90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

На смерть как на парад. Узбекистан во Второй мировой войне

На смерть как на парад. Узбекистан во Второй мировой войне

«Фергана» завершает публикацию серии материалов, посвященных вкладу бывших советских республик Центральной Азии в победу над нацистской Германией и ее союзниками во Второй мировой войне. На этот раз речь пойдет об Узбекистане - республике, не только отправившей на войну лучших своих сыновей, но и ставшей домом для сотен тысяч эвакуированных граждан со всех уголков СССР, с которыми местные жители делили все тяготы военного времени. Мы сознательно не стали умалчивать и об участии граждан республики в войне на стороне агрессора - историю, какой бы она ни была, замалчивать нельзя.

Узбекистан – фронту и тылу

После нападения Германии на Советский Союз более 200 крупных промышленных предприятий Узбекистана начали производство вооружения и военного снаряжения, в том числе завод «Ташсельмаш», паровозоремонтный завод, Чирчикский электрохимкомбинат, предприятия текстильной и швейной промышленности. В республику было эвакуировано более 100 предприятий, в том числе Ленинградский завод текстильных машин, «Ростсельмаш», «Красный Аксай», Сумской компрессорный и Днепропетровский карборундовый заводы, Московские заводы «Подъемник» и «Электростанок», Сталинградский химкомбинат и др.

На базе эвакуированного оборудования было создано 47 новых промышленных предприятий, а также увеличена мощность нескольких местных заводов. Для производства требовалась электроэнергия. Поэтому было построено 7 крупных электростанций, в том числе Фархадская ГЭС. В результате выработка электроэнергии в Узбекистане увеличилась в 1943 году в 3,5 раза по сравнению с 1940 годом. В эксплуатацию ввели Алмалыкское месторождение меди. Осенью 1942 года началось строительство металлургического завода в Бекабаде.

26 июня 1941 года были введены обязательные сверхурочные работы, рабочий день для всех взрослых увеличился до 13 часов при 6-дневной рабочей неделе, были отменены отпуска. В декабре все работающие на военном производстве были закреплены за предприятиями. Самовольный уход с работы карался заключением на срок от 5 до 8 лет. В феврале 1942 года все мужчины с 16 до 55 лет и женщины с 16 до 45 лет были объявлены подлежащими мобилизации на работу в промышленности. Только в Ташкенте в первые месяцы войны на заводах и фабриках начали работать более 20 тысяч женщин.

В городах ввели карточную систему. Рабочие и служащие получали по 400-500 г. хлеба в день, иждивенцы по 300-400 г. Теоретически по карточкам выдавали также мясо, рыбу, жиры, крупы и макароны, но на практике по этим позициям карточки часто не отоваривались. За годы войны в республику прибыло около 1 миллиона эвакуированных разных национальностей, в том числе около 200 тысяч детей. Более 4,5 тысяч осиротевших детей было принято в семьи узбекистанцев. В годы войны в 1,5 раза был увеличен обязательный минимум трудодней в колхозах. Это касалось всех работников, начиная с подростков 12 лет.


Эвакуированные дети в семье кузнеца Шамахмудова. Фото с сайта Kultura.uz

Положение населения было очень тяжелым. Интенсивный труд почти без отдыха, полуголодное существование в городах. Особенно тяжело приходилось эвакуированным. Они не имели родственников в сельской местности, а в городах часто имели лишь иждивенческие карточки - до устройства на работу - а то и не имели их вовсе. Они голодали особенно отчаянно.

Вот что писала своему брату Ушеру беженка из Львова, польская еврейка Зося Окрент: «Я… вышла из Львова 28-го [июня 1941 г.]. 29-го, в Тарнополе, узнала, что ты там был… но мы разминулись. Через Киев дошла до Ростовской области, где почти три месяца работала в совхозе. Но оставаться в Ростове было опасно, и я снова двинулась в путь, голая, босая, – в Азию, хотя все во мне противилось этому решению. Добралась до Узбекистана, где шесть месяцев работала в колхозе. Теперь, всего как десять дней, я в Киргизии – в совхозе Катта-Талдык. Оставаться в узбекском колхозе означало заработать туберкулез…»

А 16 апреля 1945 года нарком внутренних дел Берия сообщал Сталину, Молотову и Маленкову: «По сообщению НКВД Узбекской СССР… в связи с неурожайностью в 1944 году, а также неудовлетворительным завозом хлебопродуктов население ряда районов испытывает острую нужду в продуктах питания и имеются случаи смертности от истощения.

