90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

К вопросу об исламе: борьба людей и идей в историографии советского и пост-советского Узбекистана

16.04.2018 13:33

Религия

К вопросу об исламе: борьба людей и идей в историографии советского и пост-советского Узбекистана

Так было прежде и происходит ныне в историографии Узбекистана. Я имею в виду борьбу людей и идей в исследовании ислама в советский и пост-советский период.

Вот – читаю утверждение отечественного философа.

"Ислам – одна из самых реакционных и консервативных религий. Он почти все время своего существования безраздельно господствует в области всей духовной жизни края. Мусульманское духовенство обладало огромными богатствами и политической властью. Немало было случаев, когда в политической, государственной жизни оно играло ведущую роль. Не случайно, что, не говоря уже обо всем остальном, нельзя найти во всей длительной истории Востока ни одного великого ученого, писателя, мыслителя, который так или иначе не жаловался бы на ислам и духовенство. Ислам намного задержал развитие Средней Азии".

Это цитата из доклада " БОРЬБА ЗА МАРКСИСТКО- ЛЕНИНСКОЕ ОСВЕЩЕНИЕ ВОПРОСОВ ИСТОРИИ И ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ УЗБЕКИСТАНА", сделанного на расширенном заседании отделения гуманитарных наук Академии Наук Узбекской ССР (21-27 апреля 1949 г.) доктором философских наук В. Ю. Захидовым, директором Института восточных рукописей АН УзССР ( см. об этом О Марксистко-Ленинском Освещении Истории и Истории Культуры Народов Узбекистана. Т. 1951, с.35)

Не будем пускаться в пространные рассуждения относительно сути воинствующего атеизма идеологии большевизма, духа времени, когда и где вместо научного анализа природы вещей, как правило, имело место (будет мягко сказано) тотальное проявление идеологической беспринципности и задумаемся: чем же оно, вышеприведенное суждение из доклада "Борьба За Марксистко- Ленинское Освещение…." отличается от стереотипов тысячелетней давности и даже позиций некоторых наших ученых сегодня в плане восприятия ими места ислама в процессе исследования (рассмотрения), например, политической, социальной истории края?

Лично я думаю, что здесь к месту было бы обратиться в поисках ответа на поставленный вопрос к известному исламоведу Талибу Саидбаеву, доктору философских наук, проф. (1938-2008), автора фундаментальной монографии Ислам и Общество. Опыт Историко-Социологического Исследования (издание первое М. "Наука" 1938, Издание второе, дополненное М. "Наука" 1984).

Так, в рукописной статье "Ислам- Как Он Есть" ( которую Саидбаев мне подарил в свое время, если мне не изменяет память в конце 1996 г, когда я гостил у него в Москве) имеются следующие строки (цитирую с сокращениями), которые весьма кстати в свете озаглавленной темы разговора.

"Представления об исламе, сформировавшиеся в европейском сознании во времена крестовых походов и несколько позже, просуществовали в Европе до конца XIX в. Суммируя их, известный зарубежный исламовед У. М. Уотт выделяет четыре пункта, по которым они отличались (и, к сожалению, отличаются до сих пор даже у некоторых исламоведов Узбекистана – примеч. Б.М.) от современного непредвзятого учения об исламе на Западе.

  1. Ислам – ложь и сознательное искажение истины…..
  2. Ислам как религии насилия и меча…..
  3. Ислам как религия потворства своим страстям. Именно такой религией, особенно в вопросах, связанных с полом, воспринимался ислам средневековыми европейцами. Авторы, зная, что Коран разрешает иметь до четырех жен, тем не менее, говорили о семи или десяти женах. Чтобы внести предосудительный оттенок там, где его заведомо не было, стихи Корана переводились неверно. Исходя из них, например, можно было предположить, что ислам разрешает блуд, "скотские" виды половых отношений, мужеложество.
  4. Мухаммад как антихрист. Не ограничиваясь заявлениями о том, что в Коране много лжи, Мухаммад вовсе не пророк, некоторые европейские исследователи приравнивали мусульман к язычникам. Христианские ученые рассуждали следующим образом: поскольку Мухаммад, не будучи пророком, все –таки основал свою религию, значит он откровенно поощрял зло: следовательно, он является либо орудием, либо посланцем дьявола…".

