90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Что хуже для экономики Казахстана: санкции или падение цен на нефть?

27.09.2018 14:24

Экономика

Что хуже для экономики Казахстана: санкции или падение цен на нефть?

«У меня есть одно объяснение необъяснимого падения тенге в условиях роста нефтяных цен и, кстати говоря, и рубля тоже», - заявил доктор экономических наук, главный научный сотрудник КИСИ при президенте Казахстана Вячеслав Додонов на заседании экспертного клуба на тему «Протекционизм и санкции, как современные тенденции мировой экономики и политики».

StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта: 

«Нельзя сваливать свои проблемы на внешний фактор. Но у нас это стало уже доброй традицией, начиная с 2007-2008 годов, когда произошел кризис, у определенной части экономического блока правительства возник соблазн объяснять просчеты экономической политики внешними факторами. С тех пор это продолжается.

Многие эксперты отмечают, что наши несчастья - от пребывания в ЕАЭС и от зависимости от рубля. Но почему-то эти несчастья свойственны только нам, тогда как белорусская, кыргызская, армянская валюты почему-то к рублю не привязаны, хотя их рынки меньше нашего в разы, а на Россию приходится столь же значительная часть товарооборота или даже еще большая.

В данном случае имеет место использование рублевого фактора, как ширмы для реализации своих экономических интересов. 

У меня есть одно объяснение необъяснимого падения тенге в условиях роста нефтяных цен и, кстати говоря, и рубля тоже (потому, что тенге ослаб и к рублю): во время последнего падения цены нефти, после 2014 года, Нацфонд сильно похудел, потому что реализовывались масштабные антикризисные программы, в том числе на средства из этого фонда. В прошлом году трансферт из Нацфонда  бюджет составил больше 4 триллионов тенге, и в какой-то момент президент сказал: «Хватит транжирить», после чего было принято решение сворачивать объемы трансфертов в бюджет, чтобы прекратить опустошение Нацфонда.

Но проблема в том, что его сокращение в долларовом исчислении продолжается – на начало года было $58,3 млрд, на начало сентября – уже $56,5 млрд.

Кроме того, муссируется тема о будто бы потерянных в процессе управления Нацфондом нескольких сотнях миллиардов тенге. Хотя это не совсем так.


Доктор экономических наук Вячеслав Додонов

Я так понимаю, что в значительной степени этими проблемами обуславливается наш курс. Происходит следующее. Если в начале года при размере в $58,3 млрд при курсе тенге 330 за один доллар тенговый объем Нацфонда был около 19,2 трлн тенге, то сейчас, при курсе 380 за доллар, даже после снижения валютного объема до $56,5 млрд, его тенговый объем вырос до 21,5 млрд тенге.

Получается уже более чем приемлемый результат управления фондом, не правда ли? Кстати, Нацфондом управляет Нацбанк, и валютный рынок тоже регулирует Нацбанк, хотя мы и знаем от того же Нацбанка, что курс тенге у нас не регулируется, а свободно плавает. Ну, а что сказать недоумевающим гражданам про снижение курса тенге, который теряет покупательскую способность? Что виноват рубль и ЕАЭС, которые влияют на тенге.

Наши проблемы с курсом – это наши проблемы, связанные с нашими государственными финансами.

На днях прошла информация о том, что готовится увеличение трансфертов из Нацфонда, то есть, бюджетный процесс не выдерживается в тех рамках, которые были заложены изначально и трансферта в 2,6 трлн тенге не хватает. Средства Нацфонда вложены в валютные активы (около 95%) и понятно, что нужно конвертировать валюту в тенге, чтобы провести трансферт в бюджет и так же понятно, а чем выше курс, тем больше будет получено тенговой массы при конвертации валюты из Нацфонда и его снижение будет меньшим».

Санкции и их последствия – гадание на кофейной гуще

«Что касается санкций и их эффекта. Я считаю, что эффект от санкций, который пытались различные эксперты посчитать, очень трудно вычислить по той простой причине, что они были введены одновременно с резким падением цен на нефть. Что и стало основным шоком для России и Казахстана.

Двукратное падение наших доходов и обеднение чудесным образом совпадает с двукратным же падением цен на нефть, которое произошло за эти годы. Потому что у нас нефтяная экономика, как и в России. На фоне этого катастрофического падения цен на нефть (более чем в три раза по пиковым значениям в 2014-15 годах), санкции меркнут, тем более на первом этапе их реализации, когда они носили больше символический характер.

Основной удар по российской экономике был от падения цен на нефть. Разве что финансовые санкции больно ударили по российской экономике в 2014 году, они действительно проблем добавили, они усилили падение рубля, подняли проблемы рефинансирования долгов, которые брались в хорошие времена на Западе по низким процентам. Это по большому счету единственная проблема российской экономики от санкций Запада».

 

Заседание экспертного клуба на тему «Протекционизм и санкции, как современные тенденции мировой экономики и политики» было организовано ОФ «Мир Евразии».

Материал предоставлен организаторами мероприятия.

 

Читайте также:

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

27.09.2018 14:24

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Олег Леонидович Домшенко

Домшенко Олег Леонидович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
44,7%

населения Казахстана проживает в сельской местности

«

Декабрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31