90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан задумывается о Зоне свободной торговли с ЕАЭС

02.07.2018 11:06

Экономика

Узбекистан задумывается о Зоне свободной торговли с ЕАЭС

Согласно мировому «индексу счастья», Узбекистан является самой счастливой страной в СНГ. Каким видят и оценивают текущую политическую и экономическую картину в РУз? Ответ на этот вопрос в интервью «CA-IrNews» дал руководитель Евразийского политического клуба Никита Мендкович.

 - Какие позиции в экономике занимает Узбекистан среди пятёрки стран  Центральной Азии?

- Место Узбекистана в жизни региона, прежде всего, определяется географическим аспектом. В республике находится узел региональной Среднеазиатской железнодорожной сети, которая начала складываться еще до революции. Поэтому транспортные поставки в обход узбекской территории сложнее, поэтому в прошлые годы Ташкент активно пользовался задержкой железнодорожных поставок в качестве рычага давления на Бишкек, Душанбе и Кабул.

Именно поэтому решение президента Мерзиёева  о разморозке отношений с соседями и повышение экономической открытости сейчас все столь сильно приветствуют. Позиция Ташкента на текущее время поможет спрямить многие маршруты в рамках ЕАЭС и активизировать тем самым товарный обмен.

Кроме того, Узбекистан располагает огромными трудовыми ресурсами (первое место по численности населения в регионе), обладает заметным индустриальным и машиностроительным комплексами. При предыдущем президенте (Исламе Каримове) страна являлась одним из ключевых экспортеров хлопка, но новый глава государства заявил о планах по сокращению роли этой культуры во внешней торговле.

Судя по всему, в республике вообще планируются очень большие реформы в аграрном секторе, где за прошлые годы накопилась масса социально-экономических проблем. Несомненно, стоит вопрос и о модернизации промышленности, чей конкурентный потенциал в последние годы стал затухать.

 - На каких принципах держались отношения с соседними странами при Каримове, чем отличается региональная дипломатия президента Узбекистана Мирзиёева?

- При прошлом президентстве, внешние контакты Узбекистана были ограниченными, причем на всех направлениях. Трудно судить, какая смена «ценностей» реально произошла в политике: многие узбекистанские чиновники и эксперты утверждают, что основные текущие направления политики закладывались еще при Каримове, а Мирзиеев просто быстро и экспансивно взялся за их реализацию.

Долгое время ключевым аспектом внешнеполитических противоречий Узбекистана была проблема демаркации границ с двумя странами - Таджикистаном и Кыргызстаном. В результате чего длительное время официальный Ташкент находился в жестком противостоянии с соседями, имели место минирования границ и даже вооруженных инцидентов, случаи транспортной блокады. Новая администрация удивительно быстро и успешно разрешает эти вопросы, как полагают многие региональные политики, теперь над ситуацией перестала довлеть бремя личных противоречий Каримова с соседними главами государств.  

После встречи президентов Узбекистана и Таджикистана - Шавката Мирзиёева и Эмомали Рахмонна в марте этого года (подписано около 30 документов), проводится активная «разморозка» приграничной торговли. Таджикистанский бизнес очень быстро сориентировался в новой ситуации и пытается аккумулировать потоки сельскохозяйственной продукции, в том числе. из южного Кыргызстана для вывоза по железной дороге на рынки России и Казахстана. Развивается торговля и с кыргызскими регионами, в частности, часть поставок ГСМ с севера может теперь идти по железнодорожным артериям.

Сейчас Ташкент явно взял курс на сближение с соседями, к примеру, с Таджикистаном обсуждается возможность создания общей системы ПВО. Повысился уровень сотрудничества с Москвой, что проявилось при подготовке саммита по Афганистану в Ташкенте, который стал весьма успешным российско-узбекистанским проектом на международной арене. Сторонами создается новая система регулирования институтов трудовой миграции, в чем крайне заинтересован Узбекистан. Идут активные контакты по линии бизнес-сообществ и аналитических центров при правительствах. Есть продвижения и в вопросах сотрудничества РУз и РФ в сфере безопасности.

- Означает ли недавняя модернизация форин-офиса Узбекистана смену внешнеполитической стратегии, перезагрузку отношений с партнёрами в Центральной Азии и другими партнёрами?

 - Новая администрация в Ташкенте, вообще, взяла курс на кардинальные преобразования во внутренней и внешней политике. Повышается открытость страны, развивается публичная отчетность государственных ведомств и ограничивается деятельность спецслужб. В экономической сфере либерализуются, хотя не полностью, правила использования валютной выручки и вообще процесс конвертации валют.

