90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кто контролирует застройку основного туристического центра Узбекистана

06.12.2018 09:32

Общество

Кто контролирует застройку основного туристического центра Узбекистана

Узбекистан активно застраивается, журналисты, подрядчики и чиновники говорят о строительном буме. Появляются новые кварталы, которые обещают обеспечить граждан квартирами, бизнесменов — шикарными офисами, а туристов — фешенебельными отелями. Ничто так наглядно не символизирует перемены, как стройки, развернувшиеся чуть ли не во всех значимых городах Узбекистана. Например, «Ташкент-сити» с привлеченными инвестициями более $1 млрд — самый громкий строительный проект последнего десятилетия, до него, пожалуй, подобный громкий пиар имело разве что возведение Дворца форумов — «игрушки» Гульнары Каримовой, за которую государство до сих пор должно подрядчикам.

С тех пор как президент Шавкат Мирзиёев провозгласил туризм стратегической отраслью, которая приносит больше пользы и денег, чем хлопок, индустрия вышла на новый уровень. Например, глава государства потребовал, чтобы турист не обивал пороги правоохранительных органов с целью зарегистрироваться и получить право на пребывание в стране, — и парламент быстро принял и утвердил законы, которые помогли Госкомтуризму отчитаться о резком повышении турпотока. Вот только этого оказалось мало. Масла в огонь подлила национальная авиакомпания «Узбекистон хаво йуллари» («Авиалинии Узбекистана»): ее аналитики посчитали, что в пик сезона количество перевезенных пассажиров могло быть гораздо больше, если бы в республике было достаточно гостиниц, где туристы могли бы заранее бронировать номера для комфортного отдыха.

Здесь нужно сказать, что о строительстве новых отелей власти Узбекистана ведут речь не первый год. Приоритет отдается туристическим центрам, привлекательным для иностранцев. И в первую очередь это Самарканд — город, являющийся пунктом обязательной программы любого туриста.

Частные отели для государственных нужд

В июне 2017 года было издано правительственное постановление «О мерах по ускоренному развитию туристского потенциала города Самарканда и Самаркандской области», в котором говорилось о строительстве комплекса «Самарканд сити» с отелями и другой туристической инфраструктурой, о появлении «спортивно-оздоровительной и туристско-рекреационной зоны» на территории самаркандского гребного канала — тоже с гостиничными комплексами и коттеджными поселками. Еще в постановлении назывались пять конкретных адресов, по которым будут построены отдельные отели, и несколько мест в области, где тоже было решено строить комплексы для туристов.

План привлечения туристов казался хорошим и не угрожающим историческому облику города, пока не стало ясно, что у «Самарканд сити» нет четких границ.

В середине ноября было обнародовано решение хокима (мэра) древнего города Фурката Рахимова, которое было подписано еще 1 ноября. Бумага подтверждала, что ради крупного туристического проекта будут снесены частные постройки, входящие в территорию «Самарканд сити». Но такой размах показался градоначальнику несерьезным, и он прописал отдать инвесторам еще семь дополнительных земельных участков (в распоряжении «Ферганы» есть список улиц и домов, которые будут снесены ради «повышения туристического потенциала города»). Любопытно, что Рахимов ссылается на протокол заседания Кабинета министров республики от 31 октября. Но этого акта нет в открытом доступе. Удивляет и то, что мэр принял решение буквально в течение суток, моментально определив районы Самарканда, где развернется грандиозное строительство.

Не будем кривить душой — строительство приносит огромные деньги инвесторам, подрядчикам и девелоперам. И получить землю под застройку, тем более в центре города — дело непростое. И тут за примером ходить не надо: в том же Самарканде, как сообщают узбекские СМИ, недавно начался суд над бывшим хокимом области Туробжоном Джураевым и его подельниками, которые поставили продажи территорий на поток. Когда чиновника брали с поличным, в его сейфе оперативники обнаружили более $1 млн наличными. Обвиняемый признался, что эти доллары получены в качестве взяток от застройщиков. Областные власти выработали четкую схему: брали за разрешение на строительство, плюс была установлена такса за каждый подъезд жилого дома. Причем не гнушались предоставлять щедрым дельцам участки, находящиеся под защитой ЮНЕСКО. Напомним, тогда пришлось вмешаться не только прокуратуре, в Самарканд срочно выезжал премьер-министр Абдулла Арипов, а хоким города Рахимов постановил приостановить все строительные работы до утверждения генерального плана. Хотя, как утверждают местные жители, в реальности замораживания строек не произошло. Решение мэра имело силу только на бумаге. Да и насчет генерального плана — пока «воз и ныне там».

Но вернемся к «Самарканд сити» и решению Рахимова. Как и его ташкентский тезка, проект обещает наполнить интернет скандальными историями о сносе домов и протестах местных жителей. К слову, уже известен такой факт. Владельцам недвижимости в махалле (общине) Хужа Ахрор Вали власти сделали предложение, от которого нельзя отказаться: их попросили съехать до 1 декабря этого года. Десятки людей, рискующие остаться без крыши над головой в канун Нового года, устроили настоящий бунт. Только чтобы не усугублять конфликт, хокимият все же решил не насылать на эти территории бульдозеры и прочую ломательную технику сейчас. Когда отмашка будет дана — никому неизвестно.

