90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Тракторист становится швеей. Как устроен оргнабор мигрантов из Узбекистана в Россию

11.07.2018 13:02

Общество

Тракторист становится швеей. Как устроен оргнабор мигрантов из Узбекистана в Россию

Герой этого материала, Хасанбой, обратился в нашу редакцию за помощью. В качестве трудового мигранта он неоднократно приезжал из Узбекистана в Россию. Последний раз, в 2017 году, Хасанбой решил поехать на работу в Россию по оргнабору. Мужчина был убежден, что так будет безопаснее, да и зарплата вроде как гарантирована.

Тем более и случай подходящий подвернулся. Летом прошлого года Хасанбой увидел объявление Агентства по вопросам внешней трудовой миграции (АВТМ) Узбекистана. В объявлении говорилось о наборе персонала для работы в швейных цехах России.

Хасанбой сдал экзамены, подтверждающие его квалификацию, и прошел медицинское обследование. За билеты (плацкартный вагон), медицинское обследование и рабочую форму ему пришлось заплатить около $250. На Казанском вокзале в Москве его и еще около четырех десятков набранных по оргнабору мигрантов встретил некий Роман, который должен был сопроводить их до места работы. Правда, тут же возникла и первая проблема: людям обещали, что работать они будут в Санкт-Петербурге, а вместо этого их отправили в один из городов Ростовской области. Предварительно с них взяли еще по 2500 рублей за дорогу.

Тут надо заметить, что трудоустройство, оформление документов, питание, проживание и своевременные выплаты зарплат на территории России приезжим гарантировала Международная Ассоциация по правовому содействию трудовым мигрантам. С 2017 года эта некоммерческая организация работает по соглашению с АВТМ и должна обеспечивать полное, в том числе юридическое, сопровождение в России набранных по оргнабору мигрантов. Подробнее об Ассоциации мы расскажем чуть ниже. Отметим только, что это одна из основных российских организаций, которая работает по оргнабору уже с апреля 2017 года, когда было подписано соглашение между Россией и Узбекистаном (хотя официально договор вступил в силу в декабре прошлого года). При содействии Ассоциации, заключившей соглашение с АВТМ, начали набирать в Узбекистане и отправлять в Россию трудовых мигрантов.

Таким образом, Хасанбой в этот раз приехал в Россию благодаря содействию Узбекистанского АВТМ и Ассоциации. Он показал корреспонденту «Ферганы» документы об «абонентском обслуживании» его как мигранта. Согласно этим документам, Хасанбой в течение года обязан был выплачивать по тысяче рублей в месяц. Документы предусматривали автоматическое продление обслуживания еще на год – в том случае, если стороны не расторгнут договор заранее.


Перечень услуг с печатью ООО «Стандарт»

Любопытно, что на документах Хасанбоя стоит не печать Ассоциации, а некоего московского ООО «Стандарт». Как пояснили «Фергане» юристы, заключившая с АВТМ договор Ассоциация – это НКО, она не имеет права брать деньги с мигрантов. Именно поэтому, возможно, и было создано ООО «Стандарт», печать и реквизиты которого стоят на документах.

Что же касается Хасанбоя, то, по его словам, в Ростовской области он отработал чуть больше месяца – мужчину не устроила зарплата. Но когда он пытался отстаивать свои права, его не стали слушать. Спустя два месяца он был вынужден вернуться в Москву, чтобы искать работу уже самостоятельно. Однако перед ним встала новая проблема. Дело в том, что патент ему выдали в Ростовской области, и по закону он мог работать только там. Обменять же ростовский патент на московский было нельзя. Поэтому он решил выехать из России, потом въехать обратно и оформить патент заново – уже в Москве, в МФЦ Сахарово.

Но, выехав из России, въехать обратно Хасанбой не смог: оказалось, что российские пограничники установили для него пятилетний запрет на въезд в РФ.

