90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Турция все пристальнее засматривается на Киргизию

26.04.2018 10:22

Политика

Турция все пристальнее засматривается на Киргизию

Турция стремится к укреплению своего политического и культурно-экономического влияния в постсоветской Средней Азии. Образовавшийся после крушения СССР идеологический вакуум позволил Анкаре внести в региональное идеологическое поле другие смыслы, взывающие к общетюркской идентичности и истории. Турция позиционировала себя как образец для подражания – тюркское государство, успешно сочетающее ислам, демократию, рыночную экономику и отношения с ЕС и США. Такой образ в глазах населения среднеазиатских республик поддерживал Вашингтон. Турция – член НАТО, её усиление в регионе в ущерб влиянию России устраивало американцев.

Планы Анкары в Средней Азии – не просто углубить политические связи и увеличить товарооборот, но превратиться в лидера региона, сформировать единое политико-экономическое, энергетическое и идеологическое пространство. Экономический потенциал республик Средней Азии всё равно не сравнится с таковым у США, Европы или России, поэтому особых экономических выгод Анкара от такого сотрудничества не ждёт. Совместные экономические проекты важны скорее для самой Средней Азии, а не Турции. Для последней это больше символический акт, призванный поддержать её авторитет в глаза местного населения и политикума.

В этом смысле не все республики Средней Азии находятся в одинаковом положении. Наиболее развиты отношения Турции с Казахстаном – самой крупной и экономически развитой республикой региона. По инициативе президента РК Нурсултана Назарбаева действуют Всемирная ассамблея тюркских народов и Парламентская ассамблея тюркоязычных стран. Насильственный перевод казахского языка с кириллицы на латиницу чётко демонстрирует, в состав какого цивилизационного проекта хочет ввести страну нынешнее казахстанское руководство. С опорой на Астану Турции удобней всего расширять зону влияния в Средней Азии.

Другие среднеазиатские республики пытаются встроиться в эту парадигму отношений Анкары с её среднеазиатскими партнёрами. Недавно в Анкаре с двухдневным официальным визитом побывал президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков, где встретился с турецким коллегой Реджепом Эрдоганом в узком и расширенном форматах.

Для Киргизии, экономически одной из наименее развитых среднеазиатских республик, перспективы экономических отношений с Анкарой играют немаловажную роль. На встрече двух президентов обсуждались аспекты двухстороннего сотрудничества в области транспорта, энергетики, медицины, сельского хозяйства и межпарламентского диалога.

С. Жээнбеков отметил положительную роль созданного в 2011 г. Совета содружества тюркоязычных государств (Турция, Азербайджан, Казахстан, Киргизия) в деле укрепления трансграничных культурных связей тюркоязычных народов, Р. Эрдоган – успехи в сфере образования (с 1992 г. 3,5 тыс. студентов Киргизии получили турецкие стипендии для обучения). Стороны планируют довести товарооборот до $1 млрд. в год, предусмотрено участие турецкой стороны в проектах, предусмотренных в рамках объявленного в Киргизии Года развития регионов в 2018 г.

Киргизия может быть интересна Турции тем, что это – одна из самых пророссийских республик региона и – одновременно – наиболее податливая турецкому воздействию. В отношениях Анкары и Бишкека особенно заметен акцент на проекты культурно-идеологической, а не экономической направленности. Турки стараются работать на ослабление позиций русского языка и русской культуры в Киргизии, поддерживают построение новой идентичности киргизов с утверждением её кочевнических корней и двухтысячелетней киргизской государственности как «золотого века» в истории киргизского народа, минимизируя значение досоветского и советского периода истории Киргизии.

Вот как описал своё видение места русского языка в Киргизии один из турецких преподавателей киргизско-турецкого университета «Манас» в интервью ВВС: «Главное в киргизско-турецких отношениях – не торговля или финансы, а духовная, научная связь наших народов… В начале меня раздражало, что многие… говорят по-русски, забывая родной киргизский язык. Сейчас ситуация изменилась к лучшему. Наша цель – переломить стереотип… доказать, что качественное образование можно получать не только на русском, но и на киргизском, и турецком языке».

В усилении позиций Турции в Киргизии свою роль призван сыграть Совет содружества тюркоязычных государств. Его цель – привести к общему знаменателю законодательство стран-участниц, их импортно-экспортную политику, углубить цивилизационно-культурное сотрудничество, свести к минимуму память о вековом сотрудничестве народов Киргизии и России. Разработана единая интеграционная программа для государств-членов Совета.

