90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Информационный эффект от «арабской весны» в Центральной Азии сохраняется, но ситуация стабильная

07.08.2018 18:56

Политика

Информационный эффект от «арабской весны» в Центральной Азии сохраняется, но ситуация стабильная

Сегодня необходимо признать, что центральноазиатский регион  является территорией, в которой экстремистские тенденции представляют собой серьёзную угрозу и проблему. И хотя Центральная Азия не превратилась в «поле сражений» между светскими и религиозными режимами, а приход к власти исламистских сил по типу «арабской весны» видится в настоящий момент маловероятным, определённые риски сохраняются.

 

Как отмечает национальный лидер и Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев, проявления экстремизма и терроризма так или иначе затрагивали все республики региона в течение всего периода их становления как независимых и суверенных государств [Назарбаев Н.А. Критическое десятилетие. Алматы, 2003. С. 73.].

 

Потенциальная основа для возникновения и развития идеологии экстремизма в Центральной Азии обусловлена следующими факторами.

 

Во-первых, идеологический вакуум, возникший после распада Советского Союза, способствовал укоренению на массовом и индивидуальном уровнях экстремистских идей. 

 

Активизация экстремистской деятельности в Центральной Азии совпала с периодом распада СССР и возникновением на его бывшей территории суверенных стран. В этот момент идеологический вакуум стал умело заполняться религиозно-ориентированными и этно-направленными организациям, пытающимися разыграть «идентификационную карту» для своих интересов. Не обошлось и без экстремистской тематики.

 

Во-вторых, информационная глобализация сыграла не последнее значение в распространении экстремистского контента. 

 

Информационный плюрализм и интернет-коммуникации стали магистралью в вопросах религиозности, этничности. Поэтому неудивительно, что помимо позитивного контента, опирающегося на традиционные ценности народов Центральной Азии, в общественное сознание начал проникать и экстремистский контент.

 

В-третьих, основную угрозу для центральноазиатских республик представляет исламистский экстремизм и фундаментализм.

За годы суверенного развития страны Центральной Азии сталкивались и сталкиваются с деятельностью исламистских экстремистов, предпринимающих попытки дестабилизировать обстановку в регионе и привести к власти религиозный режим.

Отдельно отметим, что под воздействием идей ваххабизма (принесённых из стран Ближнего Востока) в центральноазиатских республиках стали формироваться «джамааты», не признающие светские режимы.

Деятельность ваххабитских общин и организаций в Центральной Азии поддерживается финансовыми, информационно-техническими и организационными средствами правящих элит некоторых мусульманских государств, пытающихся укрепить свои позиции в регионе.

И если внутриполитический или внутриэкономический фактор в ряде центральноазиатских республик служит определяющим фактором в развитии экстремистских ячеек, то внешний аспект подпитывает их и становится катализатором в обострении отношений.

Влияние зарубежных проповедников на умы, распространение ими соответствующей религиозной печатной или электронной продукции, интернациональные стажировки студентов и молодёжи в страны с ортодоксальным религиозным мировоззрением, в конечном счёте определяют информационную привлекательность идеологии экстремизма для различных целевых групп.

В действительности и нынешняя ситуация в Афганистане не способствует урегулированию проблем с исламистскими экстремистами и радикалами.  Сам же рост экстремистской деятельности в Центральной Азии связан с внешним силовым давлением.

А именно:

- с внутриполитической нестабильностью на Ближнем и Среднем Востоке, Афганистане, Пакистане, подготовкой на их базе лагерей религиозных экстремистов и фундаменталистов;

-  с геополитической конкуренцией крупных государств (США, Китай, Индия) в Центральной Азии;

-  внутри-территориальными, этно-территориальными спорами в центральноазиатском регионе;

- наркотрафиком и развитием иной транснациональной преступности, выступающих источниками финансирования деятельности экстремистов.

Руководством центральноазиатских республик проблема исламистского экстремизма рассматривается как реальная угроза, способная совершить серьёзный урон государственности и стабильности в их странах. Тому имеются весомые причины, возводящие исламистский экстремизм в ранг особенно опасных и деструктивных явлений в регионе.

Первое. Сохраняется информационный эффект от технологий «арабской весны».

Эти события остаются на слуху мировой общественности. В результате мы наблюдаем за тенденцией, когда демократические лозунги подменяются требованиями религиозных экстремистов и фанатиков отстоять свою повестку. Ныне исключённые из политической жизни экстремисты (во многом благодаря возможностям политических режимов) пытаются легализовать своё положение и включиться в политический процесс.

Второе. Соседство центральноазиатского региона с очагами конфликтности в Пакистане и Афганистане.

Усложнение процессов в Пакистане и Афганистане, нерешённость социально-экономических и политических проблем, приводят к тому, что в центральноазиатских республиках становится сложнее противостоять идеологии исламистского экстремизма в регионе.

При том, что экстремистские отряды пока ещё не способны системно и массово повлиять на процессы в Центральной Азии, а военные возможности стран СНГ располагают возможностями для отражения атак экстремистов.

Но накал нарастает, тратиться больше ресурсов на обеспечение стабильности в Центральной Азии.

Третье. Накапливание в странах Центральной Азии нерешённых внутренних проблем и противоречий.

К основным можно отнести: наркотрафик, клановость, низкий уровень жизни, сокращение темпов экономического развития, безработица и т.д.

Глубинность и нерешённость проблем способствует усилению агитации со стороны исламистских экстремистов, пытающихся решить их с помощью религиозно-ориентированных радикальных мер.

Четвёртое. В начале 90-гг. в центральноазиатском регионе уже сложился прецедент, когда в Таджикистане к власти пришли религиозно-ориентированные силы.

Данный аспект имел серьёзные последствия и сохраняется в памяти.  

Мы полагаем, что прямое воздействие исламистских экстремистов на Центральную Азию в форме т.н. «исламистской революции» на сегодняшний момент видится маловероятным. На фоне центральноазиатской повестки дня опасность представляет скорее поэтапное укоренение в социальных и политических институтах элементов, ориентированных и склонных к радикальной исламистской деятельности, т.е. постепенное повышение социального значения в обществе религиозных экстремистов. И это может оказаться более опасным для Центральной Азии, когда идеология экстремизма возводится в норму и даже правило поведения.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

07.08.2018 18:56

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Эркин Абдышевич Сакебаев

Сакебаев Эркин Абдышевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
77 тысяч

граждан Кыргызстана включены в "черный список" ФМС РФ

«

Октябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31