– Когда я пересекал границу, мне сказали, что запрет поставили якобы за просмотр экстремистских роликов, – говорит мужчина. – Я тогда попросил уже в Узбекистане проверить мой телефон – ничего запрещенного там не нашли. Но снять запрет все равно уже было нельзя.

Главный вывод, который сделал Хасанбой из всей этой истории, звучит довольно неожиданно: если и ездить куда-то в качестве трудового мигранта, то только самостоятельно.

Заложники без паспортов

Соглашение об организованном наборе и привлечении граждан Узбекистана для осуществления временной трудовой деятельности в России было подписано 5 апреля 2017 года в Москве и вступило в силу 6 декабря. Документ должен обеспечивать адресное трудоустройство граждан Узбекистана в России и предусматривает их домиграционную подготовку для последующей работы.

В нынешнем году Агентство по вопросам внешней трудовой миграции Узбекистана намерено открыть свои представительства в семи регионах России, в том числе в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске.

По данным Минтруда Узбекистана, в прошлом году через оргнабор в Россию были отправлены 922 человека. В 2018 году из Узбекистана в Россию планируется официально отправить уже более 50 тысяч трудовых мигрантов.

Тем не менее, текущие новости, касающиеся оргнабора, нельзя назвать позитивными. Так, в конце июня группа мигрантов из Хорезмской области записала видеообращение к президенту Шавкату Мирзиёеву с просьбой помочь им в их сложной ситуации. Ролик этот быстро распространился в соцсетях. В нем мигранты рассказывают о том, как 53 гражданина Узбекистана приехали в Санкт-Петербург через АВТМ работать на стройке, а в итоге оказались не только без паспортов и без работы, но и фактически в статусе нелегалов.

Вкратце история выглядит так. Специалисты АВТМ провели отбор граждан для отправки в Россию и подтвердили их рабочую квалификацию. Заметим, что услуга оказалась платной – каждый желающий поработать за границей заплатил больше миллиона сумов (около $127). Деньги для Узбекистана приличные, кое-кому пришлось даже влезть в долги.

Однако, когда люди прибыли в Санкт-Петербург, выяснилось, что они тут не нужны. Оказывается, работодатели дали заявку на профессиональных строителей, а АВТМ решило, видимо, в такие нюансы не входить: рабочие и рабочие, какая разница, кто именно. Ситуация создалась крайне неприятная. АВТМ квалификацию мигрантов подтвердило, деньги за это взяло, а ни навыков, ни опыта этих людей не проверило. В итоге работодатель в России признал приехавших рабочих профнепригодными.

В итоге за 20 дней работы каждый из них получил всего по 10 тысяч рублей. Больше того, под предлогом оформления разрешения на работу работодатели отобрали у них паспорта. Естественно, встал вопрос, что им делать, если придут с проверкой – паспортов-то нет! Однако работодатель «успокоил» – если появятся проверяющие из ФМС, работников предупредят заранее, чтобы они успели спрятаться. В итоге работодатели выставили ультиматум: пока мигранты не возместят расходы, исходя из $800 на человека, на родину вернуться они не смогут.

Ситуация выглядит дико. АВТМ повело себя безответственно, послав по оргнабору не профессиональных строителей, которые требовались, а тех, кто под руку попал. Российские работодатели тоже оказались не на высоте: паспорта отняли, фактически взяв людей в заложники, да еще и стали требовать возмещения убытков от мигрантов. Мигранты же в этой ситуации виноваты, как нам представляется, меньше всего.

Однако у АВТМ на этот счет оказалось особое мнение. Спустя два дня после появления ролика оно обвинило в нарушении договоренностей самих работников. По версии Агентства, часть узбекских мигрантов самовольно покинула стройку, нанеся тем самым ущерб работодателю.


Узбекские рабочие-мигранты. Фото с сайта Ozodlik.org

На что жить, пока нет патента?

