90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Беларусь интересна Узбекистану своим технологическим потенциалом

12.09.2018 13:10

Экономика

Беларусь интересна Узбекистану своим технологическим потенциалом

12-14 сентября запланирован визит Президента Беларуси Александра Лукашенко в Узбекистан. После избрания президентом Шавката Мирзиёева Узбекистан интенсифицировал свою внешнюю политику. Исключением не стали и белорусско-узбекистанские отношения. В преддверии визита президента Беларуси в Узбекистан редакция «Евразия.Эксперт» узнала у директора ташкентского Центра исследовательских инициатив «Ma'no» Бахтиёра Эргашева о том, на каком уровне находятся отношения двух стран и каковы перспективы их сотрудничества.

Нарастить товарооборот

- Бахтиёр Исмаилович, что представляют собой белорусско-узбекские отношения на сегодняшний день?

- В последнее время наблюдается интенсификация контактов на правительственном уровне между Узбекистаном и Беларусью, и это реальный факт. И понятно, что это было необходимо. Потому что внешнеторговый оборот между двумя странами с серьезным экономическим потенциалом на уровне около $100 млн в год – это смешной товарооборот (это выражение использовал президент Беларуси в октябре 2016 г. на встрече с Ш.М. Мирзиёевым). Начиная с 2010 г., когда товарооборот достиг максимума ($153,6 млн), идет снижение товарооборота, которое в 2015 г. составило исторический минимум ($65,3 млн). Причин этому много. Это и объективные факторы, и субъективные моменты.

Структура экспорта из Беларуси в Узбекистан состоит в основном из продуктов нефтехимии (полиацетали и полиэфиры, смолы эпоксидные), лекарственных средств, нефтепродуктов, тракторов, сельскохозяйственных машин и механизмов, продукции бытовой электротехники, мяса. Экспорт из Узбекистана – это пряжа хлопчатобумажная, волокно хлопковое, свежая и сушеная плодоовощная продукция, виноград, трикотажные полотна, одежда, полимеры этилена. Структура торговли традиционная, уже много лет сохраняющаяся.

Но, как представляется, Узбекистан и Беларусь могут и должны активно работать и находить новые сферы сотрудничества. И для этого есть условия.

Главное, на мой взгляд, это то, что и Узбекистан, и Беларусь реализуют во многом схожие модели экономических и политических реформ. В двух странах не пошли по пути радикальных экономических реформ по рецептам либерал-монетаристов. Сформированы смешанные, многоукладные экономики, где присутствует и частный сектор, и отрасли с преобладанием государственной собственности. Кстати, Узбекистан и Беларусь показали самые низкие цифры спада ВВП по сравнению с 1991 г. среди всех постсоветских стран. Сходства Узбекистана и Беларуси в политической сфере – это выстраивание эффективной вертикали власти, динамика и форматы создания политических институтов исходя не из навязываемых извне рецептов, а из исторического менталитета; дистанцирование от Запада, защита своего суверенитета в жестком противостоянии с «советчиками» из-за рубежа. Кстати, обе страны ощутили на себе результаты попыток антиконституционных переворотов, инспирированных опять же зарубежными силами.

Так что у двух стран очень много схожих моментов в постсоветской истории. И странам есть на что опираться и идти дальше.

Ожидания Ташкента и Минска

- Каковы основные интересы Узбекистана в Беларуси? И чего ожидает Минск от Ташкента?

- После избрания президента Шавката Мирзиёева было заявлено, что белорусское направление может стать одним из серьезных участков работы, на котором можно будет увеличить узбекский экспорт и наладить продуктивное сотрудничество.

Беларусь интересна Узбекистану своим технологическим потенциалом. Это машиностроение, станкостроение, фармацевтика и пищевая промышленность, агропромышленный комплекс.

Беларусь может на ближайшие 10 лет стать серьезным партнером для узбекских предприятий при реализации программ модернизации и технического переоснащения отраслей промышленности Узбекистана, общая стоимость которой составляет свыше $30 млрд.

Так, во время визита узбекской делегации в Минск было объявлено о планах организовать в Узбекистане производство кондитерской продукции по лицензии белорусского предприятия «Коммунарка» и увеличить поставки белорусского сахара.

