90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кто станет преемником Нурсултана Назарбаева

01.07.2018 13:37

Политика

Кто станет преемником Нурсултана Назарбаева

Казахстанские эксперты не ждут цветной революции

Казахская оппозиция обещает республиканским властям горячее лето. В субботу 23 июня сторонники запрещенной оппозиционной партии «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), которую возглавляет бизнесмен-эмигрант Мухтар Аблязов, попытались провести серию протестных митингов в Астане, Алматы и всех областных столицах. До этого активисты ДВК выходили на митинги 10 мая, в канун приезда в Астану и Алматы делегации депутатов Европарламента. Хотя все эти акции были жестко пресечены полицейскими, лидеры оппозиции объявили о подготовке к новым митингам, которые анонсированы на 6 июля. Есть основания предполагать, что сторонники ДВК попытаются сделать и август нескучным для казахстанских властей.

Попытка казахских оппозиционеров поднять уличную волну протеста в республике оживила дискуссию о вероятных сценариях транзита власти, связанного с уходом Нурсултана Назарбаева с поста президента, и аналога «армянской весны» как одного из вариантов такого транзита. Пока, впрочем, казахские политические эксперты, с которыми пообщалась «НГ», скептически относятся к перспективам «цветной революции» у себя в стране.

По мнению политического аналитика Султанбека Султангалиева, «никакой майдан в краткосрочной перспективе в Казахстане невозможен»: «Во-первых, чтобы оппозиция в Казахстане пришла к власти, надо чтобы она имелась в наличии как организованная политическая структура. Таковой на сегодняшний день, если иметь ввиду либерально-националистическую среду, не существует. Во-вторых, любая так называемая «весна» чревата для Казахстана мощнейшими социальными и политическими потрясениями вплоть до потери территориальной целостности и суверенитета, поэтому власти будут делать все, чтобы такого развития событий не допустить. В-третьих, общественно-политическое поле находится под жестким контролем Акорды (администрации президента Казахстана. – «НГ»), олигархические кланы, потенциально могущие стать катализаторами всевозможных майданов, финансово истощаются, и это делается целенаправлено. В-четвертых, само казахстанское общество в целом и политически, и психологически не созрело до крайних форм проявления протестности».

Политический эксперт Талгат Мамырайымов полагает, что «если говорить о настоящей оппозиции, то сценарий «армянской весны», при исключении мощного воздействия какой-либо из держав, практически не реализуем»: «Во-первых, ближайшие родственники и сподвижники Нурсултана Назарбаева в случае необходимости нейтрализуют все опасные выступления оппозиции. Во-вторых, сами казахи по своей ментальности, культуре более близки к авторитарной политической культуре, нежели к либеральной демократии. В-третьих, в силу традиционного устройства казахского социума весь политический процесс в Казахстане устойчиво и, видимо, надолго контролируют близкие семье Назарбаева представители казахских родов – шапырашты и дулат».

«Оппозиция в Казахстане всегда казалась мне смешной, никого из ее представителей серьезно не воспринимаю, в том числе и опального Аблязова, – сказала «НГ» политический обозреватель Ботагоз Сейдахметова. – Все они выросли из одной системы ценностей, просто кому-то досталось чуть больше власти или чуть больше лояльного внимания со стороны президента. Те, кто пожил или живет за рубежом, в эмиграции, давно оторвались от казахстанской реальности. Те, что остались здесь, дома, тоже мало что представляют из себя».

По словам Ботагоз Сейдахметовой, «в стране сегодня идеологический бардак, нет единства»: «На севере и востоке республики – пророссийские настроения у населения, на юге – патриархат в самом худшем его проявлении: страх населения перед властью, нищета, несоблюдение прав женщин, коррупция и беспредел власть имущих, на западе – нищета местного населения и фобии, связанные с Китаем и другими иностранцами… На этом фоне говорить о том, что какая-то из оппозиционных партий имеет реальный план спасения казахстанской нации, как-то преждевременно».