В Узбекистане, начиная с 1991 г., будто наступили новые времена, но, нет –нет, да услышишь, прочитаешь нечто старое, архаичное…, если разуметь, помимо прочего, и бесцеремонность по отношению к религиозным и национальным чувствам мусульман. Это встречается нередко в научной среде, точнее, в исторических исследованиях отмеченных научной недобросовестностью, когда пишется сочинение об исламе с удивительной бездоказательностью, где имеют место домыслы, фальсификация фактов и клевета, которые вольно или невольно оскорбляют названные чувства…

Безусловно, что люди бывают разные, среди них есть добрые и злые, подлые и благородные, честные и лживые, …словом, рядом со здоровыми и нормальными существуют люди – мертвяки. Что бы ни делали эти мертвяки, добившихся всеми правдами и неправдами высоких научных степеней и званий, какие бы маски на себя не надевали, какие бы слова не произносили, их узнаешь, потому как натурально ощущаешь, что здесь рядом с ними смердит. Смердят, конечно, они, прежде всего потому, что являются носителями ложных (мертвых) идей, в том числе и идей, отмеченных радикализмом.

О чем это я? Собственно, разговор наш пойдет о мертвяках от науки, которые нередко на уровне официоза, признаются ныне как эксперты по вопросам религии ислам. Фактически, эти, т.н. эксперты являются сторонниками, скажем так, безнадежно устаревших и соответственно предвзятых отсталых взглядов на учение ислам, которых придерживались ученые Запада лишь до конца XIX в. Повторим вновь, что такие эксперты по вопросам ислама на деле являются ретро – мракобесами, хотя бы на том основании, что они продемонстрировали себя в качестве невольных приверженцев вышеуказанного 3-го пункта, согласно которому Ислам выступает как религия потворства страстям. Одним из числа таковых маэстро –экспертов является доктор исторических наук, БАХТИЯР МИРАИМОВИЧ БАБАДЖАНОВ.

Он и является автором скандально известной книги КОКАНДСКОЕ ХАНСТВО: ВЛАСТЬ, ПОЛИТИКА, РЕЛИГИЯ. ТОКИО –ТАШКЕНТ 2010 (742 стр.).

Книга была на слуху не первый год. Недавно я имел возможность познакомиться с ней. Помимо этого прочитал отдельные рецензии ученых, которые сопоставил со своими впечатлениями от названного труда.

Среди целого ряда проблем, исследуемых востоковедом, основной акцент сделан, как видно из содержания книги, на религии ислам. "Свою работу, - пишет Б.М. Бабаджанов во введении, - я рассматриваю еще как один скромный шаг на пути исследования истории политики и религии в Коканде…" ( см указ соч. стр 6).

Российский ученый Сергей Абашин, доктор исторических наук в статье "Кокандское ханство: власть, политика, религия. Об одноименной книге Бахтияра Бабаджанова" пишет:

"Называя свою книгу "скромным шагом", Бабаджанов на самом деле предпринимает основательную ревизию всей существующей литературы по Коканду (справедливо замечая, что сами эти исследования очень немногочисленны и порой сильно устарели). Он поднимает целый ряд вопросов истории региона, обсуждает разные точки зрения и предлагает свою модель объяснения….Иногда вопросы, которые ставит и пытается решить автор, шире той источниковой базы, на которую опирается его исследование".  (см. об этом Абашин С.Н. указ. соч./ж. Вестник Свыше" 2011 Вып.XXIII-XXIV, с.109).

Но, вернемся к разговору, начатому самим Б. Бабаджановым во введении, в частности, о признании, что его названный его труд представляет, помимо всего прочего, и шаг на пути исследования религии в Коканде. Действительно, далее исследователь пытается выявить место ислама как идеологической системы, однако, сознательно или невольно (по умыслу), затрагивая тему однополого сексуального влечения, делает ее предметом своего пристального внимания... Акцентуация ее (названной темы) перекрывает все устремления автора книги исследовать вопрос о том, какую функциональную роль в (смысле интегративной, регулятивной) реально мог выполнять и выполнял (играл) ислам в социуме, дворцовой жизни Коканда. Но не это, на мой взгляд, составляет "прокол", а тот факт, что Б.Бабаджанов запустил в ход сомнительную версию о гомосексуализме Хаким-хана и чтобы придать ей (названной версии) убедительность, он из страницы в страницы книги в отдельных фразах и формулировках, фальсифицируя факты, прозрачно, если неоднозначно, намекает, что ...

Впрочем, посмотрев стр. 569-603 указ соч. Б. Бабаджанова, т.е. ознакомившись с содержанием параграфов "Интимные пристрастия, "мужская дружба" и религиозная мораль", "Грех Мадали –хана: между любовью и общественной моралью", "Пиршества и иные развлечения знати (от запретов Корана к мистической морали Умара Хайама)", каждый читатель, не искушенный в вопросах истории, технологией фальсификации фактов, естественно, сделает вывод, что исследователь разоблачил ислам, показал истинно темную сторону ислама на примере личности Хаким-хана.

Впрочем, так ли обстоит дело на самом деле? Каким был в действительности Хаким –хан?

Историк Энвер Хуршут, изучавший архивные и иные источниковедческие документы XIX столетия по истории Кокандского ханства, в частности, касающиеся и жизни, творчества и судьбы Хаким-хана, дает о нем следующие сведения(1).

