90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Проблема в том, что у кыргызов мало выбора

02.03.2018 11:01

Политика

Проблема в том, что у кыргызов мало выбора

Интервью с журналистом Григорием Михайловым 

— Прошел почти год, как вас вынудили покинуть Кыргызстан под предлогом того, что вы нарушили закон просрочив регистрацию, а также не имели аккредитацию журналиста. В чем была реальная причина вашего выдворения из страны?

— Для меня до сих пор остается загадкой, почему так произошло. Каких-либо официальных или неофициальных объяснений мне дано не было. Говорить о том, что меня выдворяли или депортировали нельзя, потому что это официальная процедура, при которой подписываются определенные бумаги. На деле никаких бумаг не оформлялось – меня просто силой вывезли за пределы Кыргызстана и запретили въезд. Вероятно ситуация касалась моей работы журналистом. Но для меня загадка, что же такого произошло. Мне остается лишь строить предположения.

— 2017 был ознаменован в целом небывалым доселе прессингом в отношении СМИ, на Улугбека Бабакулова было возбуждено уголовное дело за его статью, после что он был вынужден покинуть страну. Многомилионные иски пачками пошли и не только в отношении журналистов. Вы согласны с тем, что этот процесс был связан с тем, что Атамбаев решил провести Сооронбая Жээнбекова на выборах в президенты?

— Лишь отчасти. Основная причина — это желание властей взять все медиа-поле под контроль. Если мы сравниваем положение СМИ в Кыргызстане, допустим 2012 и 2017 годов, то это две совершенно разные ситуации. Последние полутора года влияние властей Кыргызстана на медийную политику тех или иных изданий стало значительно сильнее. В целом, происходящие события связаны с политическими причинами.

— Цель же какая-то должна быть? Ладно, что захватили СМИ, но для чего это нужно? Коммерческую выгоду разве существенную можно получать от этого?

— Допустим, что «Вечерний Бишкек» приносил прибыль и достаточно хорошую. Что касается СМИ, в целом, задача поставлена «контролировать и не пущать». Не обязательно привязывать ситуацию со СМИ Кыргызстана конкретно к выборам. Если вы контролируете медийную повестку, вы контролируете общественное мнение. В этом случае вы можете в значительной степени влиять на результаты политических процессов, включая выборы. Но далеко не только на это.

— При Сооронбая Жээенбекове в качестве президента, давление на свободу слова будет усиливаться или нет?

— На данный момент оценивать Жээнбекова было бы рано, потому что во многом он действует по инерции заданной его предшественником. Он еще не проявил себя, как самостоятельный политик. Те аппаратные политические игры, которые сейчас происходят в Белом доме, в СДПК, они только начинают что-то формировать. Дальше ситуация может развернуться по-разному. Те, кто занимаются Кыргызстаном в России считают, что очень сложно предсказать что-либо в стране.

— Сейчас мы все обсуждаем несостоявшуюся отставку руководителя аппарата Президента Фарида Ниязова. Это признак столкновения команд нынешнего и бывшего главы государства?

— Я бы не сводил все к противостоянию команд. Конфликты между различными политическими группировками будут происходить и далее.

Политика — это собственно попытка получить доступ к ресурсам и удержать контроль над ними. Самих денежных, финансовых и прочих ресурсов, которые есть в Кыргызстане и которые могут делить политики, не так много. И их число на самом деле не растет, можно сказать что их становится меньше. Поэтому борьба за доступ к ресурсам будет происходить достаточно жестко. Если Сооронбай Жээнбеков захочет большей независимости в своих действиях — будет конфликт. Если ему удастся соблюсти баланс интересов со своим «патроном», то это будет другой разговор.

— Ну, вот конкретно с Фаридом Ниязовым, ситуация на ваш взгляд, как закончится?