По мнению опрошенных «НГ» казахских политических аналитиков, сценарий «армянской весны», который пытаются продвигать в республике сторонники оппозиционного ДВК, имеет мало шансов стать базовым в предстоящем транзите власти. «Лично я полагаю, что транзит власти в Казахстане будет осуществляться по смешанной российско-иранской модели, – сказал «НГ» Султанбек Султангалиев. – Действующий глава государства уходит с поста президента на должность председателя Совета безопасности, но остается в статусе лидера нации (елбасы), председателя Ассамблеи народа Казахстана и руководителя политической партии «Нур Отан». Эти должности позволяют полностью контролировать все направления государственной внешней и внутренней политики, вопросы, связанные с национальной безопасностью, а также держать под контролем векторы развития общественно-политических процессов в стране».

Султанбек Султангалиев отметил, что «вторым президентом в соответствии с действующей Конституцией становиться спикер верхней палаты парламента – сената, чьей основной задачей будет, совместно с Нурсултаном Назарбаевым подготовить почву для передачи власти, разумеется, легитимным путем настоящему преемнику, который и победит на очередных президентских выборах 2020 года»: «Если говорить о втором президенте, то наибольшие шансы пока у действующего главы сената Касым-Жомарта Токаева. На наш взгляд, это была бы самая оптимальная фигура для такой должности. Так же упоминается в качестве потенциальных премников Дарига Назарбаева. У остальных номинатов шансы более чем призрачны».

Комментируя версии о возможной трансформации Казахстана (в период тразита власти от Назарбаева к его преемнику) из президентской в парламентскую республику, Султанбек Султангалиев сказал, что «вариант парламентской республики, в которой ключевую роль помимо елбасы будет играть премьер-министр, требует качественного изменения всей системы государственного управления, на что нет времени»: «Парламентская форма правления с сильным кабинетом министров во главе с премьером требует значительного времени для переформатирования государственного управления. Власти Казахстана не любят что-либо кардинально менять, неизменно ограничиваясь косметическим ремонтом политического фасада, поэтому сильно сомневаюсь в том, что трансформация существующего политического режима в формат парламентской республики вообще возможна. Скорее всего, она неизбежна, но не в этом пятилетии».

«Все стратегии транзита власти Нурсултана Назарбаева связаны в первую очередь с тем, чтобы сохранить и приумножить его политические и экономические интересы, – считает Талгат Мамырайымов. – Эти интересы концентрируются, прежде всего, вокруг стремления Назарбаева обеспечить комфортное политическое и экономическое будущее для своих двух малолетних сыновей и остальной части семьи. Кроме того, он хочет оставить свое имя в истории, как выдающегося деятеля, реформатора, благодетеля Казахстана, что органично связано с первыми его приоритетами».

По мнению Талгата Мамырайымова, прежде чем запустить сценарий транзита власти, нынешний лидер Казахстана в ходе нескольких этапов осуществит трансформацию действующей суперпрезидентской политической системы: «Назарбаев считает, что его преемники не смогут контролировать и направлять суперпрезидентскую систему. К тому же он опасается узурпации власти в Казахстане кем-либо из его преемников, что может иметь место в случае сохранения суперсильной президентской власти. Назарбаев полагает, что второй казахстанский авторитарный диктатор попытается покуситься на его политические и экономические активы, очернить его деятельность, как это часто бывает на Востоке. Тем не менее, Назарбаев вряд ли пойдет на полномасштабную политическую модернизацию с установлением полноценной, демократической политической конкуренции. Он, видимо, считает, что в таком случае его преемники потеряют власть, что вполне обоснованно».

Трансформация политического режима в Казахстане будет происходить поэтапно, считает Талгат Мамырайымов: «Назарбаев – очень осторожный, мнительный человек, для которого каждый этап будет проверочным как в отношении потенциальных преемников, так и их способности придерживаться его планов руководить Казахстаном. В конце этого варианта мы можем получить полупрезидентскую республику, где наиболее сильной все же будет президентская вертикаль власти. Назарбаев опасается, что в системе доминирования премьер-министра, избираемого парламентом, на главу кабинета министров смогут оказывать влияние его политические конкуренты. В такой республике пост президента займут или председатель сената Касым-Жомарт Токаев, или дочь президента, сенатор Дарига Назарбаева. Причем первый будет полностью контролироваться и направляться близкими родственниками Нурсултана Назарбаева – Кайратом Сатыбалды, Саматом Абишем и Даригой Назарбаевой».

