90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Идеология «Талибана» может продолжить распространяться в Центральной Азии

14.09.2018 12:02

Безопасность

Идеология «Талибана» может продолжить распространяться в Центральной Азии

Война США в Афганистане продолжается уже 17 лет, а позитивных сдвигов, несмотря на наращивание американского контингента в стране, пока не видно: талибы по-прежнему контролируют большую часть страны. Однако на этом они не останавливаются: представители движения с легкостью распространились по Пакистану, а также были замечены в Индии. Бывший аналитик и офицер ЦРУ по Ближнему Востоку, руководитель контртеррористических операций в Пакистане после терактов 11 сентября 2001 г. в США Джон Кириаку считает, что идеология «Талибана» («Движение Талибан», ИГ (ИГИЛ, Исламское Государство), Аль-Каида – запрещенные в России террористические организации – прим. «ЕЭ»)* вполне может продолжить распространяться по Центральной Азии. Собеседник «Евразия.Эксперт» рассказал, удастся ли Москве провести переговоры талибов и Кабула, существует ли угроза «Талибана» и ИГ* в Центральной Азии и почему США решили не оказывать Пакистану финансовую помощь.

- Господин Кириаку, как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в Афганистане?

- Я думаю, ситуация в Афганистане сегодня как минимум настолько же плоха, как 10-15 лет назад.

Афганское правительство контролирует лишь Кабул и очень малую часть других территорий, а «Талибан» в стране на подъеме.

И спустя 17 лет полиция и афганские военные так и не могут защитить страну.

- В августе 2017 г. Дональд Трамп обнародовал новую военную стратегию США в Афганистане. Как она повлияла на ситуацию в стране?

- Со времени ввода новой стратегии ничего не поменялось. На самом деле стратегия вовсе не была «новой». Суть ее состояла в том, чтобы послать в страну больше войск и надеяться на лучшее.

- Аналитическая компания Stratfor пишет, что Россия и Китай активизируют свои усилия в урегулировании ситуации в Афганистане. Действительно ли это так?

- Я думаю, любые дипломатические усилия со стороны какой-либо страны – России, Китая, любой другой – это хорошо. Любое действие, которое поспособствует окончанию этой войны, является благим делом.

- С декабря 2016 г. Москва провела серию конференций в надежде запустить переговоры между Кабулом и «Талибаном». И хотя представители «Талибана» не появились ни на одной из них, они приняли приглашение Москвы на следующую конференцию. Изначально ее проведение было запланировано 4 сентября, но она была отложена по просьбе президента Афганистана Ашрафа Гани, который хотел взять больше времени на подготовку. Как, по-вашему, России удастся посадить Кабул и «Талибан» за стол переговоров? И почему США не хотят в этом участвовать?

- Думаю, русским успешно удастся провести переговоры Кабула и талибов. Самой сложной частью было убедить «Талибан» принять приглашение, и они наконец это сделали.

Тот факт, что правительство Ашрафа Гани хочет провести эти переговоры, очень важен. И не имеет значения, какая страна предоставит для этого площадку – Россия, Китай или США. Важно, что стороны сядут за стол переговоров.

Что касается США, то они давно проводят политику, состоящую в том, чтобы не позволять России играть лидирующую роль в дипломатических усилиях на Ближнем Востоке и в Южной Азии. Сам Афганистан здесь ни при чем, дело в конкуренции сверхдержав.

- До войны в Афганистане Пекин проявлял интерес к добыче полезных ископаемых в Афганистане, в частности, подписав договор на сумму $3 млрд по разработке медной шахты Мес-Айнак. Сегодня Китай постепенно усиливает свое влияние в Афганистане. Ходили слухи о том, что обсуждалось строительство китайской военной базы в Ваханском коридоре, однако официальный Пекин это отрицает. Что вы об этом думаете? Может ли Китай на самом деле основать здесь базу?

- Я не думаю, что Афганистан готов к строительству китайской военной базы. Китай давно проводит политику, согласно которой он не размещает свои войска за рубежом. Она соблюдается очень строго, даже в рамках ООН. При этом полезные ископаемые очень важны для китайской экономики.

Пекин давно присматривался к Афганистану с точки зрения потенциальной разработки его недр, и он продолжит это делать. Однако я не считаю реальным сценарий, в котором китайские войска отправились бы в Афганистан.

- Общая угроза в лице афганских членов ИГ заставляет Россию и Пакистан укреплять свое партнерство. По-вашему, эта связь поможет Исламабаду и дальше выдерживать давление, которое на него оказывают США?

- Определенно, да. Пакистано-американские отношения сейчас плохие.

У Исламабада очень тесные связи с Китаем, и он хочет выстроить более близкие отношения с Москвой. Это положительно сказалось бы на пакистанской экономике и внешнеполитических отношениях страны в регионе.

В то же время это позволит России и Пакистану вместе действовать против ИГ.

- Сегодня активность террористов и экстремистов на Ближнем Востоке растет. ИГ, чьи войска уже замечены в Афганистане, объявило о планах нападений в Центральной Азии и Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. По-вашему, существует ли серьезная угроза для стран Центральной Азии?

- Думаю, серьезная угроза нападения со стороны ИГ существует почти повсеместно в мире. Мы видели его атаки в Афганистане, Пакистане, Индии, на Филиппинах, по всей Северной и Центральной Африке. Чтобы победить эту группировку, необходимы усилия всего мирового сообщества, нужно, чтобы страны по всему миру оставили свои противоречия в стороне и сконцентрировались на борьбе с ИГ.

- Представляет ли «Талибан» угрозу странам Центральной Азии?

- Да. Мы видели ту легкость, с которой «Талибан» распространился по Пакистану. Пакистанские талибы не зависят от афганских. Мы также видели небольшую группу талибов в Индии.

Я не удивлюсь, если идеология «Талибана» продолжит распространяться по Центральной Азии.

- В пятницу министр обороны США Джеймс Мэттис прибыл в Кабул с внезапным визитом. Каковы были его цели?

- Министры обороны США часто прибывают с внезапными визитами в лагеря американских и союзных войск в Афганистане и Ираке. Обычно их цель – повышение боевого духа: министр рассказывает военным, что он и американский народ поддерживают работу, которую они ведут в стране. Он консультируется с генералами, они передают ему сводку последних событий, а он, в свою очередь, информирует их о ситуации в Вашингтоне, и на этом визит заканчивается. Поэтому не стоит придавать недавнему визиту слишком большое значение.

- США отказались предоставить Исламабаду финансовую помощь в объеме $300 млн. Почему Штаты это сделали и как это повлияет на отношения двух стран?

- Отказ администрации Трампа от помощи Пакистану – это новая политика. Президент Трамп убежден, что пакистанское правительство не помогает бороться с терроризмом в Афганистане и настроено против американцев. Конечно, пакистанцы в этой ситуации пытаются играть на обе стороны. Они сотрудничают с США в борьбе с «Аль-Каидой»* и «Талибаном», но поддерживают кашмирские группы сепаратистов и финансируют атаки против Индии. В то же время пакистанское правительство не сделало практически ничего для того, чтобы изгнать террористов с пакистанской стороны границы с Афганистаном.

* «Движение Талибан», ИГ (ИГИЛ, Исламское Государство), Аль-Каида – запрещенные в России террористические организации – прим. «ЕЭ».

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

14.09.2018 12:02

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
98%

степень износа паровых котлов на Токтогульской ГЭС

«

Сентябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30