— Я бы не рискнул давать прогнозы по Фариду Ниязову, потому что он неглупый человек. Что не говори, он умный, опытный политик. И те ситуации, из которых он выбирался с успехом, а их было десятки, дают основания полагать, что он может оказаться на коне и в результате этой ситуации. Опыта интриг и участия в политической жизни у него достаточно. Возможно у его оппонентов опыта и хватки будет поменьше.

Что касается прогнозов, в целом, то весной мы можем увидеть обострение ситуации, например, попытку ряда политических сил переиграть ситуацию в свою пользу и сложившийся status quo. Сейчас мы видим первые признаки возможного серьёзного противостояния.

При этом те, кто считает себя противниками нынешних властей и уже начинают радоваться разброду в лагере Жээнбекова/Атамбаева, немного торопятся. Еще рано говорить о каком-то серьезном конфликте.

— Вы заметили, что у нас не так много ресурсов, которые могут делить политики. Одним из таких ресурсов является контрабанда. Арест, на ваш взгляд, депутата ЖК, казахскими органами, это реальное их желание бороться с контрабандой, которой и у Казахстана хватает или все это делается в отместку кыргызских властям и Атамбаеву лично?

— Тема контрабанды в этой ситуации сыграла лишь частичную роль. Цель гораздо больше. Казахстан мог и не арестовывать кыргызстанского депутата, но Казахстан считает казахского гражданина своим гражданином, над которым распространяются свои законы и который находится в зоне интересов казахского правосудия. А то, что он кыргызский депутат, дело уже второе.

Кризис октября-ноября прошлого года на границе с Казахстаном имел ряд причин, некоторые из которых вызревали годами. Кыргызстан очень неудачно подошел к окончанию президентского срока, конфликт вокруг предвыборной кампании наложился на старые нерешенные проблемы, поэтому был такой достаточно длинный и очень неприятный инцидент на границе. Контрабанда лишь одна из частей.

Еще одна из причин — это желание и готовность части казахских элит продемонстрировать свою силу. Если Кыргызстан за последние десятилетия, не сказать, что набирал силы, то в Казахстане серьезно занимались совершенствованием своего государства и мускулы за это время нарастили. Баланс сил в Средней Азии изменился и наступил момент, когда будет меняться, и соответственно меняться, взаимоотношения между странами. Те, кто слабее, будут вынуждены уступать. Те, кто сильнее будут показывать больше амбиций, демонстрировать силу и, возможно, добиваться каких-то своих целей.

Это не означает что казахский флаг вдруг разместят на кыргызской территории, «отберут Иссык-Куль» и т.д. Это страшилки. Но для того, чтобы усилить свой контроль над какой-то территорией не обязательно там ставить флаги. Достаточно просто купить элиту, обеспечить более сильные экономические связи. Или еще десяток вариантов. Собственно именно проявление этого процесса мы можем видеть.

— Самое важное политическое событие произошло в Кыргызстане в прошлом году — это президентские выборы. Но такого как раньше участия Москвы в них не было. Или мы этого не заметили?

— Кыргызстан занимает не первое и даже не десятое место, в списке наиболее важных дел Кремля, Путина, МИДа РФ, и прочих организаций. Это далеко не самое приоритетное направление. Основные интересы России лежат в направлении США, Европы, Китая, Ближнего Востока и т.д. Интерес к Кыргызстану и Средней Азии вырастет, к сожалению, только в том случае если здесь начнется крупный кризис.

Сохранение спокойствия и стабильности в регионе является одним ключевых интересов России в Средней Азии. Президентские выборы, которые происходили в Кыргызстане, были оценены в Москве как нечто, что не должно было дестабилизировать ситуацию. Поэтому активного, значительного участия в кыргызских выборах не было. Москва посмотрела на кандидатов, оценила наиболее вероятных и дееспособных из них.

