90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

В Узбекистане ужесточат преследование валютчиков

07.12.2018 14:33

Правопорядок

В Узбекистане ужесточат преследование валютчиков

Почему этого не стоит делать

В Узбекистане планируют ужесточить административное и уголовное наказание за нелегальную торговлю валютой. Официальный Ташкент полагает, что такие меры приведут к профилактике незаконного оборота валюты, перекроют ее отток из страны, снизят уровень теневого сектора экономики и, что немаловажно, стимулируют приобретение валюты у населения обменными пунктами. Со своей стороны эксперты уверены, что разработчики нового законопроекта, во-первых, взялись за дело совершенно не с того конца, а во вторых, сами себе противоречат.

Законопроект «О внесении изменений в статью 177 Уголовного кодекса Республики Узбекистан и статью 170 Кодекса Республики Узбекистан об административной ответственности» был рассмотрен на заседании нижней палаты узбекского парламента 22 ноября. Его совместными усилиями разработали Генеральная прокуратура и Департамент по борьбе с экономическими преступлениями при ней, а на обсуждение его выдвинул депутат Владислав Цветков.

Как сообщает по этому поводу интернет-портал «Газета.uz», в пояснительной записке к законопроекту предлагается изменить санкцию в ст. 170 КоАО: повысить размер штрафа и установить административный арест на 15 суток за незаконное приобретение или сбыт гражданами валютных ценностей; исключить из ч. 1 ст. 177 УК размер незаконно приобретенных или сбытых валютных ценностей («значительный размер» — от 100 до 300 минимальных размеров зарплаты) и усилить меры ответственности по этой статье. В той редакции, которая пока действует, УК Узбекистана в случае «значительного размера» подразумевает «всего» 75 «минималок» или «обязательные общественные работы до 360 часов либо исправительные работы до трех лет». Максимальное наказание по статье составляет пока 500 МРЗ или лишение свободы сроком до трех лет.

Другими словами, «за первый раз» участник нелегальной валютной сделки заплатит более высокий штраф и отсидит 15 суток. Во втором случае, также вне зависимости от суммы купленной-проданной валюты, будут увеличены как штрафы, так и сроки. Конкретные же размеры штрафов и сроки заключения в данный момент находятся на стадии обсуждения, но можно не сомневаться, что они будут резко отличаться о тех, которые действуют сейчас.

Также в пояснительной записке приводится и статистика. Очень кратко по притоку-оттоку валюты и очень подробно по нарушениям гражданами валютного законодательства. Так, в первом случае упоминается, что «с момента открытия свободного обмена иностранной валюты в сентябре прошлого года у населения выкуплено $2,8 млрд и продано $710 млн. Из-за рубежа посредством денежных переводов в Узбекистан поступило $5,6 млрд, из страны переведены $905 млн». Вот и всё. «Положительное сальдо» явно в пользу Узбекистана.

Описания нарушений валютного законодательства в записке занимают несколько абзацев, там перечисляется, сколько граждан было задержано за незаконный оборот иностранной валюты, сколько возбуждено уголовных дел и административных производств, какие суммы в валюте изъяты у населения и динамика всех этих изменений. Чтобы не углубляться в цифры, можно сказать, что динамика по всем перечисленным пунктам положительная и, как можно догадаться, своего пика достигла в текущем году, вернее, девять месяцев 2018 года опередили все годовые значения прошлых лет.

В последних числах ноября официальные лица Узбекистана, комментируя данный законопроект, сделали заявление о том, что «монетарная политика Центрального банка не способствует существованию «черного валютного рынка».

«Курс определяется, строго исходя из спроса и предложения, ежедневно. Банки без ограничений продают валюту физическим лицам», — сказал по этому поводу директор Департамента валютного регулирования и платежного баланса ЦБ Бобир Абубакиров.

Уточним, что граждане Узбекистана держат сегодня валюту на конверсионных картах, с которых и возможно снятие наличных валютных средств. Однако, по словам главы Центробанка, прямая продажа валюты гражданам пока не рассматривается.

Юлий Юсупов: конверсионные карты — это ограничения

Директор Центра экономического развития, экономист Юлий Юсупов обращает внимание на логические противоречия в рассуждениях Бобира Абубакирова.

«Он утверждает, что физические лица могут покупать валюту без ограничений. Только надо это делать через конверсионную карту, что не является, по его мнению, ограничением. С другой стороны, он говорит, что челночники и контрабандисты предпочитают покупать валюту на черном рынке.

Но если покупка через конверсионную карту не является ограничением, то почему бы им не пойти и не купить валюту в банке? Значит, это все-таки ограничение? И именно оно и заставляет простых людей (а не только контрабандистов) идти на черный рынок», — пишет по этому поводу экономист.