"Мухаммад Хаким –хан родился примерно в 1806 г. в знатной семье, происхождение которой восходит к пророку Мухаммаду, ...- в Коканде. Со стороны матери он приходился внуком кокандскому правителю Нарбутабию и племянником его преемникам Алимхану и Умархану. Он воспитывался вместе с будущим правителем Коканда Мухаммадом Алиханом. Однако после прихода его к власти впал в немилость и был изгнан за пределы Кокандского ханства. Во время своих многолетних путешествий он посетил Россию, Турцию, Ирак, Сирию, Палестину, Египет, Аравию, Иран, Афганистан и Бухару. Долгое время проживал в Шахрисябзе, где и умер во второй половине 40-х гг. XIX в. Здесь же он написал свое единственное энциклопедическое сочинение "Мунтахаб ат-таварих". Оригинальная часть этого труда в значительной мере является мемуарным сочинением, ценнейшим главным первоисточником по истории Кокандского ханства, Бухарского эмирата, а также Афганистана, Кашгарии и сопредельных народов: казахов и киргизов. Таким образом, Хаким-хан был историком, путешественником, географом и литератором. Словом, одним из самых просвещенных людей своего времени". (см. об этом подробнее Э. Хуршут Апология Хаким-хана, обвиненного в гомосексуализме/ Репрессированное Востоковедение. LAP Lambert Academic Publishung 2013,с.39-40).

И еще сведения (2) от Э. Хуршута.

"...правитель Коканда Мухаммад Алихан назначил Хаким-хана хакимом Тура Кургана, Намангана и Касана, но смещен в результате интриг клеветников. После 4-х месячного заключения был изгнан за пределы ханства.
В Омске император России Александр I предлагал Хаким-хану поступить к нему на службу, но получил отказ. Правитель Египта Мухаммад Али паша при встрече с ним уговаривал Хаким –хана остаться на жительство в Каире, заверяя...Однако обстоятельства вынуждают его покинуть Каир. В Бухаре эмир Насрулла настойчиво предлагает ему поступить к нему на службу, но также получает отказ....

Неблагодарное потомство клевещет на него, обвиняя в "притязаниях на престол" и многих других еще более тяжких и гнусных грехах"
(см. там же, с. 43)

Верно ведь, говорят, что нравы бывают чаще всего неразумными и жестокими, ибо таковы люди.

Размышляю о жизни и судьбе Хаким-хана, в голову идет крылатое изречение: "Клевета равнодушна к ничтожествам". И я снова возвращаюсь к нашему историку Б.Бабаджанову.

Итак, начнем сначала, когда он пишет "цель настоящей работы состоит в том, чтобы рассмотреть политическую, экономическую или социальную историю ханства в контексте религиозной ситуации, точнее сквозь призму религиозных предписаний..Я основывался на том, что без "религиозной составляющей" понять адекватно источники и саму историю Коканда невозможно" (указ соч. Бабаджанова Б.М. , см.там же, с.6)

Несомненно, серьезная заявка, когда хочется верить в серьезность намерений ученого. Но, по мере погружения в тексты всех 8 глав (трех глав части "А", пяти глав части "В"), включая Введение и Заключение, я начинаю постепенно осознавать….

Оно, конечно, я далеко не дока в вопросах религиозных предписаний, шариата, святынь, ритуалов и культов ислама. Тем не менее, внимательно ознакомившись с историей Кокандского ханства в версии Б. Бабаджанова, нахожу, что ведь, хотя я и не историк, вместе с тем не до такой степени же несмышленыш, чтобы за деревьями не увидеть леса и принять на веру ряд домыслов, граничащих с фальсификацией и клеветой. Словом, в целостном виде впечатление мое от прочитанной книги сложилось отрицательное. Потому соглашусь с некоторыми замечаниями, высказанными ташкентскими учеными доктором исторических наук Хайдарбеком Бабабековым, к.и.н Энвером Хуршутом, имеющих большой научный задел в области исследований истории Кокандского ханства, одними из первых специалистов, откликнувшихся на книгу Б.Бабаджанова (см об этом Х. Бабабеков Как профессионалы профессионально фальсифицируют факты / ж. Турон Тарихи (История Турана) 2012 г, № 4-5; Хуршут Э.У. . Репрессированное Востоковедение.)

