90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Может ли Запад противостоять российско-китайской угрозе?

05.10.2018 16:43

Политика

Может ли Запад противостоять российско-китайской угрозе?

Авторы статьи в «Форин аффэйрс» развивают традиционную американскую идею о том, что Россия стремится подорвать основы демократии и внести раскол в солидарность западных стран. На этот раз утверждается, что Россия объединяется для этого с Китаем. Конечно, американцы обеспокоены, ведь рост влияния этих двух стран неизбежно ведет к снижению статуса США в мире.

Действия России и Китая демонстрируют их сближение в том, чтобы бросить вызов глобальному миропорядку, центральное место в котором занимают США. В прошлом месяце Китай принял участие в крупнейших российских военных учениях со времен холодной войны. Когда начались военные игры, президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин устроили во Владивостоке очередную публичную демонстрацию своих отношений, совместно отведав блинов с водкой. Помимо расширения военного сотрудничества, кооперация двух стран в международных институтах и чрезвычайно частые встречи на высоком уровне отражают их растущее согласие в отношении того, как должен быть упорядочен мир. Центральное место в этом общем мнении занимает вера в то, что ослабление демократии может ускорить снижение влияния Запада и продвинуть геополитические цели как России, так и Китая.

Россия и Китай рассматривают усилия по поддержке демократии — особенно усилия США — как слабо завуалированные попытки расширить влияние США и подорвать их режимы, а также последовательно стремятся противостоять продвижению западной демократии. Эти усилия не новы, но их масштабы и интенсивность меняются. Россия, в частности, ведет борьбу с западными демократиями с 2014 года. Поскольку Москва и Пекин измеряют свою силу на фоне США, они рассматривают ослабление западной демократии как средство повышения собственного положения. Вмешательство Кремля в президентские выборы в США в 2016 году, например, было призвано по крайней мере частично очернить американскую демократию и позволить Москве утверждать, что Вашингтон не имеет права указывать другим странам, как проводить выборы. Со своей стороны китайские лидеры стремились постепенно ослабить демократические нормы в качестве способа укрепления международной легитимности ленинско-капиталистической формы правления в Китае.

Растущая угроза

Хотя эти усилия предпринимаются уже давно, угроза демократии возрастает в силу действия двух факторов. Во-первых, внешнеполитические тактики России и Китая сочетается по-новому, синергетически. Российская внешняя политика конфронтационная и наглая. Китай до сих пор использовал более тонкую и менее склонную к риску стратегию, предпочитая стабильность, которая способствует укреплению экономических связей и влияния. Хотя эти два подхода различны и кажутся несогласованными, вместе они оказывают более разрушительное воздействие на демократию, чем любой из них в одиночку. Атака России на демократические институты, включая вмешательство в выборы, распространение коррупции и кампании дезинформации, ослабляет приверженность некоторых субъектов демократии. Но Китай предоставляет альтернативную модель успеха, и, что более важно, доходы, которые она приносит борющимся правительствам, дают слабым демократиям возможность отстраниться от Запада. Аналогичным образом деятельность Китая, вероятно, была бы менее результативной без российских усилий по ослаблению демократических институтов и приверженности демократии.

Российская и китайская внешнеполитические тактики сближаются на новый манер, и это сближение носит синергетический характер.

Эта динамика наиболее очевидна в Восточной Европе и на Балканах, где давние российские усилия по дискредитации демократии и ЕС действуют в тандеме с крупными инвестициями в инфраструктуру из Китая. Рассмотрим Сербию, где Россия уже давно проецирует влияние, направленное на подрыв демократического прогресса. В настоящее время страна играет центральную роль в планах Китая по финансированию транспортных проектов в Европе в рамках инициативы «Один пояс, один путь». Сербские лидеры рассматривают китайское финансирование как возможность продвигать себя внутри страны, обеспечивая улучшенную инфраструктуру без соблюдения строгих правил, соблюдения которых требуют европейские фонды. Это породило распространенное заблуждение о том, что Китай теперь инвестирует в Сербию больше, чем крупные страны ЕС. Когда эти экономические рычаги сочетаются с устойчивым барабанным боем российских сообщений о недостатках ЕС, это эффективно ослабляет решимость Сербии проводить реформы, такие как укрепление верховенства закона, что необходимо для вступления в ЕС. Несмотря на различные интересы в Сербии и отсутствие координации, усилия России и Китая взаимно подкрепляют друг друга.

Китай и Россия также извлекают выгоду из растущей волны национализма и дискурса о суверенитете, чтобы изобразить западную поддержку демократических институтов как иностранное влияние, которому необходимо сопротивляться. Как Россия на Ближнем Востоке, Китай уже давно рекламирует этот нарратив в Юго-Восточной Азии, особенно среди авторитарных правительств, таких как Камбоджа. Сегодня такие послания получают все больший резонанс в Европе, где Москва стремится усилить нарративы нелиберальных популистов и противников ЕС, представив их как патриотичных защитников национального суверенитета. Россия активно подпитывает в ЕС националистические настроения против интеграции, в том числе вмешиваясь в кампании в поддержку Брексита и независимости Каталонии. Это продвигает цели Кремля по разжиганию европейских разногласий и делает ЕС менее сплоченным и решительным игроком.

