90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Таджикистан: оружейная амнистия скрывает подспудную напряженность в ГБАО

17.10.2018 11:33

Безопасность

Таджикистан: оружейная амнистия скрывает подспудную напряженность в ГБАО

По крайней мере 100 единиц оружия были переданы государству местными жителями после того, как президент публично выступил против беззакония в регионе.

В милиции Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО), что на востоке Таджикистана, сообщили, что сдача незаконно приобретенного оружия, производимая в рамках продолжающейся зачистки, проходит гладко и что как минимум 100 единиц оружия были переданы властям добровольно.

Газета «Азия-Плюс» сообщила, сославшись на анонимный источник в МВД ГБАО, что был зафиксирован только один случай насильственного сопротивления.

Об этом сообщили после того, как нынешний губернатор региона рассказал репортерам, что обратился за помощью к местным влиятельным фигурам.

В интервью Радио «Озоди» на прошлой неделе глава ГБАО Ёдгор Файзов сказал, что неформальные лидеры согласились помочь в борьбе с наркотрафиком и незаконным оборотом оружия.

Но за этими заголовками скрывается более сложная ситуация.

15 сентября, во время поездки по Памиру, президент Эмомали Рахмон, пребывая в столице ГБАО Хороге, раскритиковал высокопоставленных чиновников, заявив, что в районе царит беззаконие. Затем он дал чиновникам срок в один месяц для исправления ситуации, заявив, что если результат его не устроит, то в ход могут пойти и более серьезные меры.

Указывая на войска, привезенные в Хорог для проведения военного парада по случаю его визита, Рахмон отметил, что может даже задействовать армию.

«Эти военные силы, которые сейчас находятся здесь, пусть тут и остаются. Пусть наведут порядок, а потом уходят», – сказал Рахмон.

Не называя имен, Рахмон заявил о пяти или шести «преступниках», которые стоят у истоков проблем в ГБАО. По его словам, присутствие этих людей пагубно влияет на туристический потенциал региона и приток инвестиций, в результате чего страдают местные жители.

В последующие дни в ГБАО начались кадровые перестановки. Главе региона удалось сохранить свой пост до 1 октября, после чего его заменил Файзов.

Утверждения о видимой распущенности криминала, однако, не выдерживают критики. Проезжающие через Памир туристы обычно говорят о гостеприимности местных жителей, а мелкие преступления, зафиксированные туристами – большая редкость. Если инвестиционный потенциал Памира и низок, то только потому, что транспортная доступность находится на катастрофически плохом уровне. Состояние транспортной инфраструктуры, по всей видимости, является результатом умышленного пренебрежения. Например, из-за невероятно плохого качества дороги, связывающей Хорог с Душанбе, поездка длиной в 600 километров может занять до 16 часов.

Более вероятным представляется то, что Рахмон пытается свести счеты, уходящие корнями еще в 2012 год, когда государственные войска столкнулись с местными вооруженными формированиями, оказавшими сопротивление попыткам властей арестовать местных лидеров – тех самых «преступников», на которых намекал в своей недавней речи президент. За столкновениями последовали переговоры, в результате которых лидеры остались на свободе, хотя один из них был обвинен в убийстве высокопоставленного местного сотрудника спецслужб.

Несмотря на то, что Рахмон яростно набросился на неформальных лидеров Памира, новый глава ГБАО Файзов ранее в этом месяце встретился с двумя из них – Толибом Аёмбековым и Ёдгором Мамадасламовым – в попытке найти мирный выход из сложившейся тревожной ситуации.

Назначение Файзова на пост губернатора ГБАО является неслучайным. Он несколько лет возглавлял Фонд Ага Хана в Таджикистане – агентство по развитию, играющее важную роль в поддержании слабой экономики ГБАО. Ага Хан – передающийся по наследству титул духовного лидера исмаилитского течения шиизма, последователи которого населяют восточный Памир. Нынешнему Ага Хану приписывают ведущую роль в сохранении стабильности в регионе. Широко распространено мнение, что только после вмешательства нынешнего Ага Хана – Шаха Карима Аль Хуссаини – удалось предотвратить еще большие человеческие потери в столкновениях 2012 года. Назначение Файзова означает, что люди Ага Хана продолжают играть весомую роль, хотя некоторые местные жители в разговоре с Eurasianet.org выражали обеспокоенность тем, что статус духовного лидера падает в глазах молодежи и менее сдержанных слоев населения.

Связанные с Фондом Ага Хана люди представляют собой договороспособную сторону, а вот так называемые неформальные лидеры являются более проблематичными элементами. Общеизвестно, хоть и не четко задокументированно, что эти люди участвуют в незаконных видах деятельности, включая контрабанду драгоценных камней, сигарет и, возможно, наркотиков. 

Но если обвинения Рахмона в их отношении обоснованы, они были не менее обоснованными на протяжении уже порядка двадцати лет. Это заставляет задаться вопросом: по какой причине чиновники вдруг опять обеспокоились предполагаемыми незаконными действиями этих людей, и почему именно сейчас?

В действительности, более вероятным источником неприятностей представляется Хатлонская область – крайне бедный регион к югу от Душанбе, на границе с Афганистаном. Недавно там произошел настораживающий инцидент. В конце августа группа вооруженных лиц пересекла границу между Афганистаном и Фархорским районом Таджикистана, убив при этом двух таджикских лесничих. Их конечные цели так и остаются неизвестными. Но даже официальные лица подтвердили, что это место является излюбленным маршрутом для контрабанды наркотиков из Афганистана. Ироничным фактом, при этом, представляется то, что многие высокопоставленные сотрудники спецслужб, включая главу Государственного комитета национальной безопасности Саймумина Ятимова, являются выходцами из Фархорского района.

В свете этого происшествия еще более странным выглядит то, что Рахмон отчитывает верхушку спецслужб за беззаконие в ГБАО, где таких инцидентов зафиксировано не было.

Даже если оружейная амнистия немного успокоит страсти в краткосрочной перспективе, Душанбе, похоже, намерен продолжать усиливать свое влияние в ГБАО и задевать местное население, частенько не особо при этом церемонясь.

Местное отделение МВД занимается пропагандой таджикского языка, что представляется странным занятием в регионе, где он не только не является основным языком, но и попытки заговорить на нем могут вызвать холодную реакцию. Так, по крайней мере, говорят гости из других районов страны.

5 октября, в 66-й день рождения Рахмона и День государственного языка, МВД ГБАО организовало лекцию, на которой глава местной полиции Абдурахмон Аламшозода сказал, что таджикский язык является «краеугольным камнем государственности».

На первый взгляд, в этом нет ничего явно провокационного, но, если принять во внимание тот факт, что памирские языки систематически притесняются на фоне продвижения таджикского, подобный шаг выглядит как вызывающий троллинг.

Ни один из древних памирских языков, на которых до сих пор говорят местные жители, не преподается в школах, на них не ведется вещание. Попытки изменить ситуацию вызвали проблемы. В 2014 году радиостанция «Имруз» начала раз в неделю транслировать в Хороге три часа на шугнанском – одном из языков населения Памира. Но всего через три недели программа была закрыта по просьбе властей.

В вопросах языковой политики власти часто ведут себя вызывающе. В один из последних визитов корреспондента Eurasianet.org в Хорог он заметил привлекающий внимание билборд на центральном бульваре, гласивший: «Таджикский язык – язык мира и культуры».

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном

17.10.2018 11:33

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Жусупали Калматович Исаев

Исаев Жусупали Калматович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
1,1%

населения Кыргызстана владеют английским языком

«

Ноябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30