким образом, единственным крупным рынком сбыта для туркменского газа остается Китай: в 2016 году поставки составили 29,6 млрд куб. м.

Объемы туркменского экспорта в КНР растут с 2009 года, тогда как цены на поставляемый газ снизились. По некоторым данным, в 2017 году Китай платит туркменам $185 за тыс. куб. м. Ситуацию осложняют кредиты, выплачиваемые Туркменистаном китайцам, предоставившим деньги на строительство трубопровода. В результате доходы от экспорта сегодня обеспечивают туркменам в основном погашение китайских кредитов.

В период 2009-2016 годов КНР купила более 160 млрд куб. м туркменского газа. Действуют три линии газопровода Туркмения – Китай проектной мощностью 55 млрд куб. м в год. Пропускная способность ниток A и B составляет 15 млрд куб. м в год каждая, а C – 25 млрд куб. м. Несмотря на то, что газопровод полностью не загружен, планируется ввод четвертой линии. Новая ветка D трубопровода Туркменистан – Китай рассчитана на прокачку 30 млрд куб. м газа.

Три нитки идут через территорию Узбекистана и Казахстана. Четвертая должна пройти через Таджикистан и Кыргызстан, связав страны Центральной Азии с Западным Китаем, что обеспечит им транзитные доходы от экспорта газа. В июле 2017 года началась прокладка таджикского участка четвертой линии, реализацией проекта занимается дочернее предприятие CNPC. Протяженность газопровода по территории Таджикистана составит более 400 км, участок планируется сдать в эксплуатацию в конце 2018 года.

Проблемы у ветки D возникли на самом коротком отрезке газопровода – на территории Узбекистана: строительство 200 км трубопровода оценили в $800 млн. В марте 2017 года China National Petroleum Corporation и Uzbekneftegaz отложили сооружение этого участка на неопределенный срок.

Узбекистан и Казахстан собираются наращивать поставки по действующему газопроводу. Страны рассчитывали на экспорт газа в Китай в объеме 10 млрд куб. м в год каждая, но пока объемы значительно меньше. Однако 15 октября 2017 года по договору с PetroChina казахи обязались нарастить экспорт на 5 млрд куб. м в год, в результате чего экспортная выручка казахской стороны вырастет на $1 млрд. Ресурсная база поставок – разрабатываемые месторождения на западе Казахстана, а также запасы газа из подземных хранилищ национального оператора «КазТрансГаз». Топ-менеджеры казахской компании делают громкие заявления о возможности довести экспорт и транзит газа в сторону КНР до 100 млрд куб. м и более в год в долгосрочной перспективе.

В середине мая 2017 года власти Узбекистана и Китая подписали среднесрочное соглашение об экспорте газа. Согласно контракту, в период 2018-2020 годов узбекская сторона увеличит объемы продаваемого в КНР газа до 10 млрд куб. м. Возможно, заключенное соглашение будет способствовать подвижкам со строительством четвертой линии газопровода Туркменистан – Китай. У КНР и Узбекистана также есть долгосрочное соглашение о поставках природного газа, подписанное «Узтрансгазом» и PetroChina в октябре 2011 года. В рамках контракта в 2015 году было экспортировано в Китай 1,5 млрд куб. м, а в 2016 году поставки выросли до 4,3 млрд куб. м.

Ожидается, что по четвертой ветке газопровода протяженностью 1 тыс. км из Туркменистана в КНР ежегодно будет поставляться 25-30 млрд куб. м газа. По информации госконцерна «Туркменгаз», Туркмения планирует к 2030 году увеличить добычу до 230 млрд куб. м в год за счет наращивания темпов разработки месторождения Галкыныш и ввода в разработку целого ряда других месторождений. В планах в ближайшее время довести добычу на Галкыныше до 93 млрд куб. м. Объемы экспорта должны вырасти к 2030 году до 180 млрд куб. м.

«Мы пойдем другим путем»

Туркменистан давно предпринимает попытки диверсификации газовых поставок.

Например, строительство TAPI – газопровода, который должен связать Туркменистан с Афганистаном, Пакистаном и Индией. Его протяженность составит 1735 км, а мощность – 33 млрд куб. м газа в год.

Проект стартовал в конце 2015 года, Туркменистан начал строительство туркменского участка протяженностью 214 км до туркмено-афганской границы. Пакистан в марте 2017 года начал строить свой участок протяженностью около 800 км. К январю 2018 года трубопровод должен достичь границы Афганистана. 735 км афганского участка пройдут по территории провинции Герат, Фарах, Гильменд и Нимроз, в том числе и по районам вооруженных конфликтов. 

Глава Туркмении надеется на начало поставок в 2019 году, а в Пакистане говорят о запуске газопровода в 2020 году. В Индии газопровод придет в Фазилку (штат Пенджаб). Власти Афганистана рассчитывают на ежегодные транзитные доходы от TAPI в размере $500 млн и 1,5 млрд куб. м газа для двух проектов по производству меди и железной руды. Как утверждают афганские чиновники, газ будет поставляться в страну по низким ценам в течение 30 лет.