В рамках такой организации Анкара получила возможность воздействия на позицию официального Бишкека по ряду чувствительных для себя проблем. Анкара, например, склоняет Бишкек к поддержке своей позиции по Кипру и Нагорному Карабаху. Она стремится идеологически приобщить Киргизию к общетюркскому проекту. Наиболее активно действует в регионе организация ТИКА (Турецкое агентство по сотрудничеству и координации). Заместитель премьер-министра Турции Нуман Куртулмуш так охарактеризовал её работу: «ТИКА – первичный инструмент превентивной внешней политики нашего правительства».

ТИКА работает в области экономики, спорта, здравоохранения, сельского хозяйства. На совместные проекты в сфере образования она выделила около 37% от всей помощи Киргизии, в сфере здравоохранения – 27,5%, для развития гражданской инфраструктуры – 20%.

В последнее время заметно активизировались силы, стремящиеся поставить под сомнение выигрыш Киргизии от участия в ЕАЭС и подорвать российско-киргизстанское сотрудничество. Даже недругам невозможно сбросить со счетов, что участие КР в процессах евразийской интеграции остаётся для Бишкека превалирующим, так как приносит ощутимые выгоды, что отражается и на оценках этих интеграционных проектов населением республики.

В 2014 г. только 50% киргизстанцев положительно относились к идее членства в ЕАЭС, в 2017 г.– уже 83%. Членство страны в Союзе создаёт дополнительно 700 тыс. рабочих мест, объём денежных переводов от мигрантов, работающих в других странах ЕАЭС, равен 35% ВВП республики. На адаптацию экономики Киргизии к механизмам ЕАЭС выделено полмиллиарда долларов.

Оппоненты реагируют на такого рода факты соответственно. На круглом столе «Анализы феномена пост-правды в социальных сетях интернета» в Бишкеке 12 апреля с.г. был отмечен рост негативной и, главное, ложной информации о положении Киргизии в ЕАЭС, распространяемой в социальных сетях подставными лицами. Например, указанные выше плюсы от членства в ЕАЭС в таких потоках информации не упоминаются. Вместо этого создаются тематические группы, типа «Кыргызстанцы против Евразийского союза» и пр.

Такие процессы подпитываются Анкарой. В 2001 г. нынешний премьер-министр Турции, тогда ещё университетский профессор Ахмет Давутоглу написал труд «Стратегическая глубина: международное положение Турции». В нём он изложил своё видение турецкой внешней политики и призвал положить в её основание историческую мощь турецкого народа, помноженную на выгодное геостратегическое положение турецкого государства.

Турция как «мост» между светским Западом и исламским Востоком, по мнению А. Давутоглу, – невыгодная роль, навязываемая Турции её западными партнёрами. Делается это для того, чтобы ограничить внешнеполитические амбиции Турции сугубо региональным контекстом. Она же, находясь одновременно в Европе и Азии, соседствуя с Балканами, Кавказом и Ближним Востоком, является не закупоренным в ограниченном геополитическом пространстве «мостом», а одновременно европейской, азиатской, ближневосточной, кавказской и среднеазиатской державой.

Не всё идёт во внешней политике Турции так, как задумывал Давутоглу, но принцип распространения турецкого «мягкого» влияния остаётся приоритетным, что мы и видим на примере Средней Азии. Анкара пока действует в рамках предложенной Давутоглу формулы «ноль проблем с соседями», стараясь нарастить своё присутствие в тех или иных регионах без прямого столкновения с оппонентами. Хотя иногда такая политика даёт сбои (инцидент с уничтожением российского Су-24 в Сирии в 2015 г., вторжение в Сирию и др.).

Киргизия входит в очерченную Давутоглу зону стратегической глубины. Потенциальными агентами турецкого виляния в республике выступают связанные с турецким бизнесом крупные предприниматели и политики. Уместно вспомнить, что предыдущий президент Киргизии Алмазбек Атамбаев имел обширные экономические связи с турецкими партнёрами и свой первый визит в качестве главы государства совершил именно в Анкару.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

26.04.2018 10:22

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Осмонбек Мамбетжанович Артыкбаев

Артыкбаев Осмонбек Мамбетжанович

Министр энергетики и промышленности КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

63.3%

граждан Кыргызстана не сообщают в милицию о преступлениях

«

Декабрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31