Несомненно, во внешних контактах Ташкент на одно из первых мест ставит экономические интересы, пытается привлечь внешние инвестиции. Но это крайне непростой процесс. До либерализации валютной политики, юридических гарантий неприкосновенности бизнеса и решения инфраструктурных вопросов – большинство крупных зарубежных компаний будет опасаться входить на узбекистанский рынок.

Для работы с западными инвесторами в республику даже пригласили экс-премьера Грузии Ника Гилаури. Но это явно неудачное решение. Ни в плане пиара, ни тем более в плане практических консультаций – такие лоббисты мало что дадут.

Больше надежды на работу с Россией по официальной линии. Под политические гарантии на высшем уровне можно пытаться привлечь крупные госкомпании для работы в стране, особенно в сфере железнодорожной инфраструктуры, но здесь потребуется большая работа по установлению доверительных отношений с Москвой.

 - Узбекистан не связан и не входит в ЕАЭС. Ситуация может измениться? Или у страны есть более интересные версии выбора экономической кооперации?

 - На самом деле, в регионе негусто с альтернативами. ЕАЭС - единственный крупный интеграционный проект в Центральной Азии. Китайская инициатива ЭПШП не имеет институционального оформления и во многих вопросах ориентируется на тот же Евразийский Союз. Турция – сокращает свое присутствие в регионе на фоне проблем на Ближнем Востоке. США и ЕС рассматривают Центральную Азию как зону политической экспансии, и после Андижанских событий Ташкент вряд ли будет полностью им доверять.

Еще при предыдущей администрации Узбекистана обсуждался вопрос о подписании соглашения о зоне свободной торговли с ЕАЭС, своего рода ассоциированном членстве. Возможно, к этой идее вернутся теперь.

Кроме того, уже сейчас Ташкент стремится развивать двустороннее экономическое взаимодействие с Россией. Подписываются двусторонние торговые соглашения, обсуждаются вопросы транзита, внедряется система рекрутирования трудовых мигрантов для работы в РФ еще до момента выезда, чтобы сократить хаос миграционных потоков

Заметим, что Узбекистан не является членом ОДКБ, но связи с Россией по вопросом безопасности очень крепки. Проблемы, связанные с Афганистаном и региональным терроризмом, все чаще обсуждаются и решаются, что называется, «в четыре руки».

 - По вашей оценке, Афганистан «присутствует» как геополитический субъект в российско-узбекистанских отношениях?

 - На первом месте сейчас, видимо, стоят вопросы безопасности как раз в афганском контексте. Узбекистан граничит с афганским Балхом, где в последние годы ситуация заметно дестабилизируется. К границе все чаще выходят отряды Талибана и ИГИЛ (всячески запрещенного в РФ), возрастает риск проникновения террористических групп и наркотрафика.

Москва пока нейтрализует основные угрозы Таджикистану и Узбекистану политическими шагами, но ситуация требует новых шагов в военной сфере. Например, российско-узбекистанские учения по образцу тех, которые проводятся в Таджикистане. В 2017-м впервые за 12 лет прошли тактические учения с участием российских подразделений в узбекском Форише, но на повестке дня более масштабные мероприятия, включающие отработку переброска российских войск в регион, в случае возникновения масштабных угроз, работу служб тыла и т.п.

Несомненно, актуальна и тема сотрудничества спецслужб, но данная сфера очень закрыта. Известно, что в Ташкенте действует сейчас Антитеррористический центр ШОС под фактическим руководством ФСБ РФ. Скорее всего, на его базе идет отработка совместной борьбы против террористических центров в Афганистане и Сирии.

 - Как Вы прокомментировали бы поливекторность РУз и отношения с Россией?

 - Сейчас минул период частичной самоизоляции Узбекистана, который начал более активно участвовать в жизни региона, искать вместе с партнерами решения актуальных проблем.

Идет серьезный и конструктивный диалог на базе экспертного сообщества, а также переговоры в официальных кругах. За прошлый год были достигнуты большие успехи. Надеюсь, в будущем они сохранятся.

Я думаю, что обе страны – и Россия и Узбекистан заинтересованы в дальнейшем углублении сотрудничества, причем не только в вопросах безопасности, но и транзита, разделения водных ресурсов, инфраструктурных проектов.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.ca-irnews.com/ru/interview-ru/45216-

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

02.07.2018 11:06

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Элмурат Абдувапович Обдунов

Обдунов Элмурат Абдувапович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

279

киргизских предприятий находится в процессе банкроства

«

Июль 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31