90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Торговый коридор Афганистан-Иран интересен как для Индии, так и для Китая

10.09.2018 10:32

Экономика

Торговый коридор Афганистан-Иран интересен как для Индии, так и для Китая

В то время как Индия и Китай подрывают торговые стратегии друг друга через ключевые геоэкономические государства, Афганистан и Иран формируют стратегические торговые коридоры на территории своих стран. Сухопутный коридор из Афганистана в порт Чабахар соединяет его с Индией по морю, также идёт работа над созданием коридора из Персидского залива в Каспийское море, в это время афганский воздушный коридор в Индию обеспечивает параллельный и более прямой торговый маршрут. На этом фоне, экономические коридоры Китая в регионе проходят перпендикулярно: в направлении Север-Юг — через Пакистан в Персидский залив и в направлении Восток-Запад через Иран в Стамбул. Таким образом, порт Гвадар Пакистана и порт Чабахар Ирана находятся в одном геополитическом узле, соединяя очень разные торговые стратегии Великой игры.

О ситуации складывающейся вокруг торговых коридоров в Евразии  для интернет-ресурса Института Центральной Азии и Кавказа и программы исследований Шелкового пути «Central Asia – Caucasus ANALYST» пишет аналитик Тристан Кендердайн (Tristan Kenderdine) в своей статье «Торговый коридор Афганистан-Иран интересен как для Индии, так и для Китая» (Afghanistan-Iran Trade Corridors to Bear Fruit for Both India and China). Перевод статьи подготовлен порталом «Каспийский вестник»:

Текущее положение дел: ось Восток-Запад в отношениях между Китаем и Ираном является важным для интересов Пекина в более широком проекте «Поясе и пути», направленного на поддержание геоэкономического баланса в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. При этом для Афганистана существует ряд возможностей для модернизации инфраструктуры как по оси Север-Юг, так и по оси Восток-Запад. Строительство волоконно-оптической сети Шелкового пути «Китай-Кыргызстан-Таджикистан-Афганистан» продолжается в связи с подписанием Меморандума о взаимопонимании о строительстве кабельной системы Кашгар-Файзабад через Таджикистан. Около половины из 2200 км железнодорожного проекта «Афганистан-Таджикистан-Кыргызстан-Иран-Китай» уже прошла техническую оценку.

Президент Афганистана Ашраф Гани рассчитывает на экспорт в Китай промышленной продукции, мрамора и сельскохозяйственной продукции. Гани, представляя региональную торговую и промышленную интеграцию, на встрече со Всемирным банком, заявил, что Иран и Китай будут соединены через Афганистан после завершения проекта железной дороги от Кундуза до Мазари-Шарифа. Президент Гани также подчеркнул важность закрытия транспортной кольца Афганистана и подключения к Ирану, надеясь сделать провинцию Герат региональным транспортным узлом. Министерство торговли и промышленности Афганистана также заявило, что двусторонняя торговля между Афганистаном и Ираном уже составляет более 2 миллиардов долларов США в год.

Чтобы облегчить афганский экспорт сельскохозяйственной продукции, воздушный коридор между Афганистаном и Индией уже открыт. По нему сегодня идёт в основном доставка фруктов и трав в Южную Азию. Пекин хоть и критикует Индию за использование воздушного коридора в обход китайско-пакистанского двустороннего маршрута, но Афганистан уже планирует открывать ежемесячные грузовые рейсы со Шри-Ланкой для содействия двусторонней торговле. Однако отсутствие логистических сетей  препятствует эффективной торговле. 120 тонн фруктов недавно застряли в Кабульском аэропорту из-за сбоев в логистике. Инвестиции в складирование холодильных установок, однако, прогрессируют. В Кабуле завершено строительство 60-тонного холодильного магазина, еще три находятся  в стадии строительства в провинциях Парван, Саманган и Балх.

Сельскохозяйственное производство в Афганистане имеет огромный потенциал для удовлетворения растущих потребностей Китая в импорте продовольствия. В провинции Нимроз на границе с Ираном в 2017 году производство дыни выросло на 80% и достигло 300 тыс. тонн. В Афганистане Министерство сельского хозяйства будет распространять выращивание луковиц шафрана, для чего фермерам выделят 3 000 акров земли, что позволит наладить производство в размере 8 тонн, или 15 миллионов долларов США в год. Министерство сельского хозяйства и по делам сельских районов Китая также инвестирует в 20 рыбоводческих хозяйств в провинции Нангархар, прилегающей к Джелалабаду. Производство винограда в Афганистане в 2017 году достигло 100 000 тонн, увеличившись на 15 процентов, и большая часть винограда будет экспортироваться в Индию через грузовые рейсы воздушного коридора.