Туркменский газ стремится в Европу

Еще одно перспективное направление для улучшения ситуации с экспортом газа – долгосрочные поставки в Европу.

Заход в Европу является приоритетным для Туркменистана до 2030 года.

«Туркменгаз» сообщает о выработке алгоритма действий по реализации инфраструктурных проектов для поставок газа на европейский рынок, что предполагает ускоренное освоение крупных месторождений и решение внешнеполитических проблем.

Переговоры между Туркменистаном и ЕС по доставке газа в Европу ведутся с 2011 года. Проект предполагает прокладку 300-километрового газопровода мощностью 30 млрд куб. м газа в год по дну Каспия к берегам Азербайджана. Далее туркменский газ должен попасть в Турцию, а затем – в страны Европы. Но у этого направления есть неразрешенные проблемы: пять прикаспийских стран пока не могут подписать конвенцию о правовом статусе Каспия, без которой у Туркменистана нет права строить Транскаспийский газопровод. Следующий саммит прикаспийских стран пройдет в 2018 году, и Бердымухамедов рассчитывает на подписание документа о разграничении дна.

Обсуждаются и поставки через Армению с продолжением до Грузии при участии Ирана на основе swap-поставок. Эксперты не исключают участие в проекте и «Газпрома», контролирующего газотранспортную систему Армении. Сложносочиненный проект находится на стадии переговоров и проработки возможных маршрутов.

Другая возможность – возобновление роли «Газпрома» в качестве оператора поставок туркменского газа в Европу. Соглашение сроком на 25 лет было подписано весной 2003 года, но было прервано в 2009 году после того, как Туркменистан начал поставки в Китай. «Газпром» покупал туркменский газ, шедший транзитом в Россию через Узбекистан и Казахстан, затем российская компания перепродавала его в Европу. Сотрудничество стало сворачиваться после смерти Ниязова в конце 2006 года и было прекращено Бердымухамедовым, обвинившим «Газпром» в неплатежеспособности. Недавно «Газпром» заключил контракты с Казахстаном и Узбекистаном, которым он платит $140 за 1 тыс. куб. м (Туркмения требовала $240 за 1 тыс. куб. м).

Китай остается главным направлением туркменского экспорта

По итогам 2016 года КНР импортировала 38,3 млрд куб. м газа, из которых 29,6 млрд куб. м – туркменского. За год объемы туркменского газового экспорта выросли на 6%, но в стоимостном выражении упали на 28,6%, до $5,48 млрд. Причина – ошибки туркменской стороны при подписании контрактов. Несмотря на замедление темпов роста китайской экономики, потребление газа в КНР продолжает расти. Согласно прогнозам, Китай будет наращивать потребление газа до 280-350 млрд куб. м к 2020 году.

Будущим поставщикам газа в КНР нужно учитывать планы китайцев по развитию собственной газодобычи (до 220 млрд куб. м в ближайшие годы), а также рост поставок сжиженного природного газа. В 2016 году импорт СПГ, а также сжиженных углеводородных газов в Китай увеличился на 33,5%, составив 42,8 млн тонн.

Туркменистан и Казахстан стали основными направлениями для инвестиций КНР в Средней Азии.

Китай является главным торгово-экономическим партнером для Туркмении. Вслед за инвестициями в энергетику китайские компании стали принимать участие в финансировании и других отраслей. По итогам 2016 года в Туркменистане работает около сорока предприятий (в том числе нефтегаз, телекоммуникации, транспорт, сельское хозяйство, текстильная, химическая и пищевая промышленность, здравоохранение и строительство) с участием китайского капитала, зарегистрировано около 70 инвестиционных проектов. CNPC принимает участие в освоении договорной территории Багтыярлык и обустройстве гигантского газового месторождения Галкыныш.

Китайцы беспокоятся за судьбу поставок газа и утверждают, что у Туркменистана слабая армия, которая неспособна защитить южные границы. К чему приводят такие опасения, можно судить на примере Афганистана, где территория Айнакского меднорудного месторождения, куда придет туркменский газ по TAPI, полностью контролируется и охраняется китайскими военными.

Не так давно Бердымухамедов не согласился на российские предложения о совместной охране туркмено-афганской границы, заявив о том, что страна имеет нейтральный статус и не может разрешить ввод иностранных войск. Остается открытым вопрос, на какие уступки придется пойти Туркменистану в отношении КНР – своего главного торгового партнера. Туркмены уже закупают в Китае оружие (в стране появились зенитно-ракетные комплексы китайского производства), а изучение китайского в качестве иностранного введено в нескольких районах Туркмении, в том числе на территории главных нефтегазовых провинций этой страны.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Гурбангулы Бердымухамедовым

19.10.2017 13:42

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Досье:

Эркин Абдышевич Сакебаев

Сакебаев Эркин Абдышевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
27 000

человек ежегодно умирает в Казахстане от онкологии

«

Ноябрь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30