90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Бездонная бочка. Ушлые банкиры оставят казахстанцев без пенсий?

18.10.2018 16:31

Экономика

Бездонная бочка. Ушлые банкиры оставят казахстанцев без пенсий?

На неделе разгорелся настоящий скандал. Член экспертного совета по региональному развитию министерства национальной экономики РК Айман Турсынкан сообщила в интервью неприглядные стороны того, что в реальности происходит в Едином пенсионном накопительном фонде. По ее заверениям, деньги ЕНПФ вкладываются в высокорисковые облигации близких к дефолту банков и в финансирование дефицита бюджета.

Деньги вкладчиков не работают. Пятый год как растет число получателей пенсий из накопительной системы. Если до этого 15 лет ЕНПФ собирал вклады, то с каждым новым годом он тратит в год свыше 30% совокупных активов, а динамика новых вкладов нисходящая. Эксперт МНЭ заверила, что уже в ближайшие 5 лет у ЕНПФ просто не останется денег на выплату пенсий. Угрожающий прогноз не мог пройти незамеченным.

В срочном порядке на это заявление был вынужден ответить руководитель управления по защите прав потребителей финансовых услуг и внешних коммуникаций Нацбанка Александр Терентьев. В его лице регулятор попытался опровергнуть информацию об использовании средств Фонда для покрытия дефицита бюджета и других сфер экономики, как и выделение 2 трлн тенге Народному банку в прошлом году.

 «Пенсионные активы ЕНПФ в процессе инвестирования не изымаются, а размещаются в различные финансовые инструменты на принципах срочности, платности и возвратности в соответствии с рыночными условиями, а также в соответствии с требованиями и ограничениями, установленными Инвестиционной декларацией ЕНПФ», - отметил Терентьев.

В Нацбанке сообщили, что за истекшие 9 месяцев текущего года объемы пенсионных активов ЕНПФ увеличились на 1,1 трлн тенге. Также отмечается, что в Фонд поступает в 4 раза больше средств, чем выплачивается.

«Согласно актуарным расчетам, проведенным ЕНПФ, в ближайшие 5 лет входящие пенсионные потоки будут увеличиваться и по-прежнему превышать исходящие потоки. Так, за период с 2019 года по 2023 год, по прогнозам ЕНПФ, суммарный объем пенсионных взносов составит порядка 5 трлн тенге при суммарном объеме выплат 1,3 трлн тенге», - сообщил Терентьев.

Регулятор утверждает, что ЕНПФ располагает прочными инвестициями, доходность которых в этом году составила 9%, почти на треть превысив инфляцию. Одним из факторов устойчивости финансового положения ЕНПФ является то, что около трети средств из общего портфеля Фонда инвестированы в финансовые инструменты, номинированные в инвалютах, заверили в Нацбанке.

При этом Нацбанк поспешил рассказать о том, что в печально известном азербайджанском банке денег вкладчиков ЕПНФ уже нет. Глава регулятора Данияр Акишев заявил об отсутствии бумаг Международного банка Азербайджана в портфеле ЕНПФ.

«Я понимаю, что всем хочется скандала, но ЕНПФ не является сейчас инвестором этого банка. Все бумаги этого банка заменены на государственные ценные бумаги государства Азербайджан, то есть мы сейчас являемся инвесторами страны Азербайджан. Мы к этому банку в настоящее время никакого отношения не имеем. Там были облигации этого банка, они заменены, и мы два года назад очень подробно описали, какие опции предлагались, какие опции были выбраны, и сейчас ЕНПФ является держателем облигаций минфина Азербайджана. ЕНПФ сейчас к международному банку Азербайджана никакого отношения не имеет», - сказал Акишев. Ранее председатель правления ЕНПФ Нурбиби Наурызбаева сообщила, что в состав пенсионных активов ЕНПФ были приняты ГЦБ Азербайджанской Республики со ставкой вознаграждения 3,5% годовых и погашением до 2032 года.

Тем временем вкладчикам ЕНПФ сообщили еще одну важную новость. 10 октября 2018 года судебной коллегией по гражданским делам Верховного cуда РК были отменены решения нижестоящих судов о признании АО «Казахстан Кагазы» банкротом, в связи с чем возобновлена процедура реабилитации в отношении АО «Казахстан Кагазы».

В феврале 2018 года было вынесено решение Высокого Суда Лондона, в соответствии с которым Группе КК была присуждена сумма более 315 миллионов долларов США. Суд признал факт хищения средств бывшим директором и акционером Максатом Арипом и некоторыми другими бывшими директорами АО «Казахстан Кагазы». Похищенные средства были получены за счет привлечения займов у казахстанских кредиторов, в том числе у АО «ЕНПФ», а также инвесторов Группы за счет размещения облигаций на Лондонской фондовой бирже. Таким образом, вкладчики ЕНПФ получили хоть и призрачную, но все-таки надежду вернуть свои деньги.

Вместе с тем, в целом ситуация выглядит удручающее. Безусловно, Данияр Акишев может упрекать всех в том, что они хотят скандала, но, очевидно, что казахстанцы хотят не скандалов, а надежности своих пенсионных накоплений и понятных правил игры.

Между тем, банки превращаются в бездонную бочку. Регулятор обильно направляет деньги, в основном из ЕНПФ, на их спасение, однако один за другим коммерческие учреждения сходят с рельсов. Ситуация в секторе не улучшается, что признает и сам регулятор. По данным Нацбанка в 2017 году доходность банковского сектора сократилась. Убыток банковского сектора - 62,3 млрд тенге, при этом регуляторный капитал сложился в размере 3 763,6 млрд тенге.

Отношение чистого дохода к совокупным активам (ROA) составило 0,25% (1,61% на аналогичную дату прошлого года). Отношение чистого дохода к собственному капиталу по балансу (ROE) -2,12% (14,94% на аналогичную дату прошлого года). Доля пяти крупнейших банков в активах БВУ составила 57,6%, в совокупном ссудном портфеле – 56,6%, в совокупных вкладах клиентов – 60,5%. 

В результате слияний БВУ и финансового оздоровления кредитного портфеля балансовая стоимость займов к началу 2018 сократилась на 12,7% по отношению к тому же периоду 2017 года. Айман Турсынкан, анализируя эти данные, приходит к выводу, что вливания со стороны Нацбанка в крупнейшие банки скорее способствовали монополизации финансового сектора, а не его оздоровлению.

В свое время Нацбанк обещал провести ревизию всех банков путем так называемого стресс-теста. Причем эта задача была поставлена на государственном уровне. В итоге произошла откровенная профанация, никакого стресс-тестирования не было. Как итог всего за месяц до того, как регулятор лишил АО «Qazaq Banki» лицензии, он сам же ее продлил, видимо, плохо представляя, что совсем скоро банк схлопнется.

Так или иначе, в банковский сектор продолжают уходить огромные суммы из ЕНПФ. Чем рискуют казахстанцы из-за подобной политики Нацбанка? Об этом мы поговорили с экспертами.

Айкын Конуров, Председатель партии КНПК: «Получить казахстанским банкам дополнительную ликвидность с внешних рынков практически невозможно»

Чтобы понять причину таких действий Национального банка, надо видеть картину в целом. Сегодня мы наблюдаем растущее давление ФРС на финансовые рынки развивающихся стран. В результате поднятия учетной ставки происходит отток средств с высоко рисковых развивающихся рынков. Если не углубляться в вопросы независимости Нацбанка в области денежно-кредитной политики, можно отметить, что поведение нашего регулятора полностью соответствует правилам Вашингтонского консенсуса и МВФ, где фундаментальными позициями являются снятие регулирования с валютного рынка, таргетирование инфляции путем сжатия денежной массы и свободное трансграничное движение капитала.

В таких условиях у развивающихся стран, а они почти все придерживаются рекомендаций МВФ, неизбежно проявляются проблемы с оттоком капитала, волатильностью курса национальных валют, возникает дефицит ликвидности, сжимается реальный сектор экономики, падает торговля и приостанавливаются инвестиции. Эти процессы не добавляют привлекательности развивающимся рынкам, что подстегивает отток капитала.

Начинается изматывающий для экономик бег по кругу. Таким образом, можно отметить, что получить казахстанским банкам дополнительную ликвидность с внешних рынков практически невозможно, а в условиях падения доверия к банковской системе в целом, что связано с падением ряда БВУ, население предпочитает держать накопления в наличных долларах.

В этих проблемах и кроются все решения «зачерпнуть» ликвидность из ЕНПФ для банков и квазигоссектора, потому что оживить чахнущий реальный и финансовый секторы можно только денежными вливаниями. На изъятия из Национального фонда рассчитывать не приходится, потому что они ограничены законодательно, а внеплановые транши, скорее всего, «напрягут» страновой рейтинг, что больно ударит по всей экономике.

Можно отметить, что внутренние инвестиции из ЕНПФ на сегодня предпочтительнее покупки неизвестных и высоко рисковых инструментов за рубежом. Даже в случае неблагоприятных сценариев правительство и Национальный банк сделают все возможное для сохранности накоплений, потому что инструменты и ресурсы последнего ряда на это есть. Раз такая система сложилась, то и методики лечения болезни системы достаточно ограничены и сейчас мы их воочию наблюдаем.

Бекнур Кисиков, президент Евразийской Ассоциации франчайзинга: «Любая проблема банков отразится на всей экономике в целом, и тут уже не до пенсий»

Предмет пенсионных денег и системы в целом у нас превратился в некий эмоциональный дискурс. В общем-то, во всем мире вопрос является предметом не простых решений, и только ряд стран могут похвастаться хорошо отлаженной пенсионной системой. И в ряду эталонных пенсионных фондов всего приходит на ум государственный фонд Норвегии, который по праву считается одним из хороших примеров мировой практики. Это один из крупнейших пенсионных фондов мира по своему активу, имеющий инвестиции во многих мировых компаниях. Пенсионный фонд Норвегии имел активы во многих российских компаниях и двух казахстанских. Более того, если учитывать пятимиллионное население Норвегии, то на каждого жителя получается около 200 тыс. долларов накоплений. На сегодняшний день пенсионный фонд Норвегии является наиболее устойчивым фондом и за время кризиса потерял только 1% своих активов.

Фонд пополняется нефтяными деньгами и его иногда называют нефтяным фондом. Обслуживают фонд 500 человек. Если же говорить о пенсионном фонде Казахстана, то мы не прошли тот путь, который прошла Норвегия. У нас были и частные пенсионные фонды. И объединение частных пенсионных фондов в один государственный подвергается критике, так как это, по мнению международных экспертов, приводит к отсутствию конкуренции и снижает эффективность работы ЕНПФ.

Но с другой стороны, в тех условиях это было скорей разумным решением по сохранению пенсионных активов. Но проблема эффективности инвестиций до сих пор остается животрепещущим вопросом и порождает много споров. Ведь тот самый «азербайджанский кейс» до сих пор остается горячо обсуждаемым вопросом среди экспертов и в соцсетях. 

Более того, учитывая непрозрачность, этот случай порождает очень много домыслов. Поэтому объяснимо недоверие к пенсионным инвестициям. Ведь буквально на днях в СМИ прошла информация, что супруга азербайджанского банкира «отоварилась» в Лондоне на несколько миллионов долларов. Да, нам удалось реструктуризировать долг облигациями под 3,5% годовых, это, как говорится, лучше, чем совсем ничего. То есть мы не потеряли этот актив, но хотелось бы, чтобы нашими пенсиями так не рисковали, ведь для государственных пенсионных фондов основной задачей является прозрачность механизмов инвестирования и сохранение активов.

Прозрачность ЕНПФ не соответствует стандартам ОЭСР и трудно найти независимую оценку стоимости инвестиций в портфеле фонда, если они вообще есть. По итогам первого полугодия 2018 года объем пенсионных накоплений в ЕНПФ увеличился на 663,55 млрд тенге или 8,5%. Пенсионные взносы превысили 407 млрд тенге, а начисленный инвестиционный доход равен 378,18 млрд тенге. В портфеле фонда до половины составляют государственные ценные бумаги. В остальном другие инвестиции, в том числе и депозиты в банках. 

Конечно, деньги на поддержку банков могут вызывать нарекания, но с другой стороны, учитывая реалии нашего рынка и экономическую ситуацию, как я понял, другого выхода нет. Ведь одно связано с другим, и любая проблема с системообразующими банками отразится на всей экономике в целом, и тут уже не до пенсий. Другой вопрос, почему банки дошли до состояния, когда им нужна помощь? Но это уже другая история. Также хотелось бы отметить, что ЕНПФ в последнее время идет на некую открытость, и используют открытые площадки, чтобы рассказать о состоянии дел и планах. Но еще многое предстоит сделать в этом направлении.

Расул Рысмамбетов, финансовый аналитик: «У нас нет четкой, предсказуемой финансовой модели экономики»:

Прогноз, что в ЕНПФ не будет денег через 5 лет, я не поддерживаю, так как не видел расчетов и даже стратегических тенденций, которые стоят за прогнозом. Но есть ряд моментов, которые стоит озвучить для понимания ситуации. Бюджет Казахстана наполняется сбором налогов максимум на 60%. Остальное - займы и гарантированные трансферты из Нацфонда. Одному Минфину известно, но может это и частично фондирование за счет ГЦБ, которые покупает ЕНПФ. 

С одной стороны, проблемы банков не должны решаться за счет пенсионных фондов, однако если банк здоровый, а пенсионному фонду нужно вкладываться в хороший бизнес, чтобы зарабатывать на будущие пенсии – то проблемы нет. У нас проблема не в банках или пенсиях, а скорее в том, что нет четкой, предсказуемой финансовой модели экономики. Поэтому любые вложения будут рискованными.

Риски в том, что без предварительной очистки банка и приведения его корпоративного управления к мировым стандартам пенсионные инвестиции в такой банк могут сгореть. И тогда государству придется печатать еще денег и спасать пенсионный фонд.

Основным гарантом выплаты пенсий в любом случае является государство, и поэтому я не вижу развития ситуации, чтобы у государства не было денег выплачивать пенсии. В отношении спасения банков – я не думаю, что это политика Национального банка. Наоборот, Нацбанку проще закрыть банк, чем бесконечно спасать его.

Другое дело, что решения принимаются часто в политической плоскости. Однако следует добавить, что закрытие банков – это слишком простой сценарий, и я не поддерживаю его. На мой взгляд, банки надо оздоравливать.

Наоборот, надо привлекать акционеров к капитализации своих банков и дать время работать рыночным законам: захотят акционеры - спасут банк, а если будут закрывать банк, то пусть это будет их решение. Насколько мне известно, уже сейчас Нацбанк выдвигает требования к банкам, которые запрашивают стабзаймы. Эти требования касаются докапитализации акционерами, нормализации финансовой отчетности, отражения всех рисков, формирования провизий и других моментов.

Жарас Ахметов, директор ТОО «OilGasProject»:«За восполнение средств ЕНПФ, в случае убытков, должно отвечать государство»

Ликвидность банковской системы, нравится нам это или нет, надо поддерживать. Частных инвесторов не видно. Значит, эту функцию должно взять на себя государство. Реального финансового состояния БВУ мы не знаем. Руководство Нацбанка само не раз говорило, что доля нестандартных кредитов выше, чем мы видим в публичных отчетах. Если и использовать средства ЕНПФ, то только в те банки, которые отражают реальное состояние дел и могут привлечь, дополнительно к средствам ЕНПФ, средства частных инвесторов. За восполнение средств ЕНПФ, в случае убытков, должно отвечать государство. Ведь это его решение

Асет Наурызбаев, финансовый аналитик: «Почему деньги вкладываются не в экономику, а в финансовых посредников?»

Я не уверен, что деньги вливаются для спасения банков. Скорее всего, это поиск эффективного размещения. Все зависит от условий. Какие лимиты открываются, какова ответственность управляющего, застраховал ли он свой профессиональный риск и в каком объеме? Какова ставка? Почему деньги вкладываются не в экономику, а в финансовых посредников? Все это трудно назвать спасением банков, им уже дали ликвидность и отцепили плохие кредиты.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

18.10.2018 16:31

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Каныбек Осмоналиевич Осмоналиев

Осмоналиев Каныбек Осмоналиевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
13

лет - средний возраст боевика ИДУ

«

Ноябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30