В Москве множество центров принятия решений. Есть главный из них, который играет роль арбитра, но в целом решения и взгляд на ситуацию, в том числе в Кыргызстане, формируют несколько разных организаций, которые порой расходятся в оценках. И поэтому разные кандидаты ехали в разные офисы в Москве, чтобы заручиться разной поддержкой. В Москве решили — кандидаты, которые имеют шансы стать кыргызским президентом, вполне адекватны, могут держать слово, и в целом страну, дай бог, не развалят. Поэтому было решено отойти в сторону и не мешать демократическому процессу, который получится в Кыргызстане.

Активного вмешательства не было. К примеру, это можно понять по деятельности российских СМИ, которые в большей своей части кыргызские выборы просто проигнорировали. В результате кыргызские политики сами разбирались между собой по поводу того, кому быть президентом.

Я могу сказать, что даже среди российских экспертов и организаций, которые оценивали ситуацию в Кыргызстане, были разные оценки, были внутренние споры о том, кто же победит. Споры вокруг того — Жээнбеков или Бабанов, в конечном счете, станет президентом, велись достаточно ожесточенно. Выиграли те, кто ставил на Жээнбекова. Но они ставили именно, как наблюдатели, но не как участники.

— Ну, если даже допустить, что Кыргызстан не находится в приоритете интересов Кремля, в Бишкеке расположено Посольство РФ, Россотрудничество и другие организации, которые по «функционалу» должны здесь продвигать интересы России. Вы их, однако достаточно открыто критиковали, может поэтому они намеренно не встали на вашу защиту, когда кыргызские власти выдворили вас за пределы страны?

— В Кыргызстане действует более полутора десятка российских и околороссийских структур и Посольство, Россотрудничество, далеко не единственные. Есть несколько организаций, работу которых я считаю более или менее эффективной, есть те которым можно было бы работать лучше. Мне сложно оценивать и я воздержусь от оценок деятельности Посольства и Россотрудничества по вполне понятным причинам. Это наша внутренняя кухня и мы будем разбираться с нею сами.

— Вы, однако, в публикациях, постах в соцсетях откровенно говорили, что Посольство работает не эффективно, приводя в пример тот же сайт диппредставительства, который не обновляется. От этого вытекает другая проблема, о которой возможно не говорилось – это разбазаривание денег, которые поступают этим организациям. Вы видите улучшение в этом вопросе?

— Последний год я не отслеживал внимательно деятельность российского Посольства и РФКР в Кыргызстане. Могу сказать, что в целом в российской бюджетной политике, в выделении средств, произошли заметные изменения за последний год. Это вам могут подтвердить источники в тех же самых российских организациях действующих за рубежом. Москва начала гораздо пристальнее и серьезнее следить за тем, как тратятся деньги, направленные на работу. Москва начала проводить более жесткую бюджетную политику. Москва начала требовать от своих сотрудников большей работы и больших результатов по продвижению тех или иных задач. Что касается российского Посольства, как и с Кремлем, нельзя мазать всех одной краской. Есть подразделения и структуры внутри того же самого посольства и других организаций, которые действуют эффективно и есть те, чью работу можно было бы улучшить.

Валентин Богатырев, приближенный к власти, заявил что досрочных парламентских выборов в этом году не будет, с учетом того, что СДПК к этому не готова. Вы согласны с ним?

— Я бы зашел с другой стороны. Зачем устраивать новые выборы парламентские, если ситуация для нынешних властей Кыргызстана в парламенте контролируема? Зачем это делать кыргызской оппозиции? Кто из кыргызской оппозиции, а именно какая структура может бросить вызов нынешней власти в данный момент?

— Ну, “южная” оппозиция может, как она это уже сделала в 2010 году и победила.

— На данный момент для того, чтобы влиять на политику, не обязательно занимать конкретно место в парламенте. С некоторыми депутатами можно договориться. Парламентарии могут выполнять какие-то поручения элитных групп, которые непосредственно в парламенте представлены не будут.

