90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Таджикистан: Строить для того, чтобы строить?

01.01.2018 13:02

Энергетика

Таджикистан: Строить для того, чтобы строить?

В Таджикистане нет нефти, но мы все же тратим миллионы на строительство нефтеперерабатывающего завода. 

Запуск практически достроенного в Свободной экономической зоне «Дангара» крупного нефтеперерабатывающего завода откладывается в очередной раз. Представители зоны связывают это с «некоторыми нерешенными вопросами». Эксперты же указывают на экономическую нецелесообразность возведения таких мощностей в «неуглеводородном» Таджикистане, о чем строители задумались только в последний момент.

Строительство в СЭЗ «Дангара» НПЗ проектной мощностью 1,2 миллиона тонн нефти в год началось в 2014 году. Возведением данного предприятия занимается созданное совместное таджикско-китайское предприятие TK-oil, учрежденное китайской компанией - Dong Ying heli Investment and Development и таджикской - «Хасан и Ко».

Еще до начала строительства размер инвестиций на первом этапе (запуск линии мощностью переработки до 300 тысяч тонн нефти в год) был объявлен в размере 80 миллионов долларов, а на втором и третьем этапах потребуется 300-500 миллионов. Доля китайской стороны в проекте составляет 90 процентов, таджикской – 10.

Первоначально первую очередь предприятия планировалось сдать в эксплуатацию в конце 2015 года. Позже строители передумали и решили преподнести завод в качестве достижения к 25-летию государственной независимости Таджикистана, которое отмечалось в сентябре 2016 года. Но не получилось: дату запуска перенесли на март 2017 года, а затем и на июль.

Соблюсти назначенный срок вновь не удалось, и было объявлено, что завод заработает к концу года.

Руководство СЭЗ «Дангара» тогда ссылалось на «ряд субъективных причин», которые привели к переносу сроков запуска завода. Главной причиной назвали проблему с переводом и перечислением денежных средств, осуществляемых через один из таджикских банков (название банка не уточнили).

Это якобы привело к тому, что некоторые виды оборудования были доставлены на стройплощадку завода с опозданием, и, соответственно, затянулись монтажные работы.

В администрации СЭЗ тогда сказали, что строительные работы завершены на 95%, а с учетом новых сроков доставки части оборудования, их монтажа, а также пусконаладочных работ завод заработает в ноябре. Однако ноябрь прошел, а запуск завод до сих пор не состоялся.

В администрации СЭЗ «Дангара» «АП» сказали, что первая очередь завода практически готова к эксплуатации. «Однако, - отметили в СЭЗ, - существуют некоторые вопросы, которые требуют своего решения». Источник не стал уточнять, какие именно «вопросы» остаются нерешенными и когда они будут решены.

Смысла нет

Эксперты считают, что запуск завода, скорее всего, переносится из-за трудностей, связанных с обеспечением завода сравнительно дешевым сырьем.


Строительство в СЭЗ «Дангара» НПЗ, проектной мощностью 1,2 млн тонн нефти в год началось в 2014 году.

«Вполне ожидаемо, что запуск в очередной раз перенесли, - говорит экономист Зафар Аюбов. -  Чтобы приступить к переработке нефти, нужно предварительно запастись определенным ее объемом. Дело в том, что такие заводы обычно возводятся в тех местах, где имеются достаточные запасы нефти, и чем ближе к месторождению, тем лучше. Если уж решили строить на территориях, отдаленных от месторождений, нужно хотя бы позаботиться о прокладке нефтепровода, чтобы производство было рентабельным. В Таджикистане же нет больших запасов нефти, а на прокладку трубопровода из других стран нужны огромные средства. Поэтому придется доставлять его транспортом, а это, с учетом протяженности пути и высокой вывозной пошлины на сырье в странах-экспортерах, делает его переработку нецелесообразным. Скорее всего, инвесторы Дангаринского завода, не взвесив предварительно все плюсы и минусы производства, столкнулись теперь со сложностями по его обеспечению сырьем», - считает экономист.

Строители НПЗ в Дангаре рассчитывали в первую очередь на российскую и казахстанскую нефть. А в России, к примеру, принято считать, что продавать сырье - это низкотехнологично, а в сравнении с экспортом «высокотехнологичной» продукции или продукции «высокого передела» еще и низкодоходно. Нефтепродукты по отношению к нефти там считаются продуктами «высокого передела», а нефтепереработка в сравнении с нефтедобычей «высокотехнологичным» производством.

Мы проверили, и выяснилось, что экспортная пошлина на сырую нефть в России почти в три раза выше пошлины на светлые нефтепродукты (бензин, авиакеросин, дизельное топливо и прочее). А если учитывать, что Таджикистан получает российские нефтепродукты на основе двухстороннего межправительственного соглашения по нулевой экспортной ставке, целесообразность переработки нефти в самой республике действительно отсутствует.

Миллионы, потраченные впустую

Разговоры о строительстве в Таджикистане нефтеперерабатывающих заводов начались в 2010 году, после того как Россия ввела экспортные таможенные пошлины для РТ. В разных частях республики приступили к возведению нескольких таких заводов малых и средних мощностей. Однако эти предприятия так и не заработали, а отечественное производство нефтепродуктов, наоборот, сократилось. Так, производство бензина и дизельного топлива снизилось с почти 4 тысяч тонн в 2010 году до чуть более 2,8 тысячи тонн в 2015 году. На данный момент отечественное производство нефтепродуктов покрывает лишь 0,4 процента общих потребностей республики (700 тысяч тонн).

В начале 2013 года Таджикистан и Россия подписали межправительственное соглашение о сотрудничестве в сфере поставок нефтепродуктов в РТ. В рамках данного документа Таджикистан ежегодно получает до 850 тысяч тонн российских нефтепродуктов, которые не облагаются таможенными пошлинами со стороны экспортера.

Потребность Таджикистана в ГСМ в соответствующих министерствах и ведомствах республики оценивают в 1,5 миллиона тонн. Фактически же республика недобирает ежегодно даже выделяемый Россией льготный объем, то есть стране вполне достаточно 600-700 тысяч тонн в год.

Собственная добыча нефти в Таджикистане составляет мизерные объемы, так как до настоящего момента не обнаружены большие нефтеносные месторождения. Более того, с годами сокращается добыча на немногих эксплуатируемых небольших месторождениях страны. Так, согласно официальной статистике, объем добычи нефти (включая газовый конденсат) в Таджикистане в 1991 году составлял почти 110 тысяч тонн. К 2010 году данная цифра упала в четыре раза – до 27 тысяч тонн, а к 2015 году – до 24 тысяч тонн. В настоящее время из недр страны ежемесячно извлекается до 1,9 тысячи тонн нефти, годовой объем которой не достигает даже показателя 2015 года.

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

01.01.2018 13:02

Энергетика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Нурбек Мурпазылжанович Мурашев

Мурашев Нурбек Мурпазылжанович

Министр сельского хозяйства Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$5 млрд 173 млн

объем золотовалютных резервов Туркменистана

«

Май 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31