90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Приказано забыть. В Узбекистане уничтожают память об Исламе Каримове

03.09.2018 16:05

Общество

Приказано забыть. В Узбекистане уничтожают память об Исламе Каримове

Узбекским телеканалам запрещено упоминать имя Ислама Каримова, его книги тоже попали под негласный запрет, а портреты повсеместно снимаются. Так Ташкент готовится ко второй годовщине кончины первого главы государства. Если судить по многочисленным свидетельствам, которые просачиваются в прессу, в стране началось активное, хотя и не афишируемое развенчание «культа личности» Ислама Каримова. Все это происходит на фоне официального чествования его имени и открытия памятников и музеев, посвященных усопшему.

Как сообщила узбекская служба радио «Свобода», ссылаясь на свои источники, действующие власти Узбекистана направили редакторам всех телеканалов Национальной телерадиокомпании (НТРК) предписание, требующее, чтобы имя и изображение бывшего  президента Узбекистана не появлялись в эфире. «Руководство сказало нам: «Если имя Каримова прозвучит в эфире, то вы лишитесь головы. Это приказ госсоветника Султанова», - пояснил один из работников узбекского ТВ.

«С начала этого года нам рекомендовали поменьше упоминать имя Ислама Каримова и больше говорить про Шавката Мирзиеева. Вот уже более месяца, как редакторы с лупами в руках ищут и удаляют из текстов все, что касается экс-президента. Сейчас упоминать в эфире его имя намного опаснее, чем упоминать имя главаря религиозных экстремистов Тахира Юлдашева», - сообщил другой работник телевидения.

Отправили на макулатуру

Судя по поступающей из Ташкента информации, под запретом оказались также фотографии Каримова. В частности, выговор получил Институт рукописей Академии наук Узбекистана за то, что в зале для собраний висел его большой портрет. Представитель академии на условиях анонимности сообщил, что руководство «приказало уничтожить все портреты Каримова и лозунги с его цитатами. С настенных панно стерли все тексты, в которых упоминается его имя».

Из Самарканда и Кашкадарьинской области поступили данные о том, что на местных рынках прошли рейды, цель которых – выявить торговцев сувенирами с изображением Каримова. Их оштрафовали и строго-настрого предупредили, что продавать портреты бывшего руководителя республики отныне запрещено.

Студент Бухарского государственного университета рассказал журналистам, что с территории учебного заведения на грузовом автомобиле вывезли все книги, написанные Исламом Каримовым (при его правлении они были обязательны к изучению). Сообщается, что всю эту литературу отправили «на макулатуру». Правда, пока портреты Каримова разрешены в дипмиссиях Узбекистана, при входе в здания посольств.

Первая робкая попытка пересмотреть «наследие Каримова» была предпринята еще в августе 2017 года, когда на государственном телеканале показали сюжет, в котором впервые за всю современную историю Узбекистана успехи страны были подвергнуты серьезному сомнению. Журналист госТВ, не называя имя Каримова, подчеркнул, что в «прежние времена» Ташкент «все время соревновался с соседними странами за статус лидера, доказывая свое превосходство». В сюжете проводилась мысль, что нынешние проблемы Узбекистана напрямую связаны с политикой прежнего руководства и что ошибки Каримова начал исправлять Мирзиеев.

«Объявление с первых часов своего правления о том, что отношения с близкими соседями – это не борьба за превосходство, а напротив, искренность и доверие друг к другу, смогло улучшить и укрепить доверительные отношения Узбекистана с центральноазиатскими республиками. Проблемы, а особенно вопросы границ, были решены не предъявлением претензий друг другу и подчеркиванием своего превосходства, а одним хорошим словом и непрерывной работой», – сказал тогда ведущий передачи.

Тогда же была раскритикована валютная политика Каримова – утверждалось, что именно из-за нее страну покинули иностранные инвесторы, а Узбекистан превратился в посмешище для международных финансовых институтов.

«Все укоры в адрес Узбекистана со стороны ведущих экономических организаций, все обвинения в непрофессионализме наших специалистов прозвучали из-за этой валютной политики. Сегодня мы должны говорить об этом открыто. Еще нужно смело сказать о том, что наличие четырех курсов иностранной валюты и такого позора, как «черный рынок», препятствовало развитию экономики. Но все эти проблемы потихоньку решаются благодаря реформам, начатым президентом», - сообщили тогда на государственном телеканале, редакционная политика которого строго контролируется действующей узбекской властью.

Каримов все делал не так?