Странным образом выходит, что организованный набор работает хуже, чем обычная практика самостоятельного приезда трудовых мигрантов. Прояснить ситуацию корреспондент «Ферганы» попыталась в беседе с президентом Международной Ассоциации по правовому содействию трудовым мигрантам Юлией Слуцкой.

Как уже говорилось, соглашение о сотрудничестве Ассоциации с АВТМ было подписано чуть больше года назад. За это время через Ассоциацию прошло около 1000 мигрантов. Из них, по данным Слуцкой, только половина успешно трудоустроена.

Во время разговора Слуцкая отдельно подчеркнула, что Ассоциация – организация в большей степени правозащитная, она занимается информационной и правовой поддержкой мигрантов. Именно Ассоциация выступает как оператор по работе с узбекской стороной, она же является гарантом того, что мигранты в России будут защищены.

– В состав Ассоциации входят три российских кадровых агентства, – говорит Слуцкая. – Они находят работодателей, выясняют условия труда, отдыха, проживания, уровень заработной платы и формируют заявку. Заявка отправляется в Узбекистан. Там ее анонсируют как предложение о трудоустройстве и собирают людей на квалификационный отбор. АВТМ в Узбекистане берет деньги за домиграционную подготовку человека. Это должно гарантировать, что мигрант приедет в Россию здоровым и с необходимой квалификацией. Кроме того, он должен знать миграционное законодательство, ориентироваться в традициях страны, а также понимать, какую именно работу он будет выполнять и сколько ему за это будут платить.

По прибытии в Россию мигрантов отвозят на место работы. Жилье им обычно находят заранее – чаще всего размещают в общежитиях. Средняя цена такого размещения – 160 рублей за сутки в комнатах на 4-6 человек. Средняя зарплата – $500. Там же в общежитиях мигрантов и регистрируют.

Затем начинается оформление разрешительных документов (патентов) – за них мигранты платят сами по установленным законом тарифам. Слуцкая заверила, что все то время, пока оформляются документы – а на это может потребоваться до трех недель, – люди не работают. Правда, тут встает вопрос: на какие деньги тогда живут мигранты, пока они ждут оформления патентов? Ведь Ассоциация за них не платит. Очевидно, платить приходится либо самим мигрантам, либо это делают работодатели, которые могут позже вычесть потраченные деньги из зарплаты мигрантов. Однако есть некоторые свидетельства, что мигранты зачастую начинают работу еще до того, как придут оформленные патенты: работодатели полагают, что незачем терять драгоценное время.

Спать только на белом белье

Отдельный вопрос – гарантии для мигрантов. Как говорит Слуцкая, на этот счет никаких бумаг Ассоциация напрямую с работниками не подписывает. Все такого рода документы подписываются в Узбекистане с АВТМ.

– Там же, в Узбекистане, мигрант может увидеть проект своего трудового договора, – говорит Слуцкая. – Почему проект? Потому что на расстоянии заключать договора нельзя – только на территории России. Проблема, однако, состоит в том, что мигранты не всегда понимают, что их здесь ждет. Зачастую человек готов подписать что угодно, лишь бы уехать. А нам надо, чтобы он делал это осознанно, получив патент и увидев условия работы и проживания. Мы поняли, что пока люди в Узбекистане к такой системе не готовы: часто они рассматривают эту госпрограмму просто как способ переехать в Россию. Были случаи, когда люди приезжали на вокзал и тут же убегали – и это при том, что в принципе любой человек может приехать в Россию самостоятельно. Случается, что люди, приехавшие по оргнабору, решают, что все им должны. Они предъявляют завышенные требования, не чувствуют никакой ответственности – могут, например, взять и уйти на другую работу, где им предложили зарплату выше.

Сами договора с мигрантами заключаются на год. Однако они могут быть расторгнуты работодателем, если мигрант не выполняет условий договора.

Одной из основных проблем оргнабора является несоответствующая квалификация работников.