Также Беларусь имеет хороший задел в фармацевтической промышленности. Сейчас между двумя странами реализуется несколько проектов в этой сфере. Также есть проекты в сельском хозяйстве, по переработке плодоовощной продукции.

Налажено сотрудничество в области информационно-коммуникационных технологий. Узбекские производители автомобилей надеются выйти на белорусский рынок. Особенно с теми автомобилями, которые будут собираться в Казахстане. С этой продукцией планируется выходить на единый рынок ЕАЭС.

Ташкент и Минск хотят создать совместные предприятия по сельскохозяйственному машиностроению. Здесь уже понятен интерес Беларуси к Узбекистану. Узбекистан – это довольно емкий рынок в Центральной Азии. А самое главное – это возможность выхода совместной узбекско-белорусской продукции на рынки третьих стран, в Афганистан, Пакистан и другие.

При этом, в отличие от Казахстана, в Узбекистане заработная плата как один из основных факторов производства ниже. Поэтому Беларуси выгоднее строить совместные предприятия в Узбекистане и с ними выходить на другие рынки.

Другие страны региона, как, например, Таджикистан, где Лукашенко недавно побывал, имеют малый объем рынка и не могут быть серьезными потребителями белорусской продукции.

Так, например, по итогам белорусско-узбекского бизнес-форума 14 июня в Минске был подписан договор о поставке БЕЛАЗом в Узбекистан 200 тяжелых самосвалов. Это одна из крупнейших торговых сделок, которую заключили по итогам форума. Также были подписаны контракты в сферах IT, машиностроения, фармацевтики, сельского хозяйства и пищевой промышленности. 

Узбекистан за последние годы серьезно расширяет список партнеров в торгово-экономической и военно-технической сфере. После России, Китая, США, Турции и соседних стран Центральной Азии очередь дошла и до Беларуси.

Узбекистан и Беларусь начинают новый этап политического и экономического сотрудничества, в основе которого лежит очень серьезное экономическое обоснование – экономический базис. Две страны экономически заинтересованы друг в друге. Это сотрудничество будет продолжаться и иметь все шансы на то, чтобы быть успешным.

На пути к совместным предприятиям

- Перед визитом было анонсировано подписание 11 соглашений между странами. О каких соглашениях идет речь и чего ожидают стороны от их реализации?

- Да, есть информация о том, что подготовлено 11 соглашений, которые будут подписаны в Ташкенте в ходе переговоров президентов Шавката Мирзиёева и Александра Лукашенко 12-14 сентября.

Как отметил недавно белорусский лидер, визит в Узбекистан и переговоры с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым планировались давно. Но лидеры двух стран со встречей не торопились, поскольку надо было основательно подготовить базу.

Как я уже говорил выше, основными сферами активизации сотрудничества могут стать новые СП в текстильной сфере, проекты в пищевой отрасли, переработке плодоовощной продукции, фармацевтике.

Обсуждаются планы не только традиционных поставок белорусской сельхозтехники в Узбекистан, но и строительства совместных предприятий по производству такой техники в Узбекистане для последующего ее экспорта в третьи страны.

Так что и отраслей, и проектов, где можно на основе объединения потенциалов двух стран обеспечить возможности устойчивого роста товарооборота, много. И я уверен, их реализация вполне возможна.

Отдельной строкой можно рассмотреть сотрудничество в военно-промышленном комплексе (ВПК).

Если прежде Узбекистан сотрудничал только с Россией, то сейчас идут переговоры с рядом стран. В частности, с Казахстаном Ташкент обсуждает возможность приобретения военного оборудования, приборов ночного видения, некоторых марок бронемашин. С Баку обсуждалась возможность покупки военной продукции, которую производит Азербайджан по лицензии Израиля или других стран. Во время визита президента Турции Реджепа Эрдогана в Ташкент нынешней весной один из главных вопросов был по ВПК.

У Беларуси серьезный военно-промышленный комплекс, который она смогла сохранить и который в определенных сферах конкурирует (и довольно успешно) с Россией. Это и бронетехника, средства ПВО, радиоэлектронной борьбы. Почему бы Узбекистану не обсудить этот вопрос с Минском? Если взят курс на расширение списка партнеров, то Беларусь в этом списке может занять достойное место.