Да и сам Шавкат Мирзиеев предпринял ряд попыток провести ревизию наследия Каримова. Практически уже в первые дни своего президентства он пересмотрел основополагающие постулаты прежней власти. И хотя напрямую при этом имя Каримова не упоминалось, полунамеки давали понять, что Ташкент начал разворот от прежнего курса. Также Мирзиеев, проработавший при Каримове премьер-министром (на протяжении более чем десяти лет), заявил, что прошло время «громких слов как раньше», и признал, что в стране все сферы запущены.

«Годами хвалились и ничего не делали, а весь мир ушел далеко вперед», - сказал как-то действующий глава государства. В ходе другого своего выступления он признал колоссальные ошибки, допущенные в сфере образования, заявив, что более 20 лет «здесь ничего не делалось».

Еще один признак предания забвению эпохи Каримова – полная смена назначенных им в свое время кадров. Только за первый год своего правления Мирзиеев избавился практически от всей «каримовской верхушки», включая главу Службы национальной безопасности Рустама Иноятова, которого называли вторым после Каримова по влиятельности человеком в Узбекистане и его правой рукой. Мало того, Мирзиеев разгромил и саму СНБ, обвинив ее в саботаже госполитики, неправомерных действиях и пытках. Почти все руководство этой структуры, возвеличенной при Каримове, либо оказалось за решеткой, либо вынуждено было бежать.

«Пусть это хорошо запомнят все работники правоохранительных органов. Прошло время вмешательства во все сферы, прикрываясь «конторой» и действуя в своих интересах, пренебрегая интересами родины и народа. Впредь ни один человек не должен привлекаться к ответственности на основе фиктивных доказательств, клеветы и наветов. У нас есть Служба национальной безопасности, которая действует не на основании закона, а по положению, разработанному 26 лет назад. Более четверти века это положение не менялось, что привело к безосновательному расширению полномочий данного ведомства», - сказал тогда Мирзиеев.

Уборка в государстве

Действующий президент фактически пошел наперекор политике Каримова по всем основным направлениям. Так, он начал сближение со всеми региональными соседями, включая Таджикистан и Кыргызстан, связи с которыми при его предшественнике, по сути, были прерваны. Также Мирзиеев нарушил многолетнюю политику отдаления от Турции. Каримов не жаловал Анкару в силу того, что турецкие власти в свое время предоставили политическое убежище его главному оппоненту Мухаммаду Салиху. Нынешний же президент отошел от каримовских догм и пошел на сближение с Турцией, учитывая интерес инвесторов из этой страны к Узбекистану.

Во внутренней политике он тоже постепенно избавляется от «наследия Каримова». Так, Мирзиеев разрешил гражданам страны иметь заграничные паспорта и свободно выезжать за рубеж. Тогда как его предшественник ревностно относился к свободному передвижению граждан, видя в массовых поездках за границу риск импорта западных либеральных идей, а в конечном итоге угрозу своему правлению. Разрешение на выезд можно было получить, только пройдя проверку органов нацбезопасности на предмет политической благонадежности и верности режиму Каримова.

Также Мирзиеев решил освободить ключевых политических узников, среди которых журналисты, правозащитники и прямые критики первого президента Узбекистана. Пошел он против курса Каримова и в вопросах отношения к гастарбайтерам. Трудовые мигранты (а их более пяти миллионов человек, в основном работающие в России) обеспечивают за счет своих денежных переводов значительную долю ВВП страны, однако Ислам Каримов считал их бездельниками и лентяями. А Мирзиеев, наоборот, называет их работягами. Открыты центры по трудоустройству мигрантов за рубежом, их труд теперь признается значимым для экономической стабильности республики.

Кардинально пересмотрел Мирзиеев и каримовскую политику закрытости и изоляционизма. Туристам создаются куда более благоприятные условия, чем это было раньше. Им упростили визовый режим, разрешили фотографировать памятники культуры (при Каримове на любые съемки объектов существовал строгий запрет).

 Соловьи Каримова запели на новый лад

Судя по всему, отмашка на более жесткую критику бывшего президента Узбекистана в канун второй годовщины его смерти уже отдана. И если на госТВ Каримова подвергли осторожной критике, то в недавней публикации проправительственной газеты «Народное слово» ему досталось сполна: народный поэт республики и сенатор Икбол Мирзо в пух и прах разнес период его правления и заодно воспел оду Шавкату Мирзиееву.

По словам парламентария, долгие годы узбекистанцы довольствовались самообманом, безосновательно восхваляя самих себя. Страна поссорилась с соседями, друзей превратила во врагов, «реформы» системы образования сделали детей полуграмотными, ухудшилось состояние медицины, задушена свобода слова. «В итоге сформировалось общество, где люди заботятся только о своем достатке, где все всем безразлично», - написал Икбол Мирзо, который при жизни Каримова считался одним из самых верных сторонников его «мудрой и выверенной политики». В 2005 году он был удостоен звания народного поэта Узбекистана.

Несмотря на критику в адрес Каримова, которая звучит из провластных СМИ и уст самого Мирзиеева, на официальном уровне пытаются делать вид, что его помнят и чтят. В частности, в Самарканде открыли мавзолей, посвященный ему, а в Ташкенте установили  памятник. Его именем назвали столичный аэропорт, готовится к запуску библиотека первого президента, а в январе 2018 года в Узбекистане отметили 80-летие Каримова: на официальных мероприятиях присутствовали его супруга Татьяна и сам Шавкат Мирзиеев.

Правда, узбекские провластные СМИ и тогда весьма прохладно отреагировали на юбилей. В прессе появилось несколько непримечательных статей, которые даже не были выведены на центральные полосы газет, а на сайтах их запрятали в дальние рубрики. С глаз долой, из сердца вон. Уже тогда стало понятно, что с Каримовым прощаются навсегда. И хотя, возможно, ко второй годовщине его смерти власти все-таки  еще выдержат церемониал и проведут соответствующие мероприятия, но уже очевидно, что нового президента все больше тяготит «каримовское наследие».

Не первый случай

Неладно и с  родными и близкими Каримова. Ко второй годовщине смерти бывшего правителя его старшая дочь Гульнара оказалась за решеткой по обвинению в коррупции (она получила пятилетний срок). Младшая, Лола, изгнана из страны, ее бизнес-империя уничтожена, а принадлежавший ей крупнейший рынок страны контролируют новые хозяева, приближенные к Мирзиееву. Вдова покойного тоже лишилась активов, на публике почти не показывается, и ходят слухи об ухудшении ее здоровья. Внук Каримова - Ислам – стал невъездным в Узбекистан после серии откровенных интервью британской прессе, в которых он заявил о масштабной коррупции во властной элите страны. В результате он был вынужден просить политического убежища в Англии.

Примечательно, что это не первый случай ревизии наследия умершего правителя на территории постсоветской Центральной Азии. Ровно тот же путь прошел и Туркменистан, где после кончины Сапармурата Ниязова первое время его преподносили как великого и мудрого политика, а со временем под запрет попала написанная им «Рухнама», которая когда-то была обязательной для чтения во всех школах. Памятники первому президенту Туркменистана вдруг стали переносить на окраины городов. А недавно из Конституции изъяли положение о великой роли Ниязова в строительстве туркменского государства.

«На Востоке хан может быть только один, и конкурентов у него не должно быть, даже мертвых», - заметил политолог Баходир Сафоев. По его словам, ревизия каримовского наследия была неизбежной, поскольку нужно цементировать новую политическую систему Узбекистана, и соответственно власть должна ассоциироваться только с одним человеком.

«Когда Мирзиеев стал президентом, он ощутил недоверие общества в целом к системе государственной власти. Соответственно, он должен гасить упоминания о Каримове, чтобы это с ним не идентифицировали (все таки он кадр Каримова). Этим Мирзиеев  убивает и второго зайца - усиливает свою власть. Есть еще один очень важный аспект - через год начнется предвыборная кампания. И нынешняя политическая элита понимает, что нужно именно сейчас отделить себя от преступлений, связанных с именем Каримова. Но это не значит, что она их признает», - говорит узбекская правозащитница Надежда Атаева, живущая в изгнании во Франции.

Бывший научный сотрудник Института изучения гражданского общества (Ташкент) Камолиддин Раббимов напоминает, что в самом начале своей карьеры Шавкат Мирзиеев был руководителем одного из районов Ташкента. Потом он стал губернатором целой области, Джизакской, своей родной, потом возглавил Самаркандскую область, ключевой регион Узбекистана, а после – премьер-министром. И на разных должностях он вел себя по-разному. То есть Мирзиеев является человеком, который учитывает обстоятельства.

При нем жесткий авторитаризм Каримова плавно, постепенно, с учетом обстоятельств перейдет к более умеренному и мягкому. Но сам авторитаризм сохранится, потому что у политической элиты Узбекистана нет пока интеллектуальных ценностных ресурсов, чтобы перейти к демократии, считает политолог.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

03.09.2018 16:05

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Дни рождения:

0

сотрудников Свердловского РУВД Бишкека получали реальный срок наказания за пытки

«

Апрель 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30