90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Около 20 % ледников уже потеряны, еще около половины Кыргызстан потеряет до середины столетия

10.11.2017 11:31

Энергетика

Около 20 % ледников уже потеряны, еще около половины Кыргызстан потеряет до середины столетия

"Кумтор" - один из поводов задуматься не только об экологии, но и национальной безопасности страны
Тема ледников намного обширнее, чем тема одного "Кумтора", на котором сконцентрировано сегодня общественное внимание.  Но "Кумтор" - это хороший повод еще раз напомнить о важности сохранения ледников.

"Вести.kg" поговорили о взаимосвязи сохранения ледников и восстановления лесов с экспертом по вопросам национальной безопасности, доктором политических наук Азаматом Темиркуловым.

"На самом деле мы потеряли уже 20 % ледников, а по данным наших учетных из НАН КР, мы рискуем потерять еще около половины наших ледников до середины столетия. А ведь в наших ледниках не только водные запасы КР, но и всей Центральной Азии", - говорит Темиркулов.

По словам эксперта, если мы потеряем свои ледники, не важно уже даже в результате чего, то нам уже не нужна будет ни политика, ни экономика. Здесь, на его взгляд, наблюдается прямая связь с национальной безопасностью..

По мнению Темиркулова, для нас это вопрос стратегической важности. 

"Например для других стран Центральной Азии, находящихся в низовье, это не так критично - у них нет прямой взаимосвязи с национальной безопасностью, как у нас. Поэтому у того же Казахстана и Узбекистана нет таких задач. Мы особая страна, потому что у нас 94% территории занимают горы.  Но они могли бы участвовать в сохранении наших ледников, так как зависят от наших водных запасов. К сожалению, мы не можем добиться от них даже того, чтобы они выделяли средства на содержание наших ГЭС, хотя у них есть ресурсы. 

Например, тот же Казахстан сегодня находится в составе СБ ООН, где он мог бы активно продвигать этот вопрос на международном уровне. Но мы и сами в чем-то виноваты. Если мы сами прежде всего не ставим себе это в приоритет и не поднимаем данный вопрос, то чего можно ожидать от них", - говорит эксперт.

Какие меры вы предлагаете?

Конечно, ледники везде тают. Это вопрос глобального потепления, которого мы не можем избежать, и на которое сейчас все сторонники того же "Кумтора" ссылаются.  Но и антропогенное воздействие мы тоже не может отрицать. И вот, чтобы сохранить наши ледники, мы должны сажать леса в горах. Особенно  в зонах, приближенных к ледникам. В чем полезность такого шага?

Леса понижают температуру воздуха и повышают атмосферную влажность. Таким образом мы могли бы приостановить таяние ледников. Вот сейчас точно никто не может сказать, как быстро они будут таять, если мы лесом все засадим, насколько это будет эффективно, насколько лес замедляет таяние... Но это хотя бы замедлит процесс. И  существенно.

А мы что делаем? Мы уничтожаем лес. По статистике у нас 5,6 территории Кыргызстана - это леса. По мировому стандарту у нас должно быть минимум 10% территории леса для экологического баланса,  у нас его вдвое меньше.

Мы отдали леса на откуп скоту, который его вытаптывает, выедает. Я на прошлой неделе был в Арсланбобе. Его поделили на арендные зоны и нещадно эксплуатируют. То есть, население собирает плоды подчистую. То, что не смогли собрать, вытаптывает скот. Соответственно, ореху не из чего произрастать. Сегодня там нет подлеска, нет новых деревьев, остались только старые деревья.

Если мы хотим выжить, мы должны кардинально поменять свое отношение к лесу.  Уничтожая лес, мы напрямую уничтожаем и ледники.

Если говорить в контексте сегодняшней темы, где тоже затронут вопрос ледников, горнорудная промышленность - это не возобновляемый ресурс. У него нет перспективы. Деньги мы проедим. Часть осядет в карманах. Разработчик, отработав, уйдет, а нам останутся разрушенные ледники, среда, кратеры, и это касается всех горнорудных компаний, которые работают рядом с ледниками.

Я не говорю, что нужно закрыть все. Это популизм. Понятно, что у государства есть обязательства, но нужно подходить индивидуально. Если предприятие не наносит ущерб ледникам, пусть работает, либо пусть платит компенсацию за наносимый ущерб.

А мы что делаем сегодня? Позволяя этим компаниям вести разработки возле ледников, мы еще и отказываемся от того, чтобы нам восстанавливали понесенный ущерб экологии. Я не понимаю в таком случае, где наш национальный  интерес?

В сегодняшних экономических реалиях Кыргызстана возможно отказаться от деятельности этих компаний? Готовы ли мы потерять значительную часть доли ВВП?

Вы правы. Это конъюнктурное решение, направленное на сегодняшние задачи. Но, когда мы поймем, что экология - это стратегически важное направление, когда этому будет уделяться внимание, тогда это может стать отдельной, не менее прибыльной экономической отраслью.

Возвращаясь к теме лесов, например, мы могли бы увеличить площади наших лесов, фруктовых, плодовых деревьев. Увеличили бы плантации быстрорастущих деревьев для производства мебели, бумаги и т..д, и даже для альтернативы топлива в селах.  На сегодня Кыргызстан на 151 млн долларов импортирует древесину. А ведь это решило бы проблемы целой отрасли, решило было проблему безработицы в регионах, и тогда вопрос пополнения бюджета был бы закрыт.

Государство что-то делает в этом направлении?

Делает, но этого недостаточно. Например, возьмем тот же ГАООСЛХ. Это маленький орган, а он должен иметь статус министерства, причем одного из ключевых. И финансирование, соответственно, по остаточному принципу.

Если рассматривать в деталях: на одного лесника приходится несколько гектаров леса, при этом у него нет средств на транспорт, а зарплата 3-5 тыс сом.  Как ему охранять территорию? Может ли он выполнять свои функции полноценно?

Сегодня многое делается за счет доноров, но этого мало. Мы как члены Зеленого Климатического Фонда могли бы обратиться за помощью к ним, чтобы получить средства на посадку лесов.

До 3 тыс. метров над уровнем моря - это зона естественного произрастания хвойных. Они будут расти если посадить. Этой зоной должно заниматься государство.

До 2 тыс. м. – зона посадки фруктовых, орехово – плодовых деревьев. Они тоже будут хорошо расти. Этой зоной могли бы заниматься бизнесмены. Сейчас эта тема набирает потихоньку обороты. Они в горах засаживают сады. То есть, здесь есть интерес бизнеса. Выше - это не их зона, там нет выгоды для них.

Чтобы решить проблему энергоносителей на местах для населения, которое вырубает деревья для топлива, можно засаживать плантации быстрорастущих деревьев. Не для леса, а как плантации, которые за сезон вырастают выше 2 метров и могут стать альтернативой долголетним деревьям. В том же Арсланбобе я видел, что местное население выращивает тополя, но они растут 8 лет. Им конечно же нужно топливо сегодня, поэтому они рубят лес. Я знаю, есть такие деревья, и они уже завозятся к нам из Европы некоторыми бизнесменами. Они быстро растут, долго горят. То есть, это отличная альтернатива. Есть лишь риск инвазивности таких деревьев. Если у них есть семена, то они могут вытеснить наши естественные деревья. Поэтому конечно же нужна экспертиза таких деревьев при завозе.

А вы и экологи как-то лоббировали эти вопросы?

Да, конечно. Когда разрабатывались НСУР - 2040, Жаны Доор – Кырк Кадам, я обращался к экологам. Но откликнулись только Сергей Криворучко и Эмиль Шукуров. Мы разработали ряд рекомендаций, предложений, добились того, чтобы эти вопросы были туда заложены. Наш вопрос о лесах включили туда под номером 40. Конечно хотелось бы, чтобы этот вопрос был в числе первых. Но учитывая то противостояние, которое там было, говорили: «зачем это надо, какие леса, это бред», мы были рады, что вообще включили.

Можно написать кучу документов, но прежде всего само население должно заботиться о нашей природе. Должно быть активным гражданское общество, которое будет на страже интересов страны, как сейчас, например, по вопросу "Кумтора". Нужно трансформировать сознание общества так, чтобы  мы понимали как сами разрушаем собственное будущее. Мы фактически самоубийцы. 

Нужно работать с сообществами, чтобы они понимали ценность леса в перспективе. Я понимаю, что населению надо выживать, и я не противник того, чтобы лес эксплуатировали. Но нужно это делать рационально и бережно. Также необходимо оградить какие-то леса на несколько лет. И где-то лес сам восстановится, а значит и ледники сохранятся.

Если говорить о мировом опыте,  Южная Корея, США, ближе к нам Крым. Мы могли бы стать мировой здравницей, привлекать инвесторов для открытия лечебниц в горах из тех стран, где нет таких условий. Это же рекреационный туризм, один из самых дорогих видов туризма, который нес бы нам больше доходов круглогодично по сравнению с тем же Иссык-Кулем. Это огромные перспективы.


 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

10.11.2017 11:31

Энергетика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Досье:

Акылбек Жусупович Эшимов

Эшимов Акылбек Жусупович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
65 лет 8 месяцев

средняя продолжительность жизни мужчин в Кыргызстане

«

Ноябрь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30