Перспективы: Индия и Китай надеются задействовать потенциал развивающейся отрасли сельского хозяйства в Афганистане. Неформальная экономика Афганистана огромна, на нее приходится, по оценкам, 50 процентов формальной экономики. Это означает, что центральные государственные учреждения не учитывают обширные области производственного потенциала. Министерство сельского хозяйства Афганистана сообщает, что большая часть пахотных земель не используется, только 2,5 миллиона гектаров из 7,5 миллиона культивируются. В основном это связано с нехваткой ирригационных систем, хотя водные ресурсы Афганистана составляют 70 миллиардов кубометров в год. Однако в настоящее время 80 процентов этих потоков приходится на Иран, Пакистан и Центральную Азию. С инвестициями в ирригацию и транспорт существует огромный потенциал для экспорта сельскохозяйственной продукции в Китай и Индию.

Для Афганистана эта связь между Китаем и Ираном пересекается с трехсторонним диалогом между Афганистаном, Ираном и Индией по поводу упрощения процедур торговли через иранский порт Чабахар. Афганистан пользуется преференциальными тарифами в иранском порту, при этом торговля товарами пользуется льготами по экспортным тарифам в размере 80 процентов и льготами по импортным тарифам в размере 75 процентов. Индия надеется соединить порт Кандла Индии в Гуджарате к Чабахаром. С иранской стороны товары, предназначенные для Афганистана, будут доставляться на грузовиках в иранско-афганский пограничный Город Милак в той же провинции Систан и Белуджистан, что и порт Чабахар. Несмотря на слабый экономический смысл, геоэкономическая стратегия явно идет на пользу всем трем странам в противовес торговой оси Китай-Пакистан. Какими бы ни были геоэкономические рассуждения, Персидский залив будет иметь большие объемы торговли в ближайшем будущем.

Эти торговые коридоры также могут расширить торговлю Афганистана с Центральной Азией. Афганские торговые и промышленные чиновники выступали за расширение торговли с Узбекистаном и Казахстаном в области транспорта, природного газа, горнодобывающей промышленности, промышленности и логистики. Однако самой большой проблемой, стоящей перед всеми стратегиями развития в Афганистане, остается отсутствие надежного электроснабжения. Афганистан импортирует около 200 000 мегаватт часов электроэнергии из Таджикистана в месяц.

Для Китая игра в Персидском заливе намного шире, чем просто использование Гвадара для доступа к Индийскому океану. Китай строит торговую стратегию, ориентированную на импорт в Индийском океане. Эта сеть международной торговли открывает Китаю доступ к импорту из Восточной и Центральной Африки, и дает ему серьезное пространство для утверждения себя в качестве торгового полюса в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Однако это также означает, что в качестве конечного нет-импортера он начнет вытягивать на свою орбиту серьезное международное нормотворчество. Новая политика в области торговли Пекина будет более полно понятна после ноябрьской Международной выставки по импорту в Китае в Пекине и Шанхае. Тем не менее, Индия и Иран, похоже, далеки от темпов определения региональной торговой динамики Персидского залива, в то время как Афганистан может извлечь выгоду из двусмысленности складывающейся ситуации.

Есть тенденция анализировать Афганистан как просто узел в более широкой региональной концепции экономических сфер России, США, Европы и все более Китая. Для региона, по существу изолированного и изолированного от современной истории развития, перспектива расширения морского доступа к Персидскому заливу и Индийскому океану открывает новый мир геоэкономических возможностей.

Вывод: Внешняя политика Китая является довольно разнонаправленной. Его риторика и политическая практика строго двусторонние и взаимно-однозначные. Китай отказывается от любой концепции плюрализма по образцу Вашингтонского консенсуса. Однако торговая и промышленная политика Китая во внешних географических регионах разнообразна, Китай, естественно, будет планировать твердую, государственную, межгосударственную и региональную промышленную политику. Независимо от геополитики, Афганистан может извлечь выгоду только из прямых инвестиций. Каким бы способом ни строились и перестраивались его энергетические и транспортные сети, все инвестиции являются благом. Каким бы ни был долгосрочный исход, в краткосрочной перспективе Афганистан находится на в сфере политики двух расширяющихся держав региона — Индии и Китая.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

10.09.2018 10:32

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Сапар Джумакадырович Исаков

Исаков Сапар Джумакадырович

Премьер-министр Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
31,2 млн

численность населения Узбекистана на 1 января 2015 года

«

Сентябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30