– Первые партии мигрантов совсем нам не подходили, – рассказывает Юлия Слуцкая. – Например, нужны были швеи, а привозили трактористов. Ну, или просто людей, которые не имели никакого представления о швейном деле. Бывает, квалификация есть, но уровень ее совсем низкий: скажем, люди не умеют работать на современном российском оборудовании. Тех, кто нам не подходил, мы пытались устроить разнорабочими или отпускали на вольные хлеба.

Так или иначе, это было очень неудобно. Тогда в Ассоциации решили обучать людей самостоятельно и открыли в Узбекистане первый учебный центр, в котором начали готовить швей. Двухнедельный курс подготовки стоит $15, платит за это сам мигрант. Однако если, пройдя курс, мигрант окажется трудоустроен в России, деньги за обучение возвратит ему работодатель. Помимо швей, в ближайшей перспективе Ассоциация намеревается набрать курс электросварщиков.

Юлия Слуцкая не стала умалчивать о проблемах в узбекистанском АВТМ. Там сильны кумовство и родственные связи, а мигрантов для работы могут набирать по знакомству, а не по квалификации.

Информацию о том, что мигрантов направляют не в те города, в которые обещали, Слуцкая опровергла. По ее словам, все мигранты заранее знают, в какие города они поедут.

На вопрос, платят ли мигранты деньги Ассоциации, Слуцкая ответила отрицательно. Однако бывшие в распоряжении «Ферганы» документы о некоем «абонентском обслуживании» мигрантов за тысячу рублей в месяц от ООО «Стандарт» привели ее в замешательство. Особенно любопытно было то, что этот самый «Стандарт» оказался кадровым агентством, а офис его находится в том же здании, что и офис Ассоциации. Более того, именно в кабинете, принадлежащем «Стандарту», изначально планировалось наше интервью.


Договор на возмездное оказание услуг, заключенный одним из мигрантов, приехавшим по оргнабору, с ООО «Стандарт» - на 12.000 рублей в год

В конце концов, Слуцкая признала, что с мигрантов за обслуживание все-таки планировалось брать деньги.

– Это была идея профсоюзного взноса. Чтобы мы помогали мигрантам, они должны нас финансировать. Грубо говоря, это была наша страховка, потому что у кадровых агентств не было денег, чтобы нас финансировать. Мы попытались внедрить эту схему, но ни один мигрант не заплатил ни копейки. Так что эта практика была прекращена, – заявила Слуцкая.

Что же касается Хасанбоя, о котором мы рассказали в начале статьи, то он, по словам Слуцкой, просто не нашел общего языка с коллективом, а затем самовольно покинул рабочее место, поскольку якобы поехал в гости к брату. Вследствие всех этих обстоятельств с ним попросту расторгли договор.

– Такая вещь, как безответственность, существует у трудовых мигрантов, – говорит Слуцкая. – Представьте, вам нужен специалист, вы заказали его из другой страны, вы сделали все документы – а он приехал и начал предъявлять претензии. Например, одной женщине не понравилось цветное постельное белье, и она просила белое. Кроме того, ее не устраивали матрасы и питание. Но людей кормили по бригадной системе: из общего котла согласно нормам. В этих обстоятельствах мы не можем учитывать пожелания каждого человека.

Выпил – штраф и выдворение

Поскольку Ассоциация позиционирует себя как правозащитную организацию, которая не берет деньги с мигрантов, встает вопрос о его финансировании. Ведь, хочешь не хочешь, ей приходится как минимум содержать офис и платить зарплаты персоналу.

По словам Юлии Слуцкой, ее предприятие существует за счет взносов входящих в него кадровых агентств. Те, в свою очередь, получают вознаграждение за подбор персонала от работодателей. Тем не менее, как призналась сама Слуцкая, за год работы по оргнабору они не вышли даже на окупаемость. Для этого им необходимо привозить по оргнабору не менее 300–350 человек ежемесячно.

На прямо заданный вопрос, за счет чего все-таки выживает Ассоциация и ее штат, Слуцкая ответила, что им помогают меценаты – выходцы из Узбекистана, ставшие гражданами России.

– Эти люди верят в оргнабор. Правда, они не думали, что его организация займет столько времени. Ожидается, что в конечном итоге от этого будет экономическая выгода, но изначально задумка состояла в том, чтобы помогать людям трудоустраиваться в России, – говорит Слуцкая. – А вообще, проблемы есть со всех сторон. Так, пока к оргнабору не готов российский работодатель, который не хочет трудоустраивать мигрантов легально. Например, клининговые конторы просят найти для них мигрантов, но не хотят оформлять им патенты и заключать договоры, обещают просто выплачивать по тысяче рублей в день. Но мы так не работаем. В Узбекистане свои проблемы: низкое знание русского языка и недостаточная квалификация; мы тут видим выход в создании учебных центров. Еще об одной проблеме мы уже говорили – это отсутствие ответственности у мигрантов за свои действия. Поскольку мы сопровождаем мигранта и после трудоустройства, то сейчас наш отдел маркетинга вырабатывает систему воздействия на мигрантов. Думаем воздействовать не только кнутом, но и пряником: например, найти вместе с работодателем способы премирования за самую большую выработку. Если же мигрант нарушит правила, скажем, выпьет на работе, то предусматривается штраф, во второй раз – высылка домой, чтобы мигрант не оставался в России. Это тот вопрос, который мы сейчас прорабатываем.

Заметим, что подобная система наказаний выглядит несколько странно. Да, выпивать на работе нехорошо, но российское законодательство не предусматривает за это высылки из страны. Расторжение трудового договора также не может быть основанием для депортации. В этом смысле юристам ассоциации еще предстоит поразмыслить над своими методами.

Корреспондент «Ферганы» не удержался и от вполне понятного вопроса: если работать с мигрантами так сложно, и к тому же работа эта не окупается, зачем Ассоциация все-таки продолжает свою деятельность? На это президент Ассоциации неожиданно ответила, что «система оргнабора идеальна, просто ее надо оттачивать».

– Мы хотим бороться со сложившейся ситуацией, бороться за то, чтобы миграция стала легальной, – объясняет Слуцкая. – Это не только бизнес. Да, чем больше будет рекрутинг, тем больше проектов (например, в виде учебных центров) мы сможем финансировать. Но у меня глобальная цель: лично мне не нравится, что мигрантов не держат за людей, что работодатели считают, будто их можно использовать как рабов. Наша идея состоит в том, чтобы оформление патентов происходило в Узбекистане. Дело в том, что в России мигрант 20–26 дней ждет, пока будут сделаны его документы. В это время он не работает, а это означает упущенную выгоду. Если помножить ее на человеко-дни, выходят миллиарды. Да и в моральном смысле это нехорошо: люди начинают сходить с ума от безделья, критиковать качество выдаваемого им белья и все в таком роде.

* * *
Несмотря на все вышесказанное, единой картины оргнабора не получается. Ассоциация позиционирует себя как правозащитную организацию, но при этом хотела бы контролировать мигрантов полностью – вплоть до высылки домой. Не нужно объяснять, что высылка – самая страшная для трудовых мигрантов вещь. Если планируемая схема начнет действовать, то Ассоциация сможет давить на мигрантов: они будут вынуждены работать при любых условиях, лишь бы их не отправили домой. Оргнабор в таком виде – это не легализация трудовой миграции и не забота о мигрантах, а возможность заработка для причастных к этому делу структур.

От оргнабора только хуже?

Юрист и создатель портала Migrant Батыржон Шерматов считает, что узбекистанское Агентство по вопросам внешней трудовой миграции недостаточно эффективно, поскольку ему, с одной стороны, не хватает опыта работы с трудовыми мигрантами, а с другой – оно не желает сотрудничать со специалистами в этой области.

– Узбекистан долгое время отправлял своих мигрантов в Корею, – говорит юрист. – Но разница в том, что Корее от Узбекистана нужны были не квалифицированные специалисты, а просто рабочие руки. Поэтому у Агентства есть опыт набора кадров вообще, но нет опыта подготовки специалистов, которые требуются в России. И эту работу как раз должны организовать центры подготовки и адаптации мигрантов.

Вторая проблема, по мнению Шерматова, заключается в том, что у узбекских чиновников нет опыта жизни в миграции. В профильных министерствах и агентствах нет бывших мигрантов, которые бы знали, каковы условия труда в России, понимали сложности, возникающие там при оформлении документов и вообще ориентировались в реальных проблемах трудовой миграции.

– Им как минимум надо приглашать экспертов в области миграции, чтобы те подсказывали, где и как скорректировать работу по оргнабору мигрантов, – считает юрист. – Да и в целом неплохо было бы создать при Агентстве общественный совет.

Бесплатный юрист для мигрантов Валентина Чупик полагает, что оргнабор мигрантам вообще не нужен.

– Оргнабор в данных обстоятельствах – это худший из возможных способов организации миграции, – говорит Чупик. – Если мигранты поедут сами, то они найдут трудовую нишу непосредственно под свои навыки. Как было с Кореей? Туда мигранты ехали не в качестве рабочих, а в качестве стажеров. Эти «стажеры» работали там шесть дней в неделю по 10 часов ежедневно. Им предоставляют жилье казарменного типа, не самое лучшее питание и медицинское обеспечение, а также зарплату в тысячу долларов. В это же время рядом со «стажерами» работают такие же точно узбеки, которые поехали сами. Так вот, приехавшие самостоятельно работают в неделю всего 42 часа, а получают уже $3 тысячи. И это при том, что их квалификация может быть ниже, чем у тех, кто поехал по оргнабору.

Аналогичным образом, по словам Чупик, обстоит ситуация и с оргнабором в Россию. Согласно договору АВТМ с Ассоциацией, последняя должна гарантировать мигрантам бесплатное питание, проживание и медицинское обеспечение. Однако российские работодатели никогда не подпишут договор на таких условиях. Именно поэтому так часто мигранты бывают недовольны тем, как их принимают по оргнабору в России.

– Я против оргнабора в любой тоталитарной стране. Дело в том, что оргнабор сразу превращается в поле для взяток. Чем меньше госрегулирования в коррумпированных обществах – тем лучше. В чем может состоять работа государства? Во-первых, перед выездом мигрантов нужно провести адаптационные курсы и рассказать о процессе получения документов. Вторая задача государства – забота о мигрантах уже после выезда на работу. Если права мигрантов в России нарушат – неважно, каким способом, будь то массовые задержания или эксплуатация рабского труда – государство должно защищать их, если понадобится, отправлять ноты протеста. Никакие центры повышения квалификации тоже не нужны – это просто сбор денег с людей. Если надо, мигрант сам научится необходимой работе. В России у мигрантов происходит естественный профессиональный рост: сначала они работают дворниками, потом учатся класть плитку, делать евроремонт, строить дома, на практике овладевая новыми знаниями и навыками, – сказала в заключение Валентина Чупик.

P.S. 28 июня «Фергана» направила электронной почтой свои вопросы Агентству по вопросам внешней трудовой миграции Узбекистана. В этот же день пресс-секретарь организации Бахтиёр Камолов заявил, что АВТМ подготовит ответы и перешлет их в редакцию. На момент публикации ответов от АВТМ мы так и не получили.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.fergananews.com/article.php?id=10049

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

11.07.2018 13:02

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Каныбек Капашович Иманалиев

Иманалиев Каныбек Капашович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
92

объекта с радиоактивными и токсичными отходами расположены в Кыргызстане

«

Сентябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30