Он считает, что, во-первых, участники нелегального валютного рынка испытывают определенные сложности для официального осуществления актов купли-продажи, и, во-вторых, черный рынок валюты часто является элементом в цепочке разного рода преступных схем. Но тут уже надо бороться не с ним, а с причинами его возникновения. То есть необходимо устранить всё, что участников этого рынка толкает «в тень», то есть сделать выгодным именно легальные торговые взаимоотношения.

«Поэтому задача государства, если оно хочет создать благоприятные условия для предпринимательства и сократить масштабы теневой экономики, — сократить официальные налоговые и неналоговые издержки до такого уровня, чтобы они были меньше издержек нелегального бизнеса», — считает Юсупов.

Экономист уверен, что нужно не ужесточать контроль, не бороться с черным рынком валюты, а устранять объективные причины существования теневой экономики — высокие издержки легального ведения бизнеса и осуществления легальных сделок. В частности, для устранения препятствий на пути свободного валютного рынка надо увеличить количество обменных пунктов (в том числе разрешив их открывать на коммерческой основе) и дать возможность покупать-продавать валюту всем гражданам без каких-либо ограничений.

Алишер Таксанов: банки и валютные маркеры работают в связке

Более прямолинейно прокомментировал специально для «Ферганы» новый законопроект независимый экономический аналитик Алишер Таксанов: «Законопроект, направленный на усиление ответственности за незаконное приобретение или сбыт валюты, — это тупиковый и бесперспективный путь, никак не связанный с рыночными отношениями. Опять экономикой управляют административными методами. Авторы проекта опираются на советский опыт: чем больше запретов, тем лучше для страны, и считают это единственно возможным путем. И результат, безусловно, будет такой, как при социализме: больше теневого сектора, нелегальной производственной деятельности, расцветет «хавала» — внебанковские переводы валюты по азиатским схемам, взяточничества и дефицита. «Тень» формирует соответствующие коррупционные связи в правительстве и структурах, распределяющих государственные ресурсы. «Тень» — это то, что позволяет прямо из ничего делать деньги.

Нелегальный валютный рынок — это зеркало нынешней узбекской экономики. Бизнесмены и обычные люди для реализации своих целей вынуждены обращаться к валютным маклерам, так как официальные обменные пункты так и не обеспечили конвертацию, не снабжают потребителей необходимым количеством валюты. Контрабанда стимулирует это. Валютчики практически компенсируют тот спрос, который не могут и не хотят осуществлять коммерческие банки и Центральный банк, которые, судя по всему, вступили в корпоративный сговор. Могу предположить, что искусственный дефицит валюты обеспечивает маржу для коррумпированных чиновников, и суммы здесь — десятки и сотни миллионов долларов. Так, директор департамента Центробанка Бобир Абубакиров заявил, что «монетарных причин, способствующих существованию черного рынка валюты, нет». Это означает, что запаса валюты в стране достаточно. И действительно, сумма ввезенных и проданных населением валютных средств превышает покупку в 4 раза. Скорее всего, банки работают в одном направлении, только на покупку, а не продажу.

Но если черный рынок существует, значит, есть другие причины. По словам Бобира Абубакирова, функционирование черного рынка может быть связано с «определенными моментами фискальной политики».

Такое возможно, однако это не создает погоду в спросе на валюту. Не челноки, ввозящие мелкие партии товара, создают ажиотаж, а крупные экспортно-импортные фирмы с государственной долей играют на валютной бирже. Значительную часть своих доходов они предпочитают хранить за границей, этим самым создавая определенный дефицит в самом Узбекистане. Так что сваливать на мелких предпринимателей — это делать из мухи слона и не замечать самих «слонов».

Но зато высвечивается иная сторона — неофициальные связи валютных маклеров с банками: вторым выгоднее продавать валюту через первых, чем через свои официальные обменные пункты, — это дает большую маржу. Поэтому значительная часть ресурсов уходит из официальной сферы, хотя на бумаге все может выглядеть законно и прекрасно. Те, кто контролирует это, — фискальные и «правокарательные» органы, — тоже находятся в доле и получают свои дивиденды. За исключением обычных покупателей и челноков, такая система коррупционных обменов валюты устраивает многих во власти и в крупном бизнесе. И так будет продолжаться, пока не откажутся от запретительных мер регулирования экономических процессов.

Единственный путь — это либерализация валютного рынка, в частности легализация маклеров, предоставление им возможности официально работать как физическим лицам на основе патентов. И проблема по большей части будет решена. Это вынудит банки работать более гибко и транспарентно. Теневые операции, если и сохранятся, то только там, где идет конвертация по более низким ценам по узкому сегменту товаров и услуг. Но и эта проблема позже может быть разрешена. Главное — понять, что рынок требует стимулирующих механизмов, а не ограничивающих».

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://www.fergana.agency/articles/103322/

07.12.2018 14:33

Правопорядок

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Аскар Мааткабылович Салымбеков

Салымбеков Аскар Мааткабылович

Почетный консул Бразилии в Кыргызстане

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
173 см

рост президента Туркменистана Г. Бердымухамедова

«

Февраль 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28