90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Борьба с экстремизмом в Кыргызстане. Опасность грозит каждому

12.10.2018 14:45

Безопасность

Борьба с экстремизмом в Кыргызстане. Опасность грозит каждому

Уголовное преследование за хранение экстремистских материалов – часть общей репрессивной политики, которая проводится в Кыргызстане и других государствах Центральной Азии под лозунгами борьбы с исламским экстремизмом, отмечается в докладе международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч».


Хранение экстремистских материалов в Кыргызстане является уголовным преступлением. Фото: пресс-служба МВД КР

В основу документа по КР вошли 70 интервью с обвиняемыми и осужденными по делам о хранении экстремистских материалов, их родственниками, местными правозащитниками, адвокатами и должностными лицами.

«Власти Кыргызстана должны возбуждать дела в связи с совершением или планированием актов насилия, но не в связи с наличием у людей видеороликов, которые они смотрят, или книг, которые они читают, — призывает старший исследователь организации Лета Тэйлер в пресс-релизе по случаю публикации этого доклада. – Существование уголовной статьи за одно лишь хранение материалов при размытых критериях признания их экстремистскими открывает широкие возможности для несправедливого преследования политических оппонентов, активистов, журналистов, адвокатов и обычных граждан».

Речь идет о статье 299-2 УК КР, по которой выносятся сотни обвинительных приговоров по делам о хранении видео, брошюр и книг с признаками экстремизма. Наказание – от 3 до 10 лет лишения свободы даже в случае, если не было никакого распространения или использования для подстрекательства к насилию.

В докладе подсчитано, что с 2010 года по этой статье осуждено 258 человек. Еще несколько сотен человек на момент публикации доклада ожидали суда. Их число ежегодно растет.

«Несколько респондентов утверждали, что сотрудники милиции и госбезопасности подбрасывали им материалы во время обыска, а позднее требовали деньги за прекращение расследования. Еще часть заявляла о пытках для принуждения к признанию», — сообщает «Хьюман Райтс Вотч» в своем докладе под названием «Мы живем в постоянном страхе». Хранение экстремистских материалов в Кыргызстане. 

Вопросы к экспертизе

Организация подчеркнула важный момент, с которым согласно большинство юристов и экспертов.

«Вопрос об отнесении материала к экстремистскому решается экспертами Госкомиссии по делам религий (ГКДР), к компетентности и беспристрастности которой у правозащитников есть серьезные вопросы. Правительством принято решение о передаче экспертизы материалов пр экстремизму в Государственную судебно-экспертную службу, и это необходимо сделать как можно скорее», — призывают в докладе.

Подвижки уже есть, уверяет религиовед Индира Асланова. Она является одной из разработчиков методического руководства для религиоведческой экспертизы.

«Экспертиза – главная оскомина для всех. Она, безусловно, должна носить комплексный характер. Например, устанавливать, есть ли в материале пропаганда и призывы к насилию, – компетенция лингвистов. У них есть четкие методы высчитывания. К интерпретации терминов и религиозных текстов должны подключаться религиоведы. Разбирать аудио и видео должны психологи. Если есть подозрение о призывах к межнациональной вражде, можно подключать даже социологов и политологов. То есть экспертиза должна быть психолого-лингвистической с религиоведческим компонентом, если речь идет о религиозном тексте», — Индира Асланова.

По ее данным, сейчас разрабатываются пошаговая методика и единая инструкция для лиц, назначающих экспертизу. Вместе с внедрением процесс займет около трех лет.

С января 2019 года Уголовный кодекс Кыргызстана поменяется. Новшества коснутся и статьи 299-2. Понятия «хранение экстремистских материалов» и «хранение с целью распространения», наконец, будут разделены. По сути, эти поправки взяты из опыта России. С одной оговоркой: в России за хранение таких материалов предусмотрена административная, а не уголовная ответственность.

«Я очень надеюсь, что и мы устраним этот пробел. Иначе нам всем придется зависеть исключительно от воли правоохранительных органов», — подчеркивает Индира Асланова.

Угроза для каждого

Качество проведения экспертизы сотрудниками Госкомрелигии вызывает огромные вопросы. Нередко ее могут провести совершенно формально.