Равноудаленность или интеграция?

- Насколько заинтересован Узбекистан в увеличении взаимодействия с евразийскими интеграционными объединениями (ОДКБ, ЕАЭС)?

- Внешняя политика Узбекистана в период после обретения государственной независимости основывалась на двух базовых принципах. Первый принцип – сбалансированная равноудаленность от мировых центров сил. Второй – отказ от участия в многосторонних интеграционных объединениях и упор на двусторонние связи (военно-технические, экономические и др.).

Эти принципы конкретизированы в Концепции внешней политики, утвержденной парламентом Узбекистана в 2012 г. В Концепции закреплены положения о том, что Узбекистан имеет внеблоковый статус, не будет входить в военно-политические блоки, не будет размещать на своей территории иностранные военные базы, а узбекские военнослужащие не будут участвовать в военных операциях за рубежом.

В отношении участия Узбекистана в ЕАЭС принцип отказа от участия в интеграционных проектах, инициируемых внешними по отношению к региону Центральной Азии центрами сил, остается неизменным.

Узбекистан не планирует участвовать в ЕАЭС в среднесрочной перспективе. При этом есть понимание того, что с точки зрения экономической целесообразности участие в ЕАЭС является выгодным для узбекского бизнеса.

В случае вхождения Узбекистана в ЕАЭС узбекские производители получат равноправный доступ к рынку стран ЕАЭС (прежде всего РФ и РК), будут созданы равные условия для трудовых мигрантов, получен доступ к российским инвестиционным ресурсам и технологиям.

Узбекистан уже сегодня испытывает определенные проблемы при экспорте в страны ЕАЭС своей продукции. Самый яркий пример – легковые автомобили, производимые в Узбекистане. В ЕАЭС в отношении узбекских автомобилей действуют серьезные ограничительные меры, связанные с уровнем локализации производства легковых автомобилей. В результате этих ограничений в 2016 г. произошел обвал экспортных поставок произведенных в Узбекистане легковых автомобилей в РФ и РК. Узбекистану пришлось пойти на создание совместного производства/сборки узбекских автомобилей в Костанае, на автозаводе «АЗИЯ АВТО». Понятно, что создание совместных автомобильных производств в Казахстане – это попытка узбекских автопроизводителей обойти ограничения по локализации, существующие в рамках ЕАЭС. Новые автомобильные СП в Казахстане должны позволить автомобилям, выпускаемым заводом «GM Uzbekistan», в более льготном режиме продавать эти автомобили на пространстве ЕАЭС.

Однако в правительстве Узбекистана есть понимание того (исходя из опыта вхождения в ЕАЭС Казахстана и Кыргызстана), что в нынешних условиях присоединение Узбекистана к ЕАЭС приведет к росту цен и широкому проникновению более конкурентоспособной российской продукции на узбекский рынок. Есть понимание того, что узбекский бизнес пока не готов к жесткой конкуренции, прежде всего с российскими производителями.

Но не это главные аспекты для Узбекистана в вопросах участия/неучастия в интеграционных объединениях, продвигаемых на постсоветском пространстве Россией. Главная причина неучастия Узбекистана в ЕАЭС – нежелание поступаться суверенитетом, передавать на наднациональный уровень часть своих суверенных полномочий. В частности, Узбекистан в рамках проводимой протекционистской политики не готов передать на наднациональный уровень Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) даже часть полномочий по реализации таможенно-тарифной политики, регулирования банковской сферы, определения фитосанитарных норм, что предусматривается документами ЕАЭС.

Т.е. политические соображения превалируют над вопросами экономической целесообразности в вопросах участия/неучастия в ЕАЭС.

В настоящее время Узбекистан после ратификации договора о присоединении к Договору о Зоне свободной торговли СНГ имеет расширенный доступ к рынкам стран ЕАЭС (которые одновременно все являются членами СНГ). Узбекистан чувствует себя комфортно в данном формате, так как данный Договор о ЗСТ не предполагает передачи какой-либо части суверенных полномочий на наднациональный уровень и при этом обеспечивает льготный доступ на рынки стран СНГ. В 2019 г., когда для Узбекистана истечет преференциальный срок торговли со странами – участниками ЗСТ СНГ, стране придется постепенно снижать протекционистские тарифы и акцизы по целому ряду товаров и открывать свои рынки для продукции стран – участников ЗСТ СНГ.