Драться за места в парламенте большой необходимости нет. Тем более, что депутаты ряда фракций с завидным постоянством демонстрируют готовность к смене позиции и к сотрудничеству с самыми разными силами. Пока я не вижу четкой, дееспособной партии, которая могла бы бросить вызов нынешним ребятам, сидящим в парламенте. С другой стороны, я не вижу причин для тех, кто контролирует парламент, сейчас менять его состав. Посмотрите за последние годы, митингов по сути крупных и не было в Бишкеке. Бурная политическая жизнь, которая била ключом, тоже поугасла. Любые выборы в парламент, это все равно некоторый риск. Это затраты денежные. Для журналистов, пиарщиков, типографий, специалистов по организации митингов, выборы это, конечно, замечательное, хлебное время. Но с точки зрения провластных политтехнологов я бы сильно сомневался, что их нужно проводить сейчас.

— С учетом последних изменений Конституции, перераспределением полномочий в пользу премьер-министра, с учетом самого характера Сооронбая Жээнбекова вы считаете он будет политическим актором №1 или уступит эту позицию амбициозному Сапару Исакову?

— Не исключено, что мы будем иметь картину в виде двух маятников. Где соотношение сил и влияние будет периодически меняться, в какой-то момент в сторону усиления Жээнбекова, а в какой-то момент Исакова. Может появиться третий персонаж, который будет это все балансировать дополнительно. Эта система может оказаться дееспособней чем мы думаем и просуществовать дольше. Но ей надо быть адаптивной, т.е. периодически меняться и подстраиваться. Сложности будут у всех и допустим для бывшего президента будут в том, что у него остался не закрытым конфликт с соседней, северной страной. Я думаю это еще будет играть определенную роль. Что касается Сапара Исакова и Жээнбекова, если им не откажет чувство политического самосохранения, то они могут усидеть одновременно в своих креслах, и не топить друг друга.

— Как бы вы оценили полугодовое нахождение на посту премьер-министар Сапара Исакова и 100 дней президентства Сооронбая Жээнбекова?

— Согласитесь, что Сапару Исакову некоторые скептики давали гораздо меньший срок пребывания на посту премьер-министра. Он продержался и его аппаратный вес достаточно серьезен для того, чтобы оказывать влияние на принятие решений. Он не является всего лишь фигурой, которую некто двигает. У него есть определенная свобода в принятии решений и за это его, как политика, можно похвалить. Часть решений Сапара Исакова, о которых мы слышим, они имеют в основном пиар-начинку и возникают некоторые сомнения, удастся ли их реализовать в полной мере или реализовать вообще. И что, конечно, из этого получится. Те проблемы с которыми он столкнулся, допустим кризис на ТЭЦ, я бы не вешал всех собак на Сапара Исакова, потому что не он довел ТЭЦ до такого состояния, в котором она сейчас находится. Этой проблеме значительно больше времени, о ней знали все кому это надо было знать. Те же депутаты, которые делают удивленные лица, прекрасно знали о ситуации в которой она находится. Сапар Исаков не сделал ни одной грубой ошибки на самом деле, но каких-то крупных достижений я на данный момент тоже не вижу. Сказать о том, что “давайте дадим ему еще время” или “давайте выгоним и поставим другого”, это уже моменты лозунгов. Я ни к одному из лозунгов присоединяться не буду, но хотелось бы просто задать один простой вопрос: “Кого вы хотите на его место?” К сожалению, проблема не в людях. Ни в Сапаре Исакове, ни в Жээнбекове, которого вы хотели оценить. Проблема в той ситуации, в которой находится сам Кыргызстан и в той системе, которая сложилась. Кто бы не пришел на пост президента или премьер-министра, с учетом, конечно, личных качеств человека, в целом, люди оказываются зажаты в достаточно узком коридоре возможностей. У них мало выбора. Проблема в том, что мы очень много говорим о людях и очень мало говорим о системе. Что мы можем сделать конкретно для того, чтобы улучшить ситуацию? Но хорошо, что она не сильно деградирует, я бы так сказал.

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

02.03.2018 11:01

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Дни рождения:

702 938

граждан Казахстана находятся на территории России

«

Июнь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30