В августе 2018 года президент Мирзиёев подписал указ, регламентирующий процесс изъятия земельных участков для государственных и общественных нужд. Здесь четко прописано, что принятие подобных решений допускается исключительно после проведения открытого обсуждения с заинтересованными лицами, а также оценки выгод и издержек. Снос жилых домов и прочей недвижимости, принадлежащей физическим или юридическим лицам, осуществляется только после полного возмещения рыночной стоимости помещений.

Жители Самарканда, с которыми нам удалось пообщаться, не слышали ни о каком возмещении убытков, тем более ни о каких дискуссиях относительно предполагаемого сноса домов ради грандиозных, имеющих огромное значение для страны проектов. Надо отметить, что во многих махаллях, предназначенных на снос, проживают многодетные семьи. Куда их собираются переселять, в какие дома, какую сумму предложат (если предложат), — никто не знает.

Заметим отдельно, что в президентском акте перечислены объекты, ради которых разрешено сносить дома и прочие строения. Здесь указаны автомобильные и железные дороги, аэропорты, мосты, инженерно-коммуникационные сети. Но нет ни одного слова про гостиницы, тем более частные. Следовательно, и здесь самаркандский градоначальник как минимум своим решением превышает полномочия. Потому что, согласно Гражданскому кодексу, в данном случае инвесторы должны самостоятельно проводить переговоры с жителями домов, которые они намерены снести. Застройщик имеет право выкупить собственность по устраивающей владельцев цене, если такой сделке вообще суждено состояться, учитывая историческую значимость объектов и настроения местных жителей. И хотя появление частных гостиниц не подпадает под определение «государственных или общественных нужд», местных чиновников этот факт, видимо, мало смущает.

Ничего святого

Самарканд — город, в котором множество объектов культурного наследия находится под охраной ЮНЕСКО. С годами таких зданий становится все меньше — под тем или иным предлогом власти продают землю. «Самарканд сити», строящийся ради туристов, также отгрызет от города часть с историческими строениями, которые, по большому счету, и привлекают в древний город толпы иностранцев. Вот такой парадокс!

Проект, предусматривающий возведение современных гостиниц, затронет части улиц Амира Темура, Исаева и Фирдоуси. Причем в приложении к решению хокима Рахимова указано, что территория комплекса будет расширена — сюда войдут соседние махалли, которые не фигурировали в первоначальном плане. В общей сложности сносу подлежат более 500 частных домов, в которых проживают почти шесть тысяч граждан. При этом инвестиционные проекты затрагивают обширную территорию, на которой непосредственно расположены памятники ЮНЕСКО, или буферную зону. Например, махалля вокруг мечети Намозгох полностью стала лотом. Если присмотреться к фотографиям с презентации самаркандских проектов на инвестиционном форуме в сфере туризма, проходившем с 19 по 22 ноября, можно заметить, что на месте защищаемой ЮНЕСКО территории построят четырехзвездочный отель со спа-зоной.

В отличие от «Ташкент сити», у которого есть официальный сайт с описанием лотов, проектов и инвесторов, о самаркандском проекте практически ничего неизвестно. Лишь по сообщению Госкомтуризма Узбекистана можно узнать, что по итогам вышеупомянутого форума правительство Самаркандской области заключило соглашения с сингапурской компанией SEA business center (сумма контракта не указана) и на $5 млн — с фирмой с интересным названием «США УЗПром» LCC. К слову, поиски хоть какой-то дополнительной информации об этом «иностранном» инвесторе не увенчались успехом. Добавим, что, по данным горожан, некоторые территории, не относящиеся к «Самарканд сити», выкупили олигархи — уроженцы Самарканда, продолжающие жить в городе или переехавшие в другие страны.

Увы, пример махалли Намозгох не единственный — во многих районах вместо мечетей и строений колониальной эпохи возведут торговые центры, отели и жилые кварталы. Подчеркнем, что места, представляющие историческую ценность, строители могут трогать только по согласованию с отделом Министерства культуры, а зачастую — и после одобрения ЮНЕСКО. Были ли проведены самаркандскими властями консультации с экспертами или есть ли у них разрешения от ответственных госорганов — неизвестно. Хотя кажется, что позиция у хокимията четкая: это наш город, и мы здесь решаем все сами, не спрашивая ни жителей, ни специалистов.

Это тем более странно, что не так давно Узбекистан практически утратил другой исторический город, многие здания которого включены в список ЮНЕСКО. Речь идет о Шахрисабзе в Кашкадарьинской области, который после постройки современных зданий чуть не потерял свой уникальный древний облик. На 42-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО, которая проходила летом этого года, даже ставили вопрос об исключении этого населенного пункта из списка исторически значимых мест — в том числе из-за сноса традиционных жилых кварталов. Правительственной делегации пока удалось отстоять Шахрисабз. Если строительство в Самарканде пойдет с тем размахом, который запланировали власти, то возможно, что сохранение и этого города в списке ЮНЕСКО окажется под сомнением.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

06.12.2018 09:32

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
54,1%

от ВВП составил госдолг Кыргызстана в начале 2015 года

«

Декабрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31