90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Центральная Азия начинает осознавать свою субъектность

20.02.2018 09:32

Политика

Центральная Азия начинает осознавать свою субъектность

О возможном сценарии развития событий в свете предстоящей в марте встречи глав стран Центральной Азии, о том, кто и как стремится влиять на государства региона, по просьбе «Ритма Евразии» рассказывает бишкекский политолог Марс Сариев.

– Лидеры пяти центральноазиатских государств собираются встретиться в Астане в конце марта. Если будут приняты какие-то, скажем так, объединительные решения, то станет ли это означать, что такие внешние игроки, как США, Россия, Турция, теряют свое влияние на регион?

– Во-первых, нужно отметить, что ни разу со времен распада Союза и создания независимых государств лидеры пяти стран региона не встречались вместе. То есть без участия России или других сильных внешних игроков. Во-вторых, эта встреча будет носить консультативный характер. Не стоит ждать подписания каких-то важных, основополагающих документов. Эта встреча важна тем, что Центральная Азия начинает осознавать, осмыслять, скажем так, свою субъектность, и лидеры «пятерки» готовы координировать свои действия в рамках региона.

Конечно, это вызывает обеспокоенность крупных игроков, прежде всего США, Китая, а также Ирана и Турции, которая претендует на роль лидера тюркского мира и продвигает идею пантюркизма и, соответственно, своего лидерства в этом мире. Но им, этим игрокам, проще, когда все государства региона – сами по себе, легче проводить свою политику, действовать по принципу «разделяй и властвуй». Для них очень неудобно иметь дело с объединившимся регионом.

Конечно, крупные игроки постараются сделать так, чтобы этот региональный проект существовал не сам по себе, а вошел в их мегапроект. Для американцев это проект «Большая Центральная Азия» с выходом на Афганистан и далее на южные моря, который предложил Фредерик Стар, бывший советником по России и Евразии при трех президентах США. Китайцам тоже выгодно включить страны региона в свой проект «Один пояс – один путь».

Если страны региона объединятся, то они поддержат один из проектов. И, скорей всего, могут выбрать китайский «Один пояс – один путь», то есть у Пекина больше рычагов как политических, так и экономических привлечь на свою сторону все пять стран. Хотя не исключаю, что участники встречи в Астане воспримут благосклонно американский проект и постараются как-то его учитывать и участвовать в нем в той или иной форме.

Теперь о России и ЕАЭС. В складывающихся условиях этот проект пока смотрится менее выигрышным. Причиной тому – несовершенство внутреннего законодательства экономического союза, внутренние противоречия и трения, как, например, осенний конфликт Казахстана с Кыргызстаном, недовольство некоторых участников неэффективным управлением союзом. На этом фоне китайский проект видится некоторыми странами региона более оптимальным. И даже американский тоже. ЕАЭС – на третьем месте максимум. Для американцев в случае успеха это будет означать возрождение таких энергетических проектов, как ТАПИ, CASA-1000, направленных из Центральной Азии через Афганистан в Пакистан и Индию. Тут стоит отметить визит Нурсултана Назарбаева за океан, постоянные поездки в страны региона помощников и заместителей госсекретаря США.

Думаю, что встреча глав пяти стран и дальнейшие их действия покажут, смогла ли Россия воспользоваться карт-бланшем, который она получила исторически. Если кое-кто в Москве полагал, что Центральная Азия никуда не денется, то теперь ошибочность такой позиции неизбежно проявится.

– Но некоторым государствам, как, например, Таджикистану и Киргизии, как говорится, деваться некуда, они привязаны к России…

– В том-то и дело. Этим странам будет туго. Локомотивы Центральной Азии – Узбекистан и Казахстан тяготеют к американскому и китайскому проектам. Кыргызстан и Таджикистан столкнутся с противоречием, их будет разрывать изнутри. Зависимость от России очень большая, и при смене вектора в один прекрасный момент поставки ГСМ по льготным ценам, поддержка внутренних валют могут быть с её стороны прекращены.

И хотя после встречи глав пяти государств ЦА будут только декларативные заявления, я уверен, что их возможное объединение больше беспокоит Москву, чем Вашингтон или Пекин.

– Вы как-то сказали, что между Астаной и Ташкентом нет борьбы за лидерство в регионе. Но ведь это нормально, когда кто-то хочет быть первым или главным. Тем более что за последний год Узбекистан довольно мощно стал наращивать свои экономические возможности.

– Нужно учитывать все-таки наш менталитет. Назарбаев – аксакал, старейшина, для наших народов уважение к старшим – принципиально. И он раздражен действиями России, тут опять надо вспомнить его визит в США, переход на латиницу, то, как Москва не стала вмешиваться в упомянутый осенний торгово-транспортный конфликт с Кыргызстаном в рамках ЕАЭС.

И Узбекистан – вполне самостоятельный игрок, который не хочет пока вступать в какие-то союзы – ШОС, ОДКБ, ВТО и прочие… Соответственно, о желании быть обязательно лидером пока не приходится.

– Давайте поговорим о другом игроке – Турции. Анкара мнит себя благодетелем и лидером тюркского мира. Для нее союз пяти государств – проблема?

– Конечно, этот проект ей невыгоден. У турок нет ни экономических, ни политических рычагов влиять на страны региона, так как Узбекистан и Казахстан в любом случае экономически сильнее. Туркменистан был и есть сам по себе. Таджикистан – персоязычная страна. Остается только Кыргызстан. Вдобавок ко всему турки сами завязли в Курдистане, у них пока нет сил и возможностей как-то активничать. Да и в Кыргызстане их позиции ослабли. Особенно после попытки государственного переворота в Турции и попытки повлиять на Бишкек с тем, чтобы закрыть школы и вузы, основанные Гюленом в КР. Бишкеку это очень не понравилось. Анкаре остается только действовать через организацию «Тюрксой». Или подключиться к американскому проекту «Большая Центральная Азия».

Но здесь также нужно учитывать и противостояние американцев и китайцев. В Вашингтоне очень обеспокоены тем, насколько активно китайцы свой проект «Один пояс – один путь» продвигают к регионам, где у США большие интересы, где нефть, где их военные базы. Тут стоит вспомнить порт Гвадар, военную базу в Джибути, военный переворот на Мальдивах.

Соответственно, Москва может каким-то образом воспользоваться борьбой между Пекином и Вашингтоном в свою пользу, торпедировать китайский и американский проекты. Можно воспользоваться попыткой американцев пристегнуть страны Центральной Азии к Афганистану, что не может понравиться «пятерке». Китайцы же сами по себе раздражают США, их экономическая экспансия пугает. Россия, если не сможет стать первой и главной в регионе, то предпочтет не пускать американцев и поддерживать китайцев. Российская «мягкая сила» пока не работает, а Москве нужен прорыв.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

20.02.2018 09:32

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
571 209

человек выехали из Таджикистана в I полугодии 2013 г.

«

Ноябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30