В обозримой перспективе перед Узбекистаном стоит задача перехода к экспортоориентированной экономике, способной привлекать и эффективно осваивать инвестиции, как внутренние, так и внешние. И для этого национальная экономика должна быть более открытой и интегрированной в региональную и мировую экономики. Сама логика экономических реформ, которые Узбекистан планирует осуществить в ближайшие годы, будет стимулировать поиск приемлемых форм региональной кооперации и интеграции.

Но при всем этом Узбекистан в среднесрочной перспективе не будет участвовать в интеграционных структурах, сформированных сегодня на постсоветском пространстве. И здесь прежде всего имеется в виду ЕАЭС. При этом у Узбекистана есть объективная потребность в налаживании более глубоких связей со странами ЕАЭС. И одновременно странам ЕАЭС интересен самый крупный узбекский рынок.

В этих условиях представляется целесообразным формулирование новых инициатив в этом направлении, интересных и приемлемых как для ЕАЭС, так и Узбекистана. В частности, одним из вариантов может быть формирование Зоны свободной торговли «ЕАЭС – Узбекистан». Данная инициатива дискутируется в закрытом режиме в экспертных кругах Узбекистана. Формирование такой ЗСТ может стать серьезным фундаментом для углубления сотрудничества, постепенной гармонизации законодательно-нормативной базы, стандартов и норм ЕАЭС и Узбекистана.

Если ЕАЭС готов создавать ЗСТ с Вьетнамом, Израилем и Турцией, то растущий Узбекистан с не меньшим основанием может рассматриваться в качестве такого партнера.

Сегодня Узбекистан не участвует в инициируемых Россией альянсах и интеграционных институтах. Но это означает, что необходимо не «тащить» Узбекистан в эти структуры (вызывая протест, отторжение и недоверие со стороны Узбекистана), а продолжать работу в формате двухсторонних отношений с целью постепенного вывода их на более глубокий формат взаимодействия в формате той же ЗСТ «Узбекистан – ЕАЭС».

При этом хотелось бы подчеркнуть, что политика Узбекистана по дистанцированию от тех интеграционных проектов, в которых доминируют внерегиональные державы, касается не только России, но и, например, Китая, который активно продвигает идею формирования Зоны свободной торговли ШОС. Но Узбекистан отрицательно относится к этой инициативе Китая, так как в случае создания такой ЗСТ Китай, в силу размеров своей экономики, получит преобладающее влияние и уже через короткое время узбекский бизнес (и, кстати, не только узбекский) окажется под жестким прессингом китайских товаров и китайского бизнеса.

Минск – Ташкент – Пекин

- Есть ли у Узбекистана интерес взаимодействовать с Беларусью в рамках инициативы КНР «Один пояс, один путь»?

- Узбекистан придает важное значение дальнейшему укреплению стратегического партнерства с КНР, расширению многопланового торгово-экономического, инвестиционного и финансового сотрудничества между двумя странами на основе принципов взаимной выгоды, учета интересов и равноправия.

В настоящее время между Узбекистаном и Китаем действует режим наибольшего благоприятствования, что способствует росту взаимного товарооборота, который в 2017 г. достиг $2,2 млрд. Китай является важным внешнеторговым партнером Узбекистана. Доля Китая в экспорте Узбекистана составляет около 22,5%, в импорте – 18,2%.

Сегодня Узбекистан и КНР активно наращивают сотрудничество по реализации различных проектов, прежде всего в сфере высоких технологий. В Узбекистане (на 2017 г.) осуществляют свою деятельность 472 предприятия с участием инвесторов из КНР, из них 311 предприятий – в сфере промышленности; 78 предприятий, действующих в стране – со 100% китайским капиталом.

В ходе визита президента Узбекистана Ш.М. Мирзиёева в Китай в мае 2017 г. были подписаны 105 двусторонних документов по поставке продукции и инвестиционных соглашений на сумму около $23 млрд. Соглашения охватывают такие сферы, как энергетика, нефтепереработка, модернизация электростанций, сельское хозяйство, нефтехимия, транспортные коммуникации. Одним из важнейших итогов визита стала договоренность об организации Комитета по сотрудничеству на высоком уровне между Республикой Узбекистан и КНР, что создает институциональную базу для системного развития отношений между двумя странами по всем аспектам двусторонних отношений.

