90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Обострение казахского вопроса в Китае связано с активной урбанизацией в СУАР

26.10.2018 14:02

Политика

Обострение казахского вопроса в Китае связано с активной урбанизацией в СУАР

Положение казахов в Китае является сегодня темой, создающей негативный информационный фон в казахстанских медиа вокруг казахстанско-китайских отношений. Призывы защитить интересы казахов, якобы притесняемых китайскими властями по религиозному и этническому признаку, активно раздаются в национал-патриотическом лагере. Дело этнической казашки гражданки КНР Сайрагуль Сауытбай, которую Казахстан отказался экстрадировать в Китай, но так и не предоставил ей политического убежища – стало своеобразным знаменем «борьбы» за права «китайских казахов».

На прошедшем недавно конференции «Регионализация в Центральной Азии» в рамках панельной секции «Региональные проблемы Центральной Азии: стратегическая позиция Казахстана в контексте геополитических процессов в регионе» известный казахстанский китаевед Светлана Кожирова поделилась своим мнением относительно этого непростого вопроса.

В первую очередь известный синолог отметила, что обострение казахского вопроса в Китае связано с социально-экономическими реформами, а именно – со стремительными процессами урбанизации этнических групп, проживавших ранее достаточно замкнуто в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР), вовлечение их в общекитайские социальные реформы.

«Когда мы говорим о казахстанско-китайских отношениях, мы как правило имеем в виду казахстанско-синьцзянские отношения, потому что 75% взаимного товарооборота между Казахстаном и Китаем приходится именно на эту провинцию. В СУАР сегодня осуществляется программа «Освоения большого Запада» - Синьцзян оказался последней не затронутой реформами провинцией этой огромной страны. В СУАР начали вливаться большие деньги. Конечно, развитие Синьцзяна способствует развитию двусторонних, казахстанско-китайских отношений – напомню, что СУАР стал главным форпостом проекта «Экономического пояса Шелкового пути», - поясняет С. Кожирова.

Эксперт обращает внимание на то, что помимо сотрудничества Казахстана и Китая в политической и экономической сферах, существует также сложный контекст, связанный с вопросами безопасности - СУАР всегда считался мятежной провинцией Китая.

«Мусульманское население СУАР, в том числе казахи, всегда проживало довольно замкнуто, что позволило ему сохранить традиции и язык. К примеру, казахи в этом регионе проживали обособленно в сельской местности. Однако сегодня в ходе глубоких китайских реформ происходит активное вовлечение ранее проживавших изолированно этносов в экономическое развитие провинции. С одной стороны это, возможно, хорошо. С другой стороны – нарушается замкнутость этнических анклавов. Все это создает проблемы во взаимоотношениях с ханьцами. Китайские власти закрывают национальные школы, делают упор на том, чтобы представители всех этнических групп учили китайский язык. Конечно же, часть казахов влилась в процесс реформирования, однако есть и те, у кого реформы вызывают резко отрицательную реакцию. Разумеется, все это создает сложный фон для казахстанско-китайский отношений», - констатирует С. Кожирова.

На фоне этих процессов усиливается негативная повестка казахскоязычных СМИ относительно казахстанско-китайских отношений.

«Евразийская Ассоциация международных исследований работает над проектом американского фонда, в котором исследуется оценка казахскоязычными СМИ казахстанско-китайских отношений. Собирая информацию в течение последних пяти лет, мы заметили практически полное отсутствие позитивных материалов. Казахскоязычный контент по отношению к Китаю оказался крайне отрицательным – в основном речь идет об экономической экспансии и демографическом давлении. Очевидно, что это формирует в стране неприятие Китая, несмотря на китайские инвестиции, несмотря на развитие торговли, несмотря на заявления на высшем уровне», - говорит С. Кожирова.

В последнее время, отмечает эксперт, казахскоязычные СМИ переключились на освещение положения казахов в СУАР и дело Сайрагуль Сауытбай. В связи с этим С. Кожирова обращает внимание на то, что казахстанские журналисты опираются в основном на публикации в западных медиа, достоверность которых не бесспорна. Эксперт напоминает в частности, что первые публикации в англоязычных СМИ о притеснении казахов и уйгуров в СУАР и создании политических лагерей, появились во время визита в США президента РК Нурсултана Назарбаева.

«В настоящий момент Центр межэтнических отношений при Академии госуправления реализует проект, в котором анализируется положение казахов в СУАР. Напомню, что в Китае проживает 1,5 млн казахов – большая часть в СУАР, но есть также казахская община в Шанхае и Пекине. Сказать, что все полтора миллиона представителей казахского этноса притесняются – очень сложно. Повторюсь, что долгое время казахское население в Китае жило замкнуто в сельской местности. Это их вполне устраивало. В последнее время многие малые села уничтожаются, строятся города, происходит активная интеграция сельского населения в городскую среду. Все это сопровождается массовой ханьской миграцией – напомню, что когда на всей территории Китая действовал ограничительный принцип «одна семья – один ребенок», в СУАР были некоторые послабления в демографической политике. Это усилило миграционный поток в Синьцзян из других провинций КНР. Эти процессы приводят к закрытию казахских школ, казахскоязычных СМИ. Падает престиж Центрального университета национальностей в Пекине, появляется все больше университетов, где можно обучаться только на китайском языке – соответственно, нужно учить язык. Все это вызывает недовольство у казахского населения, которое не знает китайский язык», - поясняет китаевед.

Также возникают противоречия между мусульманскими общинами и китайскими властями.

«На протяжении многих лет ислам выполнял заградительные функции – он позволял этносам, исповедующим ислам, сохранять свою идентичность, не интегрироваться в китайский социум – это было их спасением. Долгое время Китай не обращал на это внимание. Между тем в последние годы появилось множество казахов и уйгуров, которые получили образование в Саудовской Аравии и Пакистане. Активизация исламского фактора подвела китайские власти к необходимости принятия жестких мер в отношении населения СУАР – установлению мобильных анализаторов, слежки, контроля. Когда мы беседовали с казахами, проживающими в Шанхае и в Пекине, которые получили китайское образование, имеют работу, социальный статус, мы слышали резкие оценки в отношении нашего интереса к казахскому вопросу в Китае. Как правило, мы слышали от них следующее: «Не надо думать о нас – думайте о своих казахах. Если в Китае проживают полтора миллиона казахов, среди них есть и успешные, и не очень. И если у какой-то тысячи казахов есть проблемы – не надо создавать проблемы для нас», - говорили нам казахи в Шанхае», - рассказывает С. Кожирова.

По словам эксперта, в настоящий момент готовится поездка казахстанской делегации в СУАР для предметного исследования политических лагерей, в которых содержатся казахи и уйгуры, с тем, чтобы разобраться, что они из себя представляют.

Говоря об активном выбросе негативной информации о положении мусульманского населения в СУАР в западных медиа, Кожирова подчеркивает, что они нуждаются в детальном анализе. Также она отмечает, что многие фотографии, опубликованные в Интернете, были разоблачены как фейковые.

«Сказать, что все уйгуры и казахи Синьцзяна сегодня притесняются очень сложно, поскольку это огромное десятимиллионное население. Только когда мы закончим свой исследовательский проект, мы можем сказать, что располагаем реальной картиной происходящего», - подытоживает С. Кожирова.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Нурсултаном Назарбаевым

26.10.2018 14:02

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
0.4%

взрослых граждан Туркменистана имеют счет в банке

«

Ноябрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30