90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Что убьет или спасет экономику Кыргызстана?

12.11.2017 10:28

Экономика

Что убьет или спасет экономику Кыргызстана?

Известный экономист поделился с “Вести.kg” своим мнением на этот счет

Экономист Кубат Рахимов, председатель комитета ТПП КР по вопросам промышленной политики, экспорта, инфраструктуры и ГЧП объяснил, почему продление срока дорожной карты по вступлению Кыргызстана в Евразийский экономический союз -  не более чем очередное решение «оставить все как есть». 

Также он рассказал, чего не хватает Кыргызстану, чтобы наконец-то включиться в общий рынок ЕАЭС как полноправному члену.

Напомним, накануне между министром экономики Артемом Новиковым и депутатом Жогорку Кенеша Чыныбаем Турсунбековым произошел спор на тему продления срока дорожной карты еще на 2 года и денонсации соглашения о предоставлении Казахстаном финансовой помощи Кыргызстану.

- Почему это произошло? Многие снова скажут, что союз не подходит для Кыргызстана или нежизнеспособен в принципе.

- Мы видим последствия того, о чем мы, эксперты, предупреждали в 2013 - 2015 годах – эта дорожная карта по вступлению Кыргызстана в ЕАЭС слишком оторвана от реальности.

В 2011 году у нас образовался Таможенный союз, он плавно перетек в единое экономическое пространство (ЕЭП). Оно предполагало участие Украины, и с ее участием  было бы гораздо более экономически полезным объединением. 

Но оно, к сожалению, не состоялось. Украина не пошла по восточному пути и политически это подтолкнуло Москву к включению КР в круг стран ЕАЭС. Компенсационная политика, так можно назвать. Но мы компенсировали Украину количественно, а не качественно. Да и можно ли сравнивать Украину с ее 42 млн. населения, аграрным, промышленным и транзитным потенциалом, и Кыргызстан с 6 млн. населения и всеми нашими проблемами?

- О каких проблемах Вы говорите?

- Если сравнивать государственные машины стран-участников ЕАЭС, то Армению и Кыргызстан отличает от России, Беларуси и Казахстана механизм принятия и исполнения решений. Век кабинета министров у нас недолог, постоянная кадровая чехарда. Наверное, на территории бывшего СССР мы занимаем первое место по количеству «эксов» - у нас в стране около 400 бывших премьеров, вице-премьеров, губернаторов, министров, не говоря уже о послах и других людях, занимающих высокое положение. У нас просто критическая масса этих людей - с ярким прошлым, но не всегда полезных в настоящем. 

Посмотрите: за четыре года у нас поменялось несколько премьеров, но построить механизм имплементации решений так и не смогли. Слова говорили хорошие, но в реальности государственная машина была неэффективной. 
Поэтому о вступлении КР в союз и я, и другие говорили: нужно досрочно принять ряд мер согласно требованиям Таможенного союза. 

- Каких мер?

- Тогда, в 2014-2015 годах нужно было набраться политической воли и позволить союзникам построить этот механизм экономического взаимодействия внутри страны. И это не было бы ущемлением суверенитета. У нас проблемы с лабораториями? В Казахстане их сотни, в России их тысячи. Доверили бы это партнерам в виде какой-либо совместной программы, пустили бы их специалистов, частный бизнес, в конце концов. Было бы быстрее и не так коррупциогенно.

Но эти механизмы присоединения к ЕАЭС у нас, к сожалению, оказались в руках тех людей, которым было важнее «прижаться» к финансовому потоку и получить свой гешефт. А механизм наказания за недобросовестность при этом у нас отсутствует. 

Да и кого наказывать? За короткий период принятия решения о вступлении в ЕАЭС у нас сменилось 4 премьер-министра (Жанторо Сатыбалдиев, Жоомарт Оторбаев, Темир Сариев, Сооронбай Жээнбеков) и несколько десятков министров. Эта чехарда кадров и коллективная безответственность привела к тому, что мы упустили драгоценное время. 

- Время для чего?

- Построить легальную систему импорта и экспорта. Серый импорт – это целая отрасль в нашей экономике. То, что мы условно легально растаможиваем ввозимые товары по упрощенной схеме, не является совсем легитимным по качеству и фискальной нагрузке. Когда мне говорят, что Кыргызстан – член ВТО, я отмечаю, что мы не Кыргызстан, а,увы,  Контрабандистан. 

Несколько лет назад нам не хватило политической воли, чтобы победить эту гидру. Все это время мы культивировали упрощенческий подход в части импорта, поощряли реэкспорт и не учитывали интересы торговых партнеров – России, Казахстана и Беларуси. Естественно, национальные законы куда либеральнее, чем общесоюзные. Те, кто этим пользуется, формально в выигрыше и вроде бы все хорошо. Но точит нашу экономику изнутри.

- Каким образом?

- Первое – фискальный вред. Это значит, что налоги не поступают в государственный бюджет. При формальном дефиците бюджета 3-4%, реальный составляет 20% ежегодно. И чтобы потом компенсировать этот дефицит, мы просим гранты у МВФ, ЕБРР, Всемирного банка, а то и напрямую у России. Но в это время мы недополучаем огромные суммы налогов с импорта. Кто-то нам наносит нам ущерб на 200 млн долларов, и эти 200 мы просим у кого-то другого.  

Второе – мы разрушаем единый рынок, наносим ущерб легальным импортерам. Генеральный директор одной из компаний по поставке канцелярских товаров рассказал мне, почему он больше не участвует в тендерах. Потому что его компания привозит качественный товар, делает его легальную таможенную очистку, и, как юридическое лицо, платит все налоги и пошлины. А в тендере побеждает фирма-однодневка, которая привезла свои канцтовары через Торугарт, растаможила в Оше по самой низкой ставке (как стройматериалы, например) и может запросить куда меньшую цену. Но о качестве, конечно, даже речи никто не ведет. 