Что же касается проекта «Один пояс – один путь» (ОПОП), выдвинутого руководством КНР, то он является одной из инициатив по усилению глобальной роли Китая в XXI веке. ОПОП направлен на укрепление влияния КНР в регионе Центральной Азии (ЦА) и Евразии в целом через создание транспортной инфраструктуры, обеспечивающей выход китайской продукции на рынки и доступ к природно-сырьевым ресурсам стран ЦА, Ближнего и Среднего Востока, Центральной и Восточной Европы.

Узбекистан входит в число стран, поддержавших инициативу «Один пояс, один путь» (которая первоначально называлась «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП)). И как представляется, для Узбекистана участие в данной инициативе – это одна из возможностей привлечения инвестиций в модернизацию экономики и встраивания в глобальные цепочки добавленной стоимости.

Для Узбекистана проект ОПОП интересен с точки зрения извлечения максимальных выгод для реализации долгосрочных целей развития: обеспечения устойчивого экономического роста и занятости населения.

Экономическое сотрудничество Узбекистана в инициативе ОПОП обусловлено тем, что необходимо обеспечение экономического роста страны через экспортоориентированное развитие. Достижение этой цели непосредственно связано с повышением конкурентоспособности производимых товаров и услуг на внешних рынках на основе активного внедрения передовых технологий в производство и обеспечением качества трудовых ресурсов. Это отразится на росте конкурентоспособности производимых товаров и услуг на внешних рынках, позволит Узбекистану включиться в глобальные цепочки формирования добавленной стоимости и получать дополнительные выгоды.

Для этого Ташкенту в рамках своих интересов и долгосрочных стратегий развития необходимо «оттягивание на себя» наиболее перспективных проектов в сфере высокотехнологичного индустриального развития, которые Китай будет продвигать в Центральной Азии.

Поэтому взаимоотношения с Китаем в рамках реализации инициативы ОПОП следует строить с позиции наращивания несырьевого экспорта и привлечения инвестиций. Только тогда участие Узбекистана в ОПОП может принести те результаты, которые от него ожидают.

Что же касается возможностей взаимодействия Узбекистана и Беларуси в рамках китайской инициативы «Один пояс, один путь», то однозначно здесь есть серьезный потенциал для сотрудничества.

Нельзя не согласиться с мнением российского коллеги, научного сотрудника Института Востоковедения РАН Александра Воробьева. «Беларусь и Узбекистан нужны друг другу не только как торговые партнеры, но и как транзитные страны. Беларусь близка Узбекистану, несмотря на то, что географически далека. Это страна СНГ, часть единого транспортного пространства, часть Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Беларусь интересна Узбекистану в плане сбыта узбекских товаров на территорию Беларуси. Она интересна в плане транзита в Европу. Узбекистан ведет выгодное для себя сотрудничество с Китаем, также и Беларусь развивает сотрудничество с Китаем. Создается совместный белорусско-китайский Технопарк. Все это связано с перспективами транзитного коридора «Одного пояса, одного пути» (ОПОП) и использования ЕАЭС как единой логистической инфраструктуры».

При этом в условиях активизации Китая на евразийском пространстве, прежде всего через реализацию ОПОП, необходимо понимание того, что новое качество китайского присутствия в этом обширном регионе потребует нового качественного совершенствования экономической политики всех стран, которые выступают партнерами в реализации данной инициативы.

Сотрудничество с КНР в реализации проектов в рамках ОПОП должно основываться на реализации активной экономической политики, исходящей из долгосрочных интересов стран-участниц, иначе ОПОП может стать форматом не равноправного и взаимовыгодного партнерства, а превратиться в обслуживание долгосрочных китайских интересов в ущерб национальным интересам стран-участниц.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым , Реджепом Эрдоганом

12.09.2018 13:10

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Дамира Абаскановна Ниязалиева

Ниязалиева Дамира Абаскановна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
90%

казахстанских водителей давали взятки сотрудникам ГАИ

«

Сентябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30