В частности, Э. Хуршут в статье-рецензии "Ислам Перед Судом Бабаджанова" отмечает, что вопросы религии в книге не рассматриваются. Впрочем, не совсем так, если не считать, как здесь едко пишет рецензент следующее.
"Предметом исследования являются только половые извращения среди мусульман Кокандского ханства. Сама религия предстает всего лишь в роли критерия, мерила, насколько половые отношения, причем именно гомосексуальные, соответствуют предписаниям и догмам религии. Этот вопрос в советский период действительно не изучался. Поскольку сам ислам в республике был почти запретной темой, если не считать атеистические публикации. К тому же, этому препятствовала ханжеская и лицемерная мораль господствующей идеологии!". (см. указ.соч. Э.Хуршута в сборнике Репрессированное Востоковедение. с. 64)

И еще. В вышеупомянутой статье "Апология Хакимхана, обвиненного в гомосексуализме" Э. Хуршут справедливо подвергает жесткой критике Б. Бабаджанова, как исследователя, который, по мнению критика

"систематически прибегает или к сознательному искажению фактов из "Мунтахаб ат-таварих" или это элементарное невежество, или злостный умысел. Как бы там ни было, во всех случаях это непростительно"
(см. указ соч., т.е. сборник Репрессированное Востоковедение, с. 44).

Лично я, к примеру, просматривая Часть "В" Мифы, Власть и Религиозная Мораль" обратил внимание на параграф IV.

1. Интимные пристрастия, "мужская дружба" и религиозная мораль (стр 569-580). Здесь автор книги следует незатейливому приему вырывать из контекста отдельные выдержки – ремарки Хаким-хана, (высказываемых им чаще всего в художественной форме) без соотнесения с логическим развитием и обоснованием его суждений и мыслей. Все это и плюс личные моральные, другие пристрастия Б.Бабаджанова не без больного воображение позволяют историку приписывать Хаким-хану нечто по определению немыслимое. Впрочем, такое не внове у нас. Ведь совковость предполагает, что мы произрастаем…, родом оттуда, где некогда идеи или идейные убеждения, бескомпромиссные взгляды рождали лозунг: "кастетом по эстетам".

В этой связи следует принять как информацию к сведению и размышлению и такой факт.

В традициях большевиков было обвинять своих врагов, т.н. "врагов народа" во всех смертных грехах, поливать их грязью. Например, вспомним, что, в частности, джадидов после их расстрела, коммунистам и этого показалось мало, так вдогонку следом джадидов вывели в гомосексуалистов.

Данное обстоятельство указывает, что видимо, подобная традиция в Узбекистане не прервалась, если она нашла однозначно выраженное воплощение (проявление). В нашем случае, если, называть вещи своими именами, то автор книги "КОКАНДСКОЕ ХАНСТВО: ВЛАСТЬ, ПОЛИТИКА, РЕЛИГИЯ", Выступил в Качестве отнюдь не Пионера- Первооткрывателя "Колумбуса", читай, не первопроходца, открывшего, что якобы Ислам есть Религия Потворства Страстям человека, что Ислам разрешает блуд, "скотские" виды половых отношений, мужеложество, а ЭПИГОНА западных лжеучений, канувших в лету

P.S.
Не надо быть знатоком историографии, специалистом в области истории Кокандского ханства, а должно набраться терпения и внимательно ознакомившись с объемистым трудом Б. Бабаджанова, прочитать ряд откликов ученых, чтобы понять: перед нами человек, являющийся.... Отнюдь, нет, он не образец тех людей, относительно которых с горечью говорил в свое время выдающийся тюрколог, академик Э.И. Фазылов, что на редкость посредственность заполонила нашу научную и учебную среду. Но почему – то "вдруг" сейчас вспомнились и другие его слова о том, что в названной среде наблюдаются все признаки глубокого падения нравов и нравственности. (см. об этом Академик Эргаш Исмаилович Фазылов Ташкент 2009, с 115, 209)

Настоящая моя ремарка на предмет озаглавленной темы есть не более чем вербальное выражение моего впечатления от знакомства с книгой Б.Бабаджанова. Она ни в коей мере не может восприниматься в качестве критической научной рецензии. Я сказал лишь то, что сказал.

Я сказал лишь то и потому, что не мог не сказать, хотя бы потому, что родился на этой земле, где ...

Ислам – это родная, общая наша история со всеми ее взлетами и падениями, страницами позора и славы, это часть культуры и души народа, его образов и представлений о мире, строй мыслей о добре и зле, правил поведения, освященных моралью. Потому недопустимо, когда пытаются реанимировать средневековые представления об исламе, когда пишутся (в угоду ли посторонним) такие работы, согласно содержанию которых, хотят того или не хотят этого их авторы, принижается (если не сказать хуже) место ислама в выработке общезначимых для всего человечества этических ценностей, ее роль в социальном и культурном развитии народов.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1523699880

16.04.2018 13:33

Религия

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Досье:

Кенжебек Сатымкулович Бокоев

Бокоев Кенжебек Сатымкулович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
25 000

кыргызстанцев принимают опиаты внутривенно

«

Апрель 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30