90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Перекресток семи дорог: куда Мирзиёев ведет Узбекистан?

10.01.2018 13:02

Политика

Перекресток семи дорог: куда Мирзиёев ведет Узбекистан?

Его и ругают, и хвалят. Одни говорят, что перед узбекским обществом открываются новые дороги. Другие — что эти дороги ведут в никуда.

Шавкат Мирзиёев уже чуть больше года руководит Узбекистаном. С его приходом к власти многие ждали перемен — особенно во внутренней политике. Новый президент со рвением занялся реформаторством, но говорить о плодах пока рано. В жизни простых граждан особых изменений еще не наблюдается, по крайней мере — в экономической ее составляющей.

Почетное третье место Мирзиёева

Колумнист портала Sputnik-Узбекистан Игорь Николайчук провел мини-эксперимент: задал в поисковых системах Google и Яндекс (две системы для надежности) запрос о частоте встречаемости фамилий президентов стран СНГ.

— Итог такой: Шавкат Миромонович уверенно держит третье место, но не вмешивается в спор «разнознаковых» лидеров — Назарбаева и Порошенко.

Собственно, сам эксперимент просто послужил затравкой для статьи о годе правления Мирзиёева, но тем не менее результаты вполне наглядны.

Нынешний президент Узбекистана привлекает к себе повышенное внимание, и не только журналистов или тех, кому положено по службе, но и простых пользователей Интернета. Оно и понятно — со сменой руководства Узбекистану прочили большие перемены. Где они?

Стабильность не всегда признак мастерства

Касаемо внешней политики Николайчук отмечает, что здесь в общем-то все по-старому, хотя, например, «отношения с Россией за год улучшились. Вернее, нормализовались до уровня «средней температуры» в СНГ». Хотя тут затронуты интересы в первую очередь бизнеса: военную и другую технику менять нужно (а тут еще новую оборонную доктрину приняли), да и российская сталь после снятия акцизов стала дешевле китайской.

— Вот что действительно характеризует перемены к лучшему, так это улучшившееся настроение мигрантов (узбекских в России — прим.) Работодатели их стали ценить. Вряд ли здесь есть однако высшая политическая воля, приказ из Кремля. Это процесс естественной притирки, — отмечает обозреватель.

Правда, в самой российской диаспоре говорят, что нынешними реформами разочарованы, но об этом позже.

Самое важное в двусторонних отношениях, что достигнуто при Мирзиёеве, считает Николайчук — это «политическая безболезненность настройки их громкости: хотим — быстро усилим, хотим — приглушим. При этом все определяется прагматизмом, а не чьими-то горячими желаниям.

А вот во внутренней политике, утверждает колумнист, налицо существенный сдвиг.

— Можно привести десятки, если не сотни фактов в доказательство того, что жизнь узбекистанцев меняется.

Мирзиёев пришел во власть под лозунгом реформ и взялся за это дело, засучив рукава.

Жаждали ли элитарии, чиновники, интеллигенция, бизнесмены, простые люди таких реформ? Откровенно говоря, не знаю. Просто не знаю, без всякого подтекста. Из-за каримовской стабильности все казалось спокойным. Экономическое развитие шло, Запад страну не очень шевелил, ферганские события, при всей их брутальности, оказались политически изолированным явлением, — пишет он.

По доброй воле или под дулом пистолета?

В качестве одного из примеров Николайчук припомнил и личное заявление о запрещении пыток в органах внутренних дел и тюрьмах, которое стало беспрецедентным. Правда, не все восприняли его как жест доброй воли, да и исполняемость поставили под сомнение.

— Известная «правозащитница, работающая во Франции», Надежда Атаева в интервью русской редакции германского внешнепропагандистского ресурса DW назвала президентский указ от 30 ноября, предусматривающий, что те дела, где есть подозрение на применение пыток, должны быть пересмотрены, «очень интересной инициативой». Однако при этом ее мнение свелось к традиционному для либералов посылу:

«Как указ будет исполняться, пока не видно. И в этом общее слабое место тех реформ, которым вроде бы надлежит модернизировать узбекское общество», — пишет Николайчук.

При этом он отметил, что даже освобождение 10 политических заключенных было воспринято в некоторых кругах не как доказательство твердой решимости лидера Узбекистана продвигать реформы, а как унизительный, вынужденный эпизод торга с западной элитой. Мол, «это не признак принципиального подхода власти к ее критикам, а продолжение торговли, начатой после андижанских событий 2005 года в ходе инициированного ЕС диалога по правам человека между Евросоюзом и Ташкентом. Это было условием снятия санкций ЕС с Узбекистана»

— В целом, втягивание Шавката Мирзиёева в президентский режим жизни проходит успешно, — подытоживает обозреватель.

О крысах и чересчур умных людях

Одним из главных политических событий ушедшего 2017 стало первое в истории страны послание президента страны узбекскому парламенту в декабре. Мирзиёев объявил 2018-й годом поддержки активного предпринимательства, идей и технологий (2017-й был годом диалога с народом). Пообещал продолжить реформы и усилить борьбу с коррупцией. Помимо прочего, коснулся вопросов создания собственного военно-промышленного комплекса и привлечения к этому зарубежных специалистов.

— В целом его выступление было выдержано в привычной стилистике «урожаи растут», но в то же время содержало непривычно большое количество критических замечаний о происходящем в республике, — утверждает портал Asiaterra.

Авторы публикации отметили, что национальное информагентство УзА подвергло речь Мирзиёева цензуре.

— Это практикуется еще со времен Каримова, который иногда увлекался и говорил что-то такое, о чем было бы лучше промолчать. На сей раз вырезанным оказался целый ряд высказываний действующего президента, которые журналистам все же удалось записать, — говорится в публикации портала.

Так, говоря об удручающем положении дел в сфере привлечения иностранных инвестиций, Шавкат Мирзиёев отметил, что так называемые «крысы», «дети некоторых людей» сделали многое, чтобы испортить инвестиционный фонд страны, то есть именно благодаря им инвестиций в страну стало меньше.

По его словам, коррупция заложена во многие инвестпроекты, в некоторых она доходит до 50 процентов.

— Некоторые мне говорят: что, ты не знал обо всё творящемся, будучи премьером? Я всё знал, но окружение было плохим, — пояснил президент. — Теперь я говорю об этом открыто, пусть некоторым это и не нравится, — добавил он.

Мирзиёев заявил о готовности покинуть свой пост в случае провала проводимой им финансовой реформы:

— Либо я всё исправлю, либо я уйду. Больше 20 лет мы из-за «умных» людей минфина давали неправильные показатели народу. 2-3 года мы должны мучить себя! Никто со стороны не придет и не решит наши проблемы.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

10.01.2018 13:02

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Нуртай Абыкаевич Абыкаев

Абыкаев Нуртай Абыкаевич

Председатель КНБ Казахстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
1200

киргизских сел не имеют доступа к чистой питьевой воде

«

Ноябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30