Член Ассоциации юристов Кыргызстана Жанабиль Давлетбаев проанализировал все дела по статье 299-2 УК КР за прошлый год и пришел к выводу: чаще всего при вынесении решений суды опираются на экспертизу.

«Это главное доказательство, на основе которого и выносится приговор. Но качество проведения экспертизы сотрудниками Госкомрелигии вызывает огромные вопросы. Нередко ее могут провести совершенно формально», — уверяет респондент.

Давлетбаев выступал экспертом проекта по мониторингу судебных дел, связанных с обвинением в экстремизме и возбуждении межрелигиозной розни. Как пример самых странных обвинений он привел эпизоды, произошедшие за последние два года.

Мужчина оказался осужден за экстремизм, когда в приложение WhatsApp ему прислали голосовое сообщение, которое он прослушал. Его задержали, изъяли телефон, выявили в хранилище файлов эту запись и возбудили уголовное дело.

«Нонсенс состоял в том, что следствие даже не стало интересоваться, кто отправил сомнительный файл. В деле было записано, что отправитель не известен», — сообщил юрист.

Над всеми нами висит угроза каждый раз, когда мы читаем специализированную литературу, участвуем в обсуждениях в соцсетях, пишем комментарии

В другом случае мужчину осудили за то, что у него в тетрадке через запятую были выписаны несколько слов на арабском языке. Вместе они не составляли никакого завершенного смысла или призыва – это были просто существительные. Но экспертиза дала заключение, что такие слова зачастую используют запрещенные организации экстремистского толка.

«Вы понимаете, что Госкомиссия по делам религий не выявляет язык вражды и не вникает в контекст? Если любое отдельное взятое слово можно интерпретировать как участие в экстремизме и получить за это уголовный срок еще и «с целью распространения», то под ударом каждый из нас. Над всеми нами висит угроза каждый раз, когда мы читаем специализированную литературу, участвуем в обсуждениях в соцсетях, пишем комментарии», — предупреждает Давлетбаев.

Его совет такой: в нынешних реалиях каждый обязательно должен изучить закон, включать режим «самокритика» и четко фильтровать свои тексты и действия, если это касается таких щепетильных тем, как религия, религиозные течения и особенно – запрещенные организации. В особой зоне риска находятся люди верующие.

С тем, что гражданам необходимо серьезное просвещение, согласны и в Центре исследования религиозной ситуации при ГКДР.

«Кыргызстану нужны грамотные и образованные религиозные деятели, которые бы объясняли верующим людям традиционный ислам. Конечно, истинная религия не имеет никакого отношения к экстремизму, но расчетливые манипуляторы давно смешали эти понятия и играют на чувствах доверчивых людей. Поэтому сейчас имамов обучают, и они проходят аттестацию», — комментируют там.

В Центре также отметили, что ситуацию могло бы улучшить создание некой идеологии, ведь в ее отсутствии этот вакуум многие, возможно, и заполняют теми самыми сомнительными брошюрами.

«Волчий билет»

В Кыргызстане не вынесено ни одного (!) оправдательного приговора по статье «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды». Если материал поступил — вас обязательно осудят.

Огромное количество претензий озвучивается к судам. Узнать о них IWPR решил у Валерьяна Вахитова – самого известного адвоката на юге страны. Вместе с правозащитной организацией «Бир Дуйно» он участвовал почти в сотне уголовных дел по статье 299-2. И служитель Фемиды заявляет: если в Кыргызстане вас задержали по этой статье – вы точно получите уголовный срок.

«Просто вслушайтесь: в Кыргызстане не вынесено ни одного (!) оправдательного приговора по статье «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды». Если материал поступил — вас обязательно осудят. За «лайк», за брошюру, которую вам даст имам и вы даже не успеете ее открыть, – нашим правоохранителям все равно. И это «волчий билет» на всю жизнь – к таким осужденным не применяется ни амнистия, ни условно-досрочное освобождение, вы вряд ли устроитесь потом на хорошую работу», — констатирует Вахитов.


Экспертиза материалов проводится в Госкомиссии по делам религий КР

Он также уверяет: суды выносят обвинительные приговоры только на основании экспертизы Госкомиссии по делам религии.

«Вы думаете, в итогах экспертиз есть какое-то обоснование? За время моей практики я видел ровно два варианта: «не соответствует закону» и «не соответствует Конституции». Я обратился с официальным письмом к главе Госкомрелигии Эргешову, чтобы тот рассказал, по какой методике в Кыргызстане проводится экспертиза. Чиновник отписался, что все механизмы указаны в положении – документе для внутреннего пользования госкомиссии. То есть людей судят, выносят решение и даже не трудятся обосновать, на каком основании», — возмущен собеседник.

В пример он тоже привел несколько случаев из адвокатской практики.

Дело имама города Кара-Суу Ошской области Рашода Камалова, которого приговорили к 10 годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Причиной стал CD-диск, который проигрывали во время пятничного намаза. Но, по словам Вахитова, это была та же проповедь, которую ранее следователи ГКНБ уже изымали, и экспертиза заключила, что ничего запрещенного в записи нет.

Адвокат напомнил и громкое дело 2016 года, когда 21-летний житель Кара-Суу Абдулло Нурматов получил условный срок за «Класс!» в социальной сети «Одноклассники» под фотографиями того самого осужденного имама Камалова.

В основе таких обвинений должно быть главное – умысел.

«С таким же успехом можно дать срок правоохранителям и судьям, которые держат в своих кабинетах изъятую литературу. Поэтому в основе таких обвинений должно быть главное – умысел. Ведь хранение может быть случайным (кто-то попросил оставить на время), для профессионального изучения, написания статьи, в научных целях. Зачем лицо хранит такой материал и что планирует с ним делать – вот что должно интересовать суды», — говорит Валерьян Вахитов.  
И добавляет, что само по себе хранение литературы или дисков не может быть преступлением. За это ни в одной стране мира не привлекают к уголовной ответственности.

И, действительно, одна из главных рекомендаций от «Хьюман Райтс Вотч»: власти Кыргызстана должны пересмотреть статью 299-2 и избыточно широкое законодательное определение экстремизма.

«Необходим скорейший пересмотр всех приговоров по делам, в которых фигурирует только хранение экстремистских материалов», — указано в докладе.

Госкомрелигии не проводит судебную экспертизу

«Закон обратной силы не имеет, — прокомментировал IWPR эту инициативу замглавы Госкомиссии по делам религий Закир Чотаев. – Некоторые международные организации часто выдвигают нереализуемые требования, в которых заинтересованы. В целом вопрос борьбы с экстремизмом – внутреннее дело страны. Если в законодательство Кыргызстана внесут изменения, то будет проведена соответствующая работа».

Он отметил, что данный вопрос – не компетенция ГКДР. Но, по его информации, в МВД уже ведут работу по усовершенствованию указанного закона.

Респондент особо подчеркнул: Госкомрелигии не проводит судебную экспертизу.

«Мы делаем только государственную религиоведческую экспертизу специалиста, которую может провести любой эксперт, имеющий соответствующие знания. Даем определение, относятся ли те или иные материалы к запрещенным течениям и организациям. Заключение наших экспертов не является судебным. Его выдают по запросу госорганов. А дальше – это ответственность судов. Только суд принимает решение, учитывать нашу экспертизу как одно из доказательств или нет», — пояснил Чотаев.

При этом, уверяет чиновник, примерно в половине запросов эксперты ГКДР не находили материалы запрещенных в КР религиозных течений.

«Большинство материалов оказываются «чисты». Знаете, ни один наш сотрудник не возьмет на себя такую ответственность — приписать то, чего нет. Они понимают, что подписывают эти документы своим именем», — заместитель директора Госкомрелигии Закир Чотаев.

А вот что подытожено в докладе «Хьюман Райс Вотч»: «Нарушения прав человека в контексте борьбы с терроризмом не только незаконны, но и контрпродуктивны, поскольку чреваты отчуждением местных сообществ. Вместо того чтобы повышать безопасность, они создают риски расширения поддержки вооруженных экстремистских группировок». 

Таким образом, эксперты, адвокаты, правозащитники и даже чиновники сходятся в одном – законодательство в части борьбы с экстремизмом обязательно нужно дорабатывать.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

12.10.2018 14:45

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
14

человек претендует на 1 вакантное рабочее место в Кыргызстане

«

Ноябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30