Нынешние сдвиги в геополитике — второй фактор, усиливающий угрозу демократии со стороны России и Китая. История (а также исследования политологов Карлеса Бойса и Севы Гуницкого) показывает, что, когда миром руководят одна или несколько авторитарных держав, авторитарными становится все большее число стран. Например, когда в начале холодной войны мощь Советского Союза возросла, авторитаризм распространился по всему миру. Поражение коммунизма и триумф Соединенных Штатов, напротив, привели к распространению демократии и уменьшению числа стран, находящихся под автократическим правлением. Изменение геополитических тенденций означает, что сегодня факторы, которые, как было показано, укрепляют демократию, работают в обратном направлении, создавая условия, более благоприятные для распространения авторитарного правления.

Китай и Россия уже давно предпринимают ряд прямых действий по поддержке дружественных диктатур, повышая прочность этих режимов. Наиболее заметно, что они используют кредиты и инвестиции для укрепления находящихся в блокаде авторитарных правительств, как это было сделано Россией в Венесуэле и Китаем в Камбодже. Они также предлагают финансовую помощь и оружие без каких-либо условий, размывая западные рычаги давления по защите прав человека и укреплению верховенства права. Они активно передают свои стратегии выживания правительствам и лидерам, стремящимся укрепить контроль внутри своих стран. Обе страны убеждены в угрозе революции, поддерживаемой Западом, и ответили на нее не только «диффузионной защитой» своих собственных режимов, но и убеждением других правительств в опасности участия Запада, а также обучением передовой практике контроля над своими гражданами и защиты от этих демократических вторжений. Китай, в частности, стал экспортером тактики наблюдения и охраны правопорядка, а китайские компании продают системы распознавания лиц и обучают авторитарные правительства тому, как наиболее эффективно контролировать телефонную и интернет-активность.

Геополитические изменения, однако, дополняют спектр этих прямых усилий, поскольку Россия и Китай взаимодействуют с более широким кругом государств. Растущая мощь Китая и напористость России означают, что они расширяют свои сети торговли и покровительства в направлении взаимодействия сразу со многими государствами — как это делали Соединенные Штаты после окончания холодной войны — создавая больше возможностей для поощрения авторитарных тенденций. Но даже помимо поддержки автократов-единомышленников, международная активность России и Китая также может ослабить демократию. Исследования показывают, что обширные связи с Западом (через помощь, торговлю и социальные сети — прим. автора) поощряли демократию и ее консолидацию после холодной войны. Растущие связи России и особенно Китая в настоящее время повышают риск нарастания глобальной волны авторитаризма.

Сдвиги в геополитике также означают, что Россия и Китай не должны намеренно участвовать в продвижении автократии, чтобы ослабить демократию. Даже без продуманной стратегии экспорта своих моделей управления рост Китая и напористость России посылают мощный сигнал другим лидерам об успехе их моделей и меняют представления о том, что представляет собой законный режим. Путин предложил модель управления, которой стремятся подражать другие. Например, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, похоже, восхищаются тактикой сильного Путина и приняли элементы его репертуара, чтобы усилить контроль. Сейчас, когда Си Цзиньпин укрепил свою личную власть, китайская система больше похожа на российскую. И пусть существуют важные различия, Си и Путин вместе посылают мощный сигнал другим лидерам об успехе и желательности авторитарного правления.

Укрепление устойчивости

Слишком долго западные лидеры предполагали, что глубокое недоверие и конкуренция будут вбивать клин между Россией и Китаем. Но этот прогноз не оправдался. Вместо этого стратегии стран стали взаимоукрепляющими в мощной и, насколько это возможно, непреднамеренной манере. В результате Россия и Китай укрепляют авторитарные тенденции во всем мире, содействуя отказу лидеров от демократии и облегчая нынешним автократам возможности оставаться у власти.

Попытки напрямую противостоять Китаю и России из-за их антидемократических действий вряд ли принесут плоды и могут еще больше укрепить их сотрудничество. Однако есть инструменты, которые Запад может использовать для противодействия этой тенденции. В дополнение к поддержке позитивных моделей демократического управления Соединенные Штаты и их партнеры должны удвоить усилия по укреплению демократической устойчивости стран, подвергающихся наибольшему риску, в том числе путем поддержки развития независимого страноведения по Китаю и России, а также путем укрепления расследовательской журналистики и гражданского общества, которые могут пролить свет на влияние авторитаризма и связанных с ним национальных лидеров. Чем сильнее будет регулирующая среда страны, гражданское общество, политические партии и независимые СМИ, тем менее эффективными будут атаки авторитарных держав на демократические институты и тем менее привлекательны будут авторитарный нарратив и модель. Наиболее эффективным оружием против китайского и российского влияния будет работа с союзниками и партнерами США, направленная на то, чтобы дать возможность внутренним избирателям противостоять иностранной подрывной деятельности против их собственных демократий.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://inosmi.ru/politic/20181004/243379602.html

05.10.2018 16:43

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Надырмамат Тиленбаевич Момунов

Момунов Надырмамат Тиленбаевич

Пресс-секретарь спикера Жогорку Кенеша КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$5 млрд 173 млн

объем золотовалютных резервов Туркменистана

«

Октябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31