То же самое касается и товаров другого рода. Легальные экспортеры есть на всем постсоветском пространстве, но тут заходит эдакий поток деструкции в виде контрафакта и заниженной по стоимости товарной массы. На выходе имеем нарушение принципа равенства выгоды сторон. И мы собираемся сохранить эту систему еще на два года?

Третье и самое опасное – мы поставили под удар экспортный потенциал страны. Это не просто преступление против простых людей, которые работают в поле, в цеху. Все достижения Российско-Кыргызского Фонда Развития, коммерческих банков страны и вливаний наших партнеров в реальный сектор сегодня под угрозой. Репутационно мы смотримся очень плохо. 

- А есть ли какая-то альтернатива?

- Надо единожды навести порядок на таможне. Возможно, пустить туда партнеров, таможенников из стран ЕАЭС, чтобы они мониторили прохождение потока товаров на местах, проверяли партии грузов. Установить системы технического контроля, видеонаблюдение. 

Есть система оценки через независимых сюрвейеров. Швейцарская компания SGS недавно открыла офис в Бишкеке. Они оказывают услуги по оценке товара по количеству и стоимости. А это - основа для расчета таможенных пошлин.

Использование транзитного режима. Говорят, что статистика у китайской и кыргызской стороны расходится из-за двойной растаможки. Но если товар, предназначенный для отправки в третью страну не растамаживать, а взимать пошлину и под штампом «транзит» везти куда надо, выйдет дешевле и безопаснее. Но у нас на границе так почему-то нельзя. 

Поэтому наша головная боль сейчас – коренная модернизация таможенной службы страны. Я бы отдал на аутсорсинг партнерам проблемные участки. Если мы для партнеров зона риска, то они должны иметь право контролировать, оценивать ситуацию на местах. Как алкоголизм или наркомания, эта болезнь лечится только извне. 

Я отдал бы перекупщикам должное, если бы знал, что государство получает от них  налог с продаж, подоходный налог, налог на прибыль и на добавленную стоимость, отчисления с «белой» зарплаты. Но налоги и отчисления эти фирмы тоже не делают.

Нужно слезть с китайской иглы реэкспорта, от которой мы ничего не имеем, так как практически не берем пошлин и лишь кормим эту серую массу. Нужна жесточайшая политическая воля, чтобы пойти по пути наибольшего, по сути, сопротивления, оздоровив общество и отношения с торговыми партнерами. 

- Но рынок «Дордой» как самую крупную в ЦА точку реэкспорта оценивали как предприятие, предоставляющее рабочие места.

- В отличие от схемы «Дордоя», ныне существующая схема более преступная, более деструктивная. Раньше предприниматели везли товар из Китая, ОАЭ, Индии, кое-как растамаживали, а продавали уже наши люди. 

А сейчас мы пустили в свой огород международную мафию. Наши предприниматели уже не участвуют в цепочке. Например, привезли обувь, растаможили в Оше как стройматериалы и везут дальше фурами как обувь в Казахстан и Россию. Где тут работа наших граждан, кроме перевозки? 

«Дордой» терпели, потому что там работало 100 тыс. человек. Сейчас все под контролем крупных игроков, которым, по сути, не нужны рядовые предприниматели. Им оставили какую-то долю, рынок вроде жив,   но основной кусок не кормит бизнес страны и это тоже преступление. 

- Неужели проблема незаконной растаможки существует только в Кыргызстане? 

- У всех таможня не в порядке, но в других страна хоть понемногу борются с этим. Казахстанское «Хоргосское дело» , фигуранты которого получили от 5 до 17 лет лишения свободы. В Беларуси как-то посадили целую смену таможенников на переходе Каменный Лог . А у нас не найдется даже 10 резонансных уголовных дел. Их нет. Этих людей не сажают. Они хозяева страны, фактические «серые кардиналы» нашей элиты. 

- Каков негативный вариант развития событий, в случае, если изменений в системе не произойдет?

- Раз мы снова выторговали себе льготы и преференции, то должны понимать, что все имеет свою цену. Артема Новикова на посту министра экономики через два года не будет, скорее всего. Кто будет отвечать за принятые сегодня решения?

Хватит нам политической воли – замечательно, не хватит – что же, будем дальше находиться в такой ситуации, в которой на нас показывают пальцем. И перечисленные три негативных фактора будут довлеть над нами. 

Это будет означать, что российские деньги, вложенные в РКФР, потрачены впустую, наш внутренний рынок разорится Это же касается инвестиций от наших союзников по ЕАЭС. Люди продолжат уезжать на заработки ввиду дальнейшего ухудшения ситуации в стране. Мы войдем в историю, как первая страна в мире, большую часть ВВП которой составят доходы от мигрантов? Незавидная участь. При таком потенциале производства и экспорта!  
Мы уже близки к этому: в России сейчас 600 тыс. чел, 100 тыс. в Казахстане. По моим расчетам, потенциально могут уехать еще 200 тыс. граждан. Это почти 1 млн., каждый второй трудоспособный кыргызстанец. Разве в этом наше счастье?

Поэтому необходим общественный консенсус по кардинальному реформированию наиболее деструктивных элементов в нашей экономике и политическая воля  для реальных, а не бумажных преобразований в нашей экономике.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

12.11.2017 10:28

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Досье:

Бахтияр Сабиржанович Кадыров

Кадыров Бахтияр Сабиржанович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
13

лет - средний возраст боевика ИДУ

«

Ноябрь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30