В Узбекской ССР за I квартал с.г. зафиксировано 119 случаев смертности от истощения.

В хлопковом совхозе «Кум-Курган» Сурхан-Дарьинской области среди рабочих и служащих совхоза, а также членов их семей резко возросли заболеваемость и смертность. В феврале с.г. в совхозе умерло от голода и истощения 26 человек, в том числе детей до десятилетнего возраста 12 и 7 человек из числа членов семей фронтовиков.

Специальным обследованием в совхозе выявлено 520 человек, остронуждающихся в продовольственной помощи...

В районном центре Шурчинского района в феврале 1945 года подобрано шесть трупов людей, умерших от истощения.

В Байсунском районе, по Карлюкскому сельсовету, за время с 13 по 15 января 1945 года умерло от истощения 27 колхозников...

26 февраля с.г. в гор. Андижане на улицах было подобрано 5 трупов людей. По заключению судебно-медицинской экспертизы во всех случаях смерть последовала от истощения...».


Узбекский крестьянин в годы войны. Фото с сайта Archives.ru

Результатом всех этих страданий стало поступление необходимой техники и сырья для фронта и тыла. Всего в Узбекистане было произведено 2 тыс. самолетов, более 1,7 тыс. авиамоторов, 1,7 тыс. минометов, 22 млн. мин, 560 тыс. снарядов, более 2 млн. авиабомб, около 1 млн. гранат, 330 тыс. парашютов, 5 бронепоездов, более 100 тыс. метров кабеля. В освобожденные районы было передано из Узбекистана 182 тыс. голов скота. Узбекские дехкане произвели 4.806 тыс. тонн хлопка-сырца, 54,1 тыс. тонн шелковичных коконов, 1282 тыс. тонн зерна, 482 тыс. тонн картофеля и овощей, 57,5 тыс. тонн фруктов и винограда, 36 тыс. тонн сухофруктов, 259 тыс. тонн мяса, 22,3 тыс. тонн шерсти.

В Узбекистане было размещено более 113 военных госпиталей. Иной раз чиновники шли на совсем бесчеловечные инициативы. В августе 1942 года нарком здравоохранения Юсуф Атабеков инспирировал инициативу больных жить за счёт доходов от своих подсобных хозяйств, а продовольствие, выделяемое государством, передать в фонд обороны. Руководство Узбекистана почин одобрило. Больницам были выделены земельные участки, где пришлось работать ходячим больным. Вряд ли они стали быстрее выздоравливать.


Военный госпиталь в Узбекистане. Фото с сайта Archives.ru

В 1943-1944 годах в Узбекистан было депортировано более 150 тысяч крымских татар, 175 тысяч чеченцев, 157 тысяч ингушей, 4,5 тысячи балкарцев, армян и греков, а уже после войны туда были переселены турки-месхетинцы. Местное население и власти оказывали им некоторую помощь, но положение депортированных было особенно тяжелым, а смертность среди них – особенно высокой.

Жители Узбекистана на фронте

Всего в Узбекистане было сформировано 9 отдельных стрелковых бригад и 5 кавалерийских дивизий. 21 и 44 кавалерийские дивизии сражались под Москвой в составе 1 и 2 кавалерийских корпусов. 17 ноября 1941 года 44 кавалерийская дивизия, сформированная летом 1941-го под городом Чирчик, атаковала позиции немецкой 4 танковой группы у Мусино и была почти полностью уничтожена. Вот как этот бой описан с немецкой стороны: «…Не верилось, что противник намерен атаковать нас на этом широком поле, предназначенном разве что для парадов… Но вот три шеренги всадников двинулись на нас. По освещенному зимним солнцем пространству неслись в атаку всадники с блестящими клинками, пригнувшись к шеям лошадей… Первые снаряды разорвались в гуще атакующих… Вскоре страшное черное облако повисло над ними. В воздух взлетают разорванные на куски люди и лошади… Трудно разобрать, где всадники, где кони… В этом аду носились обезумевшие лошади. Немногие уцелевшие всадники были добиты огнем артиллерии и пулеметов…» Командир 44 кавдивизии полковник Павел Филиппович Куклин уцелел в том бою. Он погиб 20 февраля 1945 года в Прибалтике, будучи заместителем командира 306 стрелковой дивизии.

90 и 94 стрелковые бригады, сформированные в Самарканде и Фергане, в ходе советского контрнаступления под Сталинградом были практически полностью уничтожены. Среди защитников знаменитого дома Павлова были узбеки Ишбури Нурматов, погибший в первые недели обороны, и бронебойщик Камалджан Тургунов из села Барданкуль Туракурганского района Наманганской области, ставший последним из оставшихся в живых защитников легендарного дома. Он скончался 16 марта 2015 года, на 93-м году жизни, в окружении 14 детей, 62 внуков и 85 правнуков.


Узбекский противотанковый расчет. Фото с сайта Archives.ru

В разгар Сталинградской битвы узбекский народ обратился к воинам-узбекам: «Слышишь, Сталинград! Слышишь, фронт!… В дом твоего старшего брата – русского, в дом твоих братьев – белоруса и украинца и других – ворвался германский басмач. Он несет коричневую чуму, виселицу и кнут, голод и смерть. Но дом русского так же и твой дом, дом украинца и белоруса так же и твой дом! Ибо Советский Союз – дружная семья, где каждый живёт, хотя и в своем доме, но двор и хозяйство едины и неделимы…». Это письмо подписали 2412 тыс. человек. Оно было опубликовано в «Правде» и местных газетах на узбекском и русском языках.

Первый узбекский генерал, командующий 37 гвардейской стрелковой дивизией, Сабир Рахимов (правда, казахские историки считают его казахом), был смертельно ранен 26 марта 1945 года, во время штурма Данцига (Гданьска). Ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Всего 338 солдат и командиров, призванных в Узбекистане, были удостоены высокого звания Героя, в том числе 75 узбеков. В советском Узбекистане Рахимов был культовым героем. Но начиная с 2010 года в Узбекистане шла кампания переименования улиц и других объектов, названных в честь Рахимова, а его памятник был перенесен из центра на окраину Ташкента. (В этом году президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев обещал вернуть памятник генералу Сабиру Рахимову на одну из центральных площадей Ташкента. - Прим. «Ферганы».)

В целом по республике были призваны на фронт 1.433.230 человек (первый президент Узбекистана Ислам Каримов говорил о 1,5 млн.). Из них погибли 395.725 человек, а 263.055 пропали без вести. Всего с войны не вернулись домой 658.780 жителей Узбекистана, или 46%, а 640 тыс. человек получили ранения. Эти данные кажутся правдоподобными. Всего, по нашей оценке, по СССР в целом погибло около 60% всех призванных в Красную Армию. Однако в Центральной Азии этот показатель был меньше. Сказывалось то, что из-за плохого знания русского языка местные уроженцы гораздо чаще служили в небоевых частях. Кроме того, на фронте они в значительном количестве появились только в конце 1942 года. Их относительно меньше, чем представителей других регионов, попало в плен и, соответственно, умерло там. Достоверных данных о смертности мирных жителей Узбекистана, а также эвакуированных туда жителей других регионов нет.

Туркестанские коллаборационисты

Некоторые жители Узбекистана в годы войны оказались в плену, а потом – в рядах вермахта. Нацисты предполагали создание Большого Туркестана — государства под протекторатом Германии, которое должно было включать, помимо Средней Азии и Казахстана, еще и Башкирию, Поволжье, Алтай и Синьцзян. Исходя из этого, они формировали вспомогательные части из туркестанцев, не разделяя их на узбеков, казахов, туркменов, киргизов и таджиков.

В январе 1942 года был создан Туркестанский легион, объединивший всех туркестанцев – бывших военнопленных, служивших в вермахте. Его формированию содействовал глава Национального Комитета объединения Туркестана (НКОТ) Вели Каюм-хан, бывший советский студент-невозвращенец, узбек по национальности. Всего было сформировано 14 туркестанских батальонов, но в них, кроме туркестанцев, брали азербайджанцев и мусульман Северного Кавказа и Поволжья. 450 туркестанский батальон начал формироваться еще осенью 1941 года. Его первый командир, майор Андреас Майер Мадер, был специалистом по Востоку, служил советником у Чан Кайши. 450 батальон насчитывал шесть рот по 150 мусульман и 8-15 немцев.

В октябре 1942 года на астраханском направлении в составе 16 моторизованной дивизии появились 450, 782 и 811 туркестанские батальоны. Численность батальонов составляла: 450-го майора Копфа — 934 туркестанца и 27 немцев, 782-го капитана Хейсе — 900 туркестанцев и 20 немцев, 811-го майора Курта — 820 туркестанцев и 30 немцев. Они были сформированы, главным образом, из казахов, казанских татар и узбеков. Ранее 450 батальон боролся с партизанами на Украине, а 811 туркестанский батальон, до октября 1942 года входивший в состав 444 немецкой охранной дивизии как 444 тюркский батальон, охранял черноморское побережье Украины.

В астраханских степях 450 туркестанский батальон потерял убитыми, ранеными, пленными и дезертировавшими 188 человек из 961 человека личного состава, то есть 20% своей численности. Принимавшие менее активное участие в боях 782 и 811 туркестанские батальоны потеряли, соответственно, 12% и 9% личного состава. 7 января 1943 года заслуги личного состава 450, 782 и 811 туркестанских батальонов были отмечены в приказе 16 моторизованной дивизии вермахта, в котором отмечалось, что легионеры «завоевали право носить немецкую военную форму».

Тем не менее, в конце ноября 1942 года из 450 туркестанского батальона дезертировала группа легионеров во главе с муллой Гани Садыровым. В декабре дезертирство продолжилось. Туркестанцы использовались, главным образом, для борьбы с партизанами и разведывательно-диверсионными группами и считались непригодными для боев с частями Красной Армии. 782 туркестанский батальон в сентябре 1943 года перебил весь немецкий комсостав и с оружием в руках перешел на сторону Красной армии. В октябре 1943 года 781 и 787 туркестанские батальоны были отправлены во Францию, где охраняли Атлантический вал.

В мае 1943 года в Польше из бывших бойцов туркестанских батальонов: узбеков, казахов, туркмен, киргизов и таджиков, а также азербайджанцев - была сформирована 162 (тюркская) пехотная дивизия вермахта и осенью 1943 года отправлена на Итальянский фронт, где сражалась до конца войны. Все офицеры, большинство унтер-офицеров и солдаты-специалисты были немцами. Поскольку туркестанцы в царской армии не служили, среди туркестанской эмиграции практически не было офицеров, а советским офицерам из Туркестана немцы не доверяли.

Главным образом, дивизия сражалась против партизан. Против англо-американских войск туркестанцы вели бои только в июне 1944 года, но показали низкую боеспособность и вернулись к антипартизанской борьбе. Первоначально дивизией командовал генерал-майор Оскар Риттер фон Нидермайер, профессиональный разведчик и специалист по Турции, умерший в 1948 году в советском плену. В мае 1944 года его сменил пехотный генерал-лейтенант Ральф фон Хайгендорф.

Большинство солдат 162 дивизии после войны были выданы Сталину и направлены в исправительно-трудовые лагеря, где находились до 1955 года. Всего, по некоторым оценкам, в вермахте, как в регулярных войсках, так и в качестве «хиви» («добровольных помощников» на нестроевых должностях), равно как и в частях СС, служило от 45 до 100 тыс. уроженцев Центральной Азии. Оценки в 180-200 тыс. туркестанцев, сражавшихся в рядах вермахта и СС, восходящие к НКОТ, представляются сильно завышенными. Возможно, они отражают общее число военнопленных-туркестанцев. Потери, которые понесли туркестанцы на немецкой стороне, были минимальными из-за низкой боевой активности туркестанских частей и вряд ли превышали 1 или 2 тыс. погибших.

В 1947 году в Алма-Ате прошел закрытый процесс над бывшими легионерами и добровольно репатриировавшимися сотрудниками НКОТ. 11 человек были приговорены к расстрелу, замененному на 25 лет лагерей, еще 38 человек были осуждены на сроки от 7 до 25 лет лагерей. Среди осужденных было 19 узбеков, 19 казахов, 7 туркменов, 2 киргиза и 2 таджика.

Вели Каюм-хан и его заместитель, узбек Баймирза Хаит, глава военного отдела НКОТ и бывший лейтенант Красной Армии, избежали выдачи и продолжили борьбу за независимый Туркестан в Западной Германии. Каюм-хан умер в 1993 году, в возрасте 89 лет. Незадолго до смерти он посетил независимые Узбекистан и Казахстан, но так и остался приверженцем единого Туркестана. Хаит умер в 2006 году в 88-летнем возрасте, успев стать известным историком и публицистом не только в мусульманском мире, но и в Германии.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.fergananews.com/article.php?id=9933

Показать все новости с: Исламом Каримовым , Шавкатом Мирзияевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Алиясбек Толбашиевич Алымкулов

Алымкулов Алиясбек Толбашиевич

экс-министр молодежи, труда и занятости

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

6%

от необходимой суммы было выделено на лекарства для заключенных в Кыргызстане в 2012 году

«

Июнь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30