Пост премьер-министра Казахстана в таком измененном политическом режиме, по мнению Талгата Мамырайымова, может занять нынешний председатель Комитета национальной безопасности (КНБ) Карим Масимов: «Он имеет хорошие связи с китайской, российской и американской элитой и способен сохранить и приумножить, в первую очередь, экономические активы Назарбаева». Другим возможным «транзитным» премьер-министром Казахстана, полагает эксперт, может стать Ахметжан Есимов, который сегодня возглавляет Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына»: «Впрочем, Карим Масимов при этом все равно будет использоваться как негласный менеджер, медиатор в экономических контактах с Пекином, Москвой и Вашингтоном».

Политическое усиление Совета безопасности в системе казахстанской власти после прихода на пост его председателя Нурсултана Назарбаева Талгат Мамырайымов связывает со стремлением действующего президента «избежать чрезмерного усиления КНБ»: «Нурсултан Назарбаев боится, что КНБ может узурпировать власть в Казахстане по российскому сценарию».

Ботагоз Сейдахметова полагает, что Казахстан, скорее всего, ожидает узбекский вариант транзита власти, «в том смысле, что драка за власть начнется после смерти президента, при жизни он вряд ли уступит власть или представит преемника»: «Впрочем, президенту скоро исполнится 78 лет, по нынешним временам это не возраст. Он еще всех перехитрит и доживет лет до 90, а к тому времени придумают таблетку вечной жизни».

«Все преемники Назарбаева, о которых несколько последних лет активно говорят эксперты, стареют, – отметила Ботагоз Сейдахметова. – Постарели и оппозиционеры. Одновременно подрастает новое поколение, в том числе, бизнесменов, людей, у которых есть и финансы, и политические амбиции. Вполне возможно, что скамью с потенциальными и уже всем известными «преемниками» могут потеснить как раз эти бизнесмены. Рассматривать в этом качестве внуков президента, либо его дочерей, в частности, Даригу, я бы не стала: они никогда не были самостоятельными фигурами, а без папы и дедушки у них тут же уйдет почва из-под ног».

Несмотря на то, что большинство казахских аналитиков скептически смотрят на шансы оппозиции, лидеры которой проживают за рубежом, принять участие в конкуренции проектов транзита власти в Казахстане, сами оппозиционеры начали подготовку к уходу Нурсултана Назарбаева с поста президента страны. «Именно поэтому совсем недавно на встрече оппозиционных активистов в Брюсселе был создан «Форум Жана Казахстан» – диалоговая площадка для консолидации здоровых сил республики, – сказал «НГ» руководитель «Загранбюро казахстанской оппозиции» Серик Медетбеков. – В форуме приняли участие казахстанские политики, правозащитники, политологи, журналисты, а также казахстанцы находящиеся по разным причинам за рубежом. Среди них – экс-премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин, гражданские активисты Нурул Рахимбек и Серикжан Мамбеталин, политик Амиржан Косанов, политологи Айдос Сарым и Расул Жумалы, общественные деятели Дос Кушим и Башир Жаналтай, глава общественного фонда «Либерти» Галым Агелеуов, журналисты Ермурат Бапи и Мирас Нурмуханбетов, лидер молодежного движения «Болашак» Даурен Бабамурат».

По словам Серика Медетбекова, «сейчас в казахстанском обществе активно обсуждаются вопросы, поднимаемые на площадке форума – нелегитимность власти и лично президента Назарбаева, меморандум о постназарбаевском периоде, меморандум о геноциде казахов, вопросы новой Конституции, 10 тезисов которой уже опубликованы и доступны для обсуждения». Казахские оппозиционеры внимательно отнеслись к усилению республиканского Совета безопасности, что, по их мнению, не исключает сценария перехода власти в руки спецслужб и лично главы КНБ Карима Масимова.

«В любом случае, пока постаназарбаевский период не подразумевает конкретного преемника, – считает Серик Медетбеков. – Вся борьба внутри элит разворачивается вокруг государственных постов, которые могут стать ключевыми в момент биологического окончания правления Назарбаева, появления попыток консолидации правящих группировок в виде коллективного преемника и решения вопроса легитимизации такого преемника». 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.ng.ru/cis/2018-06-27/100_nazarbaev2706.html

01.07.2018 13:37

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
417 000

заемщиков микрокредитных организаций насчитывается в 6-тимиллионном Кыргызстане

«

Сентябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30