90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Приковать и перековать. Human Rights Watch - о китайских «лагерях политического перевоспитания» для уйгуров и казахов

12.09.2018 14:15

Общество

Приковать и перековать. Human Rights Watch - о китайских «лагерях политического перевоспитания» для уйгуров и казахов

В Китае тюркоязычные меньшинства, исповедующие ислам, подвергаются репрессиям, которых не было, пожалуй, со времен Культурной революции. По крайней мере, так считают правозащитники. В последнем докладе международной правозащитной организации Human Rights Watch, опубликованном 9 сентября, указывается, что репрессии китайского правительства носят систематический и неизбирательный характер. Задержать и отправить «на перевоспитание» могут любого, кто является уйгуром или казахом и исповедует ислам.

Сам по себе факт репрессий со стороны ханьского правительства (ханьцы – этническое большинство в Китае) в отношении этнических меньшинств – не новость. Ущемление прав жителей Синьцзян-Уйгурского автономного округа и Тибета не прекращались с тех пор, как два этих региона вошли в состав современной Китайской народной республики. Самый «горячий» период репрессий пришелся на период Культурной революции. Тогда компартия считала любое самовыражение, кроме следования ее курсу, «отходом от революции». В результате можно было попасть в тюрьму или под палки хунвейбинов просто за то, что ты, являясь, например, уйгуром, стараешься следовать традициям своего этноса.

После окончания Культурной революции в 1976 году репрессии пошли на спад. Но сегодня тюркоязычные мусульмане СУАР снова оказались под жесточайшим давлением властей. «Китайское правительство нарушает права человека в Синьцзяне в масштабах, невиданных за последние десятилетия в стране. Репрессивная кампания в Синьцзяне – ключевое испытание для ООН и правительств на предмет того, станут ли они вводить санкции против усиливающего свою мощь Китая, чтобы положить конец этим нарушениям», - считает директор Human Rights Watch по Китаю Софи Ричардсон.

В последнем докладе HRW на тему репрессий в СУАР приводятся новые факты, свидетельствующие об ужесточении политики властей в отношении тюркоязычных мусульман.


Полиция в ходе рейда в СУАР. Фото с сайта Uyghuramerican.org

«Жестокая кампания по борьбе с террористическим насилием»

Доклад HRW основан на интервью с 58 бывшими или нынешними жителями Синьцзяна. Среди интервьюируемых были пять человек, которых задерживали или арестовывали власти, и 38 родственников задержанных (или арестованных).

Правозащитники отмечают, что с мая 2014 года в СУАР государственными властями ведется «Жестокая кампания по борьбе с террористическим насилием» (так звучит официальное название государственной программы КНР). С тех пор в регионе регулярно проводятся неизбирательные аресты представителей тюркоязычных мусульман, которых позже отправляют в тюрьмы, следственные изоляторы или «лагеря политического перевоспитания». Причем, как подчеркивается, существование «лагерей политического перевоспитания» никак не регламентировано китайским законодательством. Хотя правительство Китая не предоставляет никакой публичной информации о количестве заключенных в этих лагерях, по оценкам независимых экспертов, их численность достигает одного миллиона человек. Для сравнения – численность населения Синьцзяна, по официальным данным, составляет 19,6 миллиона человек, из них около половины - уйгуры. При этом власти прилагают усилия к интенсивной миграции в регион этнических ханьцев.

Как указывается в докладе HRW, нередки случаи, когда уйгуры, особенно выходцы из городов Хотан, Кашгар и прилежащих районов, сообщали, что половина или даже больше их ближайших родственников находятся в «лагерях политического перевоспитания», следственных изоляторах и тюрьмах. Например, одна из опрошенных рассказала, что ее муж, четыре его брата и 12 племянников – то есть все мужчины в семье – содержатся в «лагерях политического перевоспитания» с 2017 года. Большое количество репрессированных именно из Кашгара и Хотана связано с тем, что там сконцентрировано наибольшее количество религиозных уйгуров и там чаще всего происходят нападения террористов из «Исламского движения Восточного Туркестана» (ИДВТ, наиболее известная и массовая террористическая организация уйгуров-мусульман) на представителей китайских властей и этнических ханьцев.

Сами китайские чиновники «лагеря политического перевоспитания» называют «центрами профессионального образования и профессиональной подготовки для преступников, причастных к мелким правонарушениям». Однако власти КНР не позволяют инспектировать такие лагеря-«центры» представителям ООН, правозащитных организаций и СМИ.

Примечательно и то, что казахи-мусульмане, живущие на севере СУАР, не были замечены ранее в причастности к террористическим атакам в регионе. Тем не менее с конца 2016 года они вместе с уйгурами стали попадать под каток репрессий. Эти репрессии также проводятся в рамках «Жестокой кампании по борьбе с террористическим насилием».


Прихожане мечети в Кашгаре, СУАР. Фото с сайта Luhrdf.org

Арест за национальность

Опрошенные HRW бывшие заключенные жители Синьцзяна рассказывали, что в случае ареста или задержания по непонятным причинам их помещали в камеры, где находились исключительно уйгуры или казахи. Хотя бывали случаи, когда среди сокамерников оказывалось несколько дунган (китаеязычных мусульман). Причем надзиратели не скрывали, что главной причиной содержания под стражей является религиозная и этническая принадлежность арестованных. «[Охранники] сказали нам, что уйгуры и казахи являются врагами Китая и они хотели бы убить нас… Было несколько дунган, но они содержались там за участие в преступной группировке. Позже появились несколько дунган, которые были арестованы за политические преступления», - рассказал один из опрошенных правозащитниками, по имени Алим.

«Я знаю одного парня ... которого забрали [в полицию] за то, что он поставил свои часы на [неофициальное] синьцзянское время (отличается от пекинского на три часа, официально на территории Китая действует лишь пекинское время. – Прим. «Ферганы») – говорят, именно из-за этого его заподозрили в терроризме. Я знаю трех владельцев ресторанов ... [которые] управляли «исламскими» ресторанами - их задержали, потому что они не разрешали курить или пить алкоголь в своих ресторанах.... [Власти] запрещают все исламское», - рассказал другой бывший заключенный Нур.

В центрах предварительного содержания (следственных изоляторах) арестованные подвергаются различным пыткам: их избивают, подвешивают к потолку, приковывают на длительное время кандалами к стенам или предметам, которые невозможно двигать. По словам Нура, он видел пятерых человек, которых надзиратели регулярно избивали. «Одному [из избиваемых] было 18 лет. Родственник его был в Египте, где попал в некоторые неприятности, фотографируя в местах, где это было запрещено, и был задержан местной полицией… 18-летнего [арестованного] из-за этого родственника избивали каждую неделю, очень жестоко, чтобы заставить признать себя виновным в терроризме», - рассказал Нур.

Сам Нур, по его словам, некоторое время был прикован кандалами к кровати. Он мог только сидеть или лежать. По его словам, это довольно распространенный способ «ограничить подвижность» уйгуров и казахов в следственных изоляторах.

«Лагеря политического перевоспитания»

«Мой брат побывал за границей. Чиновники сказали, что после этой поездки он нуждается в «очистке мозгов», поэтому его поместили в «лагерь политического перевоспитания», - рассказал житель Синьцзяна Талгат правозащитникам в мае 2018 года.

По сообщениям официальных источников и информации бывших «перевоспитуемых», «лагеря политического перевоспитания» располагаются обычно в зданиях бывших школ, домов престарелых, промышленных предприятий и непосредственно в тюрьмах.

В этих лагерях основное внимание уделяется воинской дисциплине и политическому воспитанию заключенных. Подавляющее большинство заключенных являются тюркоязычными мусульманами. В тоже время им запрещено общаться на родном языке и отправлять религиозные обряды. Задержанных принуждают «понимать совершенные ими преступления», хотя фактически их действия не подпадают под статьи китайского уголовного законодательства.

Заключенных, которые не знают китайского (среди пожилых уйгуров в Синьцзяне довольно много тех, кто не умеет ни говорить, ни писать по-китайски), принудительно обучают государственному языку и письменности. «Нам запрещали приветствовать друг друга словами «Ас-салам алейкум». Только по-китайски «ни хао». Если я использовал в общении с другими [представителями своей нации] тюркские слова, меня наказывали», - рассказал один из бывших заключенных «лагеря политического перевоспитания» Эркин.

В эти лагеря отправляли даже тех тюрков-мусульман, кто родился в Синьцзяне, а затем получил гражданство других стран. Их задерживали, когда они наведывались на родину по семейным или иным обстоятельствам.

«Большой Брат» бдит

Правозащитники в докладе HRW указывают: вызывает опасение, что китайские власти все чаще используют современные технологии для контроля за населением, особенно в Синьцзяне. Активно используются камеры наблюдения и программы идентификации граждан по визуальному изображению – причем эти данные используются для вызова на допрос граждан (их могут обвинить, что они посещали какие-то «подозрительные места»).

В регионе выросло количество контрольно-пропускных пунктов (КПП), через которые без досмотра проходят представители ханьской национальности, а вот тюрки подвергаются тщательным обыскам. Бывают случаи, когда жителю одного района, чтобы пройти КПП для выезда в другой район, необходимо обратиться к чиновникам за официальным разрешением. Причем подобные разрешения действуют ограниченное время – порой всего несколько дней.


Проверка на контрольно-пропускном пункте в СУАР. Фото с сайта Luhrdf.org

Кроме того, многим бывшим заключенным «лагерей политического перевоспитания» или тюрем в Синьцзяне власти запрещают покидать город или село своего постоянного проживания. Им не выдают паспортов для выезда за границу. Такие граждане получают лишь удостоверения личности, которые используются исключительно внутри Китая.

Общий вывод правозащитников по итогам изложенных фактов таков, что соседние страны и международное сообщество в целом избегают вмешиваться в репрессивную политику китайских властей в Синьцзяне, так как имеют очень тесные связи с руководством Поднебесной. Сама КНР стала уже весьма заметным игроком в международной политике и продолжает наращивать свою мощь. HRW заканчивает доклад списком рекомендаций властям Китая, Казахстана, Турции и «другим заинтересованным правительствам», как исправить ситуацию в Синьцзяне. Правда, при этом авторы доклада отмечают, что официальные лица КНР, инициировавшие и публично поддержавшие создание тех же «лагерей политического перевоспитания», не были подвергнуты преследованиям ни со стороны собственного правительства, ни со стороны других держав.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.fergananews.com/articles/10170

12.09.2018 14:15

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Жусупали Калматович Исаев

Исаев Жусупали Калматович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
0$

пенсия, получаемая бывшими президентами Киргизии Аскаром Акаевым и Курманбеком Бакиевым

«

Ноябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30