90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Таджикистан: закрытый суд над террористами оставил много вопросов

10.12.2018 13:15

Правопорядок

Таджикистан: закрытый суд над террористами оставил много вопросов

В версии государственного обвинения имеются пробелы. А суд, казалось, был организован таким образом, чтобы скрыть как можно больше информации от общественности.

Террористическая атака, в результате которой погибли четверо иностранных туристов ранее в этом году, потрясла Таджикистан. Однако суд над обвиняемым в организации этого убийства, проходивший с 23 октября по 21 ноября, был проведен наспех – скомкано и за закрытыми дверями.

Невзирая на публичные призывы правительств стран, чьи граждане стали жертвами теракта, к обеспