90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

ИГ в Афганистане — реальна ли "вторая Сирия" в ЦА?

17.07.2018 17:02

Безопасность

ИГ в Афганистане — реальна ли вторая Сирия в ЦА?

Все чаще эксперты говорят об угрозе со стороны Афганистана. Кто хочет развязать сценарий латиноамериканской наркомафии в ЦА, насколько реален прорыв боевиков через границу, как можно противостоять экспансии и почему нужно бояться не чужих, а своих, рассказали эксперты из Кыргызстана, Таджикистана, Казахстана, Узбекистана и России.

Сегодня растет активность террористов и экстремистов в странах Ближнего Востока и Афганистане. ИГ*, чьи боевики уже замечены в этой стране, открыто заявляет о планировании атак на Центральную Азию и Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. По данным экспертов, в рядах ИГ воюют до 9 тысяч выходцев из постсоветских стран, в том числе кыргызстанцев. При этом более трети граждан СНГ, участвовавших в боевых действиях на Ближнем Востоке СНГ, различными путями уже вернулись домой.

Наркокартели и роль ОДКБ — мнение российского эксперта

Глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович отметил, что угроза со стороны Афганистана действительно актуальна в связи с массовой миграцией террористов в другие регионы после разгрома основных сил боевиков ИГ в Сирии.

"Афганистан является одним из наиболее привлекательных для них районов. Во-первых, там продолжается довольно затяжной конфликт; во-вторых, ни одна из сторон не контролирует полностью значимые территории, что позволяет ИГ вклиниться в зону конфликтов и создать свою зону контроля. И самое главное — специфическая ситуация в регионе позволяет организации компенсировать потери от нелегальной торговли нефтью за счет создания опиумных плантаций и производства героина. Этим и занимается на данный момент ИГ в Афганистане", — сказал Мендкович.

По его мнению, несмотря на то что на текущий момент у ИГ ограниченный доступ к границам Центральной Азии, надо помнить, что с ее стороны в прошлом году уже были попытки проникновения террористических групп с территории Афганистана в Туркменистан.

"И хотя в итоге туркменской стороной они были ликвидированы, сам факт показывает, что ситуация достаточно тревожная. При этом нельзя сбрасывать со счетов наркотрафик, который, к сожалению, идет через границы ЦА постоянно, достигая очень больших масштабов. Совершенно очевидно, что борьба с ним требует принятия принципиальных новых мер, в том числе усиления контроля на границе силами всех стран ШОС и ОДКБ", — сказал эксперт.

По его словам, угроза со стороны Афганистана усугубляется тем, что ИГ удалось установить определенный диалоговый контакт с движением "Талибан".

"И хотя с 2016 года крупных инцидентов на границе, связанных с противостоянием ОДКБ и "Талибана", не было, надо понимать, что у ИГ возможны выходы к границам хотя бы потому, что ни одна из сил в Афганистане полностью не контролирует значительные территории. При этом надо учитывать, что у боевиков так называемого "Исламского государства" есть довольно современное техническое вооружение, включая беспилотные летательные аппараты (БПЛА), которые могут дистанционно атаковать границы Таджикистана, Узбекистана или Туркменистана", — сказал Мендкович.

Он отметил, что, по мнению ряда независимых экспертов, террористы могут шире использовать дроны для совершения атак на Центральную Азию.

"Такие примеры мы неоднократно наблюдали в Сирии. И это означает, что такая угроза требует симметричной реакции стран ШОС и ОДКБ. Нам необходимо укрепление систем противовоздушной обороны и контроля над воздушным пространством для обеспечения безопасности", — сказал политолог.

Он подчеркнул, что в связи с этими угрозами и вызовами со стороны России и ОДКБ принимаются различные меры по усилению военных баз, а также по укреплению боеспособности Вооруженных сил Кыргызстана и Таджикистана, включая поставки нового вооружения и модернизацию старого.

"Этому способствует и ряд проведенных и запланированных учений в Центральной Азии, в результате которых стало очевидно, что Россия может достаточно быстро перебрасывать контингент из Центрального военного округа в ЦА. Силы быстрого реагирования ОДКБ практически молниеносно могут среагировать на атаки южных рубежей стран — участниц договора. Все это позволяет надеяться, что возможные крупные вооруженные инциденты, вторжение сотен боевиков будут купированы. В вопросе противодействия подобным атакам сейчас делается всевозможное, и фундамент уже создан", — сказал политолог.

По его мнению, особую опасность представляют не открытые военные действия, а фактор нападения мобильных групп террористов и наркотрафик, который является источником финансовой подпитки экстремистских группировок и криминалитета.

"Не секрет, что ИГ пытается установить контроль над транспортировочными сетями наркодилеров.  Очевидно, что есть риск возникновения в регионе ЦА наркокартелей латиноамериканского образца, то есть возможно сращивание криминала и терроризма и появления наркомафии. При развитии этого сценария на смену попыткам подкупа официальных лиц придет террор против них", — сказал эксперт.

Он подчеркнул, что наркобизнес в Афганистане становится для ИГ заменой финансовых потоков, которые террористы ранее получали от торговли нефтью с контролируемых месторождений в Сирии.

"Возможно, в скором времени уровень доходов от продажи наркотиков вполне может достигнуть размера нефтяного. Все это уже сейчас провоцирует ухудшение террористической ситуации в регионе. При этом возникает вполне реальная угроза раскачки политической лодки, вплоть до свержения властей, так как террористы могут использовать непростую социально-экономическую ситуацию в странах ЦА для достижения своих целей", — заключил Мендкович.

Второго Баткена не будет — таджикский взгляд

Ведущий научный сотрудник Института изучения Азии и Европы Академии наук Таджикистана Абдугани Мамадазимов отметил, что с 2004 года каждую весну в СМИ появляется сообщения о возможных прорывах границы Афганистана со странами ЦА.

"До сих пор подтверждения этим опасениям не было, но в последнее время в связи с уничтожением основных сил ИГ в Сирии и странах Ближнего Востока бывший Хорасанский фронт (провинция ИГ в Азии, о создании которой было объявлено в 2015 году. — Прим. ред.) теперь приобретает первоочередное значение. Есть сообщения о переброске террористических группировок из Сирии и Ирака в северные провинции Афганистана и данные, что некоторые селения, граничащие с Туркменистаном, уже находятся в руках ИГ. Это говорит о том, что в очередной раз бассейн рек Пяндж и Амударьи, где проходит разрез между светской Центральной Азией и исламистским Афганистаном, становится краеугольным камнем", — сказал Мамадазимов.

Он отметил, что на территории стран ОДКБ есть два важных направления для защиты и обеспечения безопасности государств — участниц договора — кавказское и центральноазиатское.

"Последнее становится все более тревожным. Комплекс мероприятий по усилению баз в Кыргызстане и Таджикистане и учений на территории ЦА направлен на то, чтобы остудить горячие головы главарей террористических групп, численность которых, по разным данным, очень сильно варьируется — одни эксперты говорят о 4,5 тысячи боевиков, другие называют цифру 16 тысяч, третьи — более 20 тысяч. Если брать усредненный показатель, то это около 10 тысяч хорошо вооруженных человек, что, несомненно, достаточно внушительная сила", — сказал политолог.

Он подчеркнул, что необходимо понимать, что в Афганистане довольно большая диаспора центральноазиатских народов — это и таджики, и узбеки, и туркмены.

"Интеграционные процессы между странами ЦА так или иначе сказываются и на них. Об этом говорит, например, некое союзническое объединение губернатора провинции Балх Ато Мухаммад Нура со старшим сыном генерала Дустума — Батора. То есть здесь также очевидно таджикско-узбекское сближение. Поэтому местное афганское ополчение может стать заслоном на пути боевиков ИГ к границам с ЦА", — сказал эксперт.

По его мнению, также препятствием для ИГ могут стать и противоречия с движением "Талибан".

"При этом надо четко отличать идеологию "Талибана". Он воюет под зеленым флагом и де-факто признает границу Афганистана со странами Центральной Азии. ИГ же воюет под черным флагом Исламского халифата, не признает государственных границ и пропагандирует международный терроризм. Тактически "Талибан" может стать вторым заслоном, препятствующим прорыву ИГ в сторону Центральной Азии", — сказал Мадазимов.

Он подчеркнул, что после баткенских событий 1999-2000-х годов в обществе сложилось устойчивое мнение, что есть угроза прохода боевиков из Афганистана через труднодоступные горные территории Кыргызстана.

"Но повторения Баткена или захвата какого-то крупного населенного пункта я даже не допускаю благодаря поставкам оружия и модернизации Вооруженных сил КР и РТ в рамках ОДКБ, внедрения технических новшеств и так далее. Кроме этого, резко снизилась возможность каких-то приграничных конфликтов с группами наркокурьеров. Помимо помощи с российской стороны, Таджикистану обустроить инфраструктуру пограничных войск помогает Китай, также реализуется большая программа помощи от Евросоюза и ШОС", — сказал таджикский политолог.

По его словам, все это делается для того, чтобы снизить риски и угрозы, так как таджикско- афганская граница протяженностью более 1,5 тысячи километров проходит по сильно пересеченной местности.

"С точки зрения технического обеспечения здесь еще многое надо сделать для полной безопасности. К сожалению, наркотрафик, проходящий через страны ЦА, процветает. Опыт борьбы с группировками, которые занимаются контрабандой наркотиков, можно использовать в мероприятиях по противодействию попыткам экстремистских формирований прорвать границы", — сказал эксперт.

Он отметил, что, даже если гипотетически предположить какой-то локальный военный конфликт и попытку вторжения боевиков в страны Центральной Азии, очевидно, что действия террористов будут блокированы.

"Даже тот факт, что в военных учениях российская сторона использовала такое мощное оружие, как комплекс "Искандер", заставит задуматься многих. Очень многие высказывают мнение, что так называемые спящие ячейки исламистов в наших странах могут присоединиться к террористам и вести подрывную работу. По-моему, по крайней мере в Таджикистане, вероятность развития такого сценария минимальна, так как по этим направлениям хорошо работают спецслужбы и другие соответствующие структуры", — заключил таджикский эксперт.

Проблемы нужно решать вместе — узбекская оттепель в действии

Узбекский политолог, руководитель аналитической группы "Центральная Евразия" Владимир Парамонов согласен с тем, что ситуация в Афганистане ухудшается.

"Это уже ни для кого не секрет. Интенсификация террористической активности и рост присутствия представителей того же ИГ и других группировок — важные показатели этих угроз. Поэтому заявления Шойгу и других российских официальных лиц отражают развивающиеся в Афганистане тенденции", — сказал Парамонов.

По его словам, важно уточнять численность боевиков ИГИЛ, их оснащение и планы.

"О каких мерах противодействия этим угрозам может идти речь? О военных, контртеррористических или еще каких силовых? Но этого явно недостаточно. На мой взгляд, главные меры были и будут связаны именно с внутриафганским урегулированием, в том числе с попытками усадить за стол переговоров представителей "Талибана". Этим вопросам, в частности, была посвящена серия мероприятий в рамках недавней Ташкентской международной конференции", — сказал эксперт.

По его словам, чтобы поддержать этот и другие форматы, в том числе московский, необходима мобилизация интеллектуальных ресурсов наших государств.

"Необходимо кардинальное усиление исследовательской и аналитической работы по вопросам развития Афганистана и его отношений с соседними странами и ключевыми внешними игроками — США, Россией и Китаем. Поиск научно и аналитически обоснованных, системных решений, прорывных идей, локомотивных проектов, новых схем и алгоритмов урегулирования проблем Афганистана — такими должны быть результаты данной работы. К сожалению, складывается ощущение, что такой работы как не было, так и нет. В одном Шойгу точно прав — надо готовиться к худшему", — заявил эксперт.

По его словам, нельзя исключать, что боевики предпримут попытки прорыва границ стран Центральной Азии по всему периметру с Афганистаном.

"В этом случае есть угроза активизации спящих ячеек экстремистов в регионе ЦА, но по организации системной контртеррористической работы Узбекистан традиционно выделялся в лучшую сторону по сравнению с другими государствами региона. Правда, судить о ее современном состоянии и качестве мне сложно, так как это прерогатива спецслужб. Мне представляется, что об угрозе спящих ячеек в первую очередь должны беспокоиться Кыргызстан и в какой-то степени Казахстан, в меньшей степени Таджикистан и Туркменистан", — сказал Парамонов.

Он отметил, что положительно в свете этих угроз выглядит некая консолидация стран ЦА, инициированная Узбекистаном.

"Но эта консолидация нуждается прежде всего во все той же интеллектуальной поддержке. Несмотря на политическую волю лидеров стран региона, к огромному сожалению, ничего не делается именно с точки зрения мобилизации интеллектуальных ресурсов наших стран. Поэтому активность держится пока на политических и бюрократических механизмах. Нет глубинных и необратимых изменений, консолидация поверхностная, фрагментарная, эпизодичная, ей пока не придан системный характер", — считает Парамонов.

По его словам, пока жареный петух не клюнет, более решительных совместных действий, в том числе по афганской тематике, ждать не следует.

"Здесь лучше полагаться на Россию, Китай или тот же Запад. Но тогда страны Центральной Азии уже не будут делать что-то самостоятельно, они вынуждены рассчитывать на навязываемые и продвигаемые извне схемы и алгоритмы, хотя в этих рамках мы и так уже "развиваемся". Но с обострением проблем региональной безопасности нам грозит еще больше погрузиться в волны чужой, навязываемой нам воли", — резюмировал узбекский политолог.

Нужно сшить "афганское полотно" — мнение из Казахстана

Казахский политолог Айдос Сарым также согласен с важной ролью "узбекской оттепели" и объединения стран региона.

"Мне эти процессы нравятся. Считаю, что вслед за раскрепощением узбекской экономики начнется экономический рост с элементарным обеспечением трудовых ресурсов работой, а это снизит количество экономических и социальных проблем в регионе в целом", — сказал Сарым.

По его словам, Узбекистан пока является "спящим" лидером Центральной Азии, его включение в общий рынок региона создает хорошие предпосылки для решения общих проблем, в том числе по безопасности.

"Прискорбно, что страны региона последние три десятилетия демонстрировали на разных уровнях местный эгоизм. Только сейчас мы понимаем, что "наигрались в своей песочнице" и теперь надо создавать единое политическое и культурное пространство, которое позволит усилить безопасность в регионе. Над этим вопросом работать надо серьезно. Мы должны понимать, что в Центральной Азии проживают братские народы. На протяжении истории они тесно сотрудничали, здесь можно увидеть огромные пласты взаимосвязей — как культурных, языковых, так и экономических и политических. Мы зависим друг от друга на ментальном, духовном и культурном уровнях. Поэтому необходимо создавать единую зону ответственности в регионе на длительную перспективу", — сказал политолог.

Он отметил, что угрозы из Афганистана вполне реальны, более того, среди террористов огромное количество выходцев из Центральной Азии, которые перебираются из Сирии и Ирака.

"Всем известно, что в этой стране есть тренировочные лагеря для боевиков, целая инфраструктура для взращивания радикалов, которых могут быстро перебраться в другие страны под видом беженцев или мигрантов. Важно понимать, что угрозы есть не только для ЦА, но и для всего мира, даже для таких тихих стран, как Норвегия или Австралия", — сказал Сарым.

По его словам, события в Казахстане в последние годы только подтверждают реальность угроз.

"Сегодня достаточно небольшой группе экстремистов пробраться в страну, и это станет большой проблемой. Серия терактов напрямую связана с визитом в Казахстан Саида Бурятского в 2009-2010 годах. Его лекции были на телефонах у всех представителей джааматов, так или иначе связанных с экстремистской деятельностью. Он зарядил их некой пассионарностью, идеями и призывами. Естественно, возникает вопрос: почему были допущены такие встречи и проведение проповедей?" — говорит эксперт.

Он отметил, что сегодня в странах ЦА действуют спящие ячейки из экстремистски настроенных людей.

"Им достаточно, чтобы их харизматичные лидеры отдали приказ, и они будут взрывать, убивать, возможно, совершать попытки захвата власти. Нам всем надо понимать, что приказ может поступить со стороны Афганистана", — сказал политолог.

И всем центральноазиатским государствам надо понимать, что от стабильности в Афганистане напрямую зависит безопасность в регионе ЦА.

Необходимо укреплять те институты, которые "сшивают" политические силы в Афганистане. Нужно искать людей, которые пользуются уважением и доверием населения в этом пространстве, а не натравливать их друг на друга, получая при этом сиюминутную выгоду. Очевидно, "Талибан" является одной из этих сил. И странам ЦА нужно помочь афганцам найти компромисс", — сказал политолог.

По его словам, ташкентская конференция по Афганистану — один из этих шагов, таких встреч должно быть больше. Для обеспечения безопасности в регионе помощь должна быть не декларативной, а в виде конкретных действий.

Бойся спящих — ветеран спецслужб Кыргызстана

Ветеран спецслужб, эксперт по безопасности, экс-зампредседателя ГКНБ Артур Медетбеков считает, что сегодня важен обмен информацией между странами ЦА.

"Надо понимать, что сегодняшний Афганистан — это государство, которое контролируется не только правительством, но и отдельными кланами и группировками, в том числе террористического направления, как ИГ. Чтобы перейти с одной территории на другую, люди платят дань за свою безопасность. Главный посыл конференции в Ташкенте — обмен между странами ЦА информацией о ситуации на приграничной территории с Афганистаном, ведь сегодня граница играет огромную роль в свете соглашения между Казахстаном и США о транзите специального груза через РК и Узбекистан", — сказал Медетбеков.

Он подчеркнул, что вопрос безопасности еще острее из-за того, что в ИГ есть выходцы из ЦА, а радикальные течения в виде ИДУ (Исламского движения Узбекистана) и других экстремистских группировок, осевших на территории Афганистана, только усугубляют проблему.

"Говоря о нынешних угрозах, нужно помнить о прорывах боевиков в конце девяностых годов в Баткене и Алайском районе. Конечно, сегодня они не смогут перейти границы и тем более развязать открытые масштабные боевые действия. Первым и серьезным барьером выступает российская военная база, оснащенная летательными беспилотными аппаратами для контроля границ. Несомненно, серьезной угрозой для бандформирований является и база ОДКБ в Канте. Но перенос террористических и экстремистских угроз на всю территорию Средней Азии посредством легальной и нелегальной переправы небольших групп вполне реален. К сожалению, тайные горные тропы пока невозможно полностью контролировать техническими средствами и другими силами", — сказал Медетбеков.

Он подчеркнул, что главную опасность представляют не прорывы боевиков через границы, а различные группировки внутри стран региона.

"Радикальные силы, которые работают в государствах ЦА, действуют под прикрытием зеленого знамени ислама, но не имеют ничего общего с истинным значением этой религии. Сегодня трудно сказать, какое количество "спящих" ячеек функционирует в Кыргызстане. Они глубоко законспирированы и работают небольшими группами по три-пять человек, распространяют идеи и ждут своего часа", — сказал ветеран спецслужб.

Он подчеркнул, что кыргызстанцы, выехавшие для участия в боевых действиях на Ближнем Востоке, были завербованы не только через интернет-сайты.

"Надо понимать, что с ними работали и в Кыргызстане. "Спящие" ячейки совершали, так сказать, свое вхождение и по телефону обрабатывали новых адептов. Целью вербовщиков, как всем известно, являются не только взрослые граждане, но и молодежь, которая быстрее поддается влиянию", — сказал Медетбеков.

Он отметил, что власти Кыргызстана совершили огромную ошибку, когда открыли границы практически для всех.

"В начале 90-х к нам хлынули всевозможные религиозные проповедники, в том числе радикального толка. Они начали открывать здесь религиозные школы и проводить свои идеи. Конечно, сейчас ситуация улучшилась, но время упущено.

По его словам, вторая важная ошибка заключается в том, что наша молодежь почти бесконтрольно стала выезжать на учебу в религиозных университетах Турции, Пакистана, Сирии и так далее.

"Мы прекрасно знаем о направленности этих заведений. Например, в Пакистане больше половины религиозных школ шиитского направления, а в Кыргызстане придерживаются суннизма. А ведь противоречия во взглядах могут стать причиной конфликта. Не исключено, что многие из них были там завербованы и отправлены в Кыргызстан", — сказал Медетбеков.

Он подчеркнул, что только усиленная оперативная работа правоохранительных органов может исправить ситуацию, а консолидация и обмен информацией между спецслужбами стран региона поможет в обеспечении безопасности по всей Центральной Азии.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

17.07.2018 17:02

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
35 лет

возраст самого молодого генпрокурора в истории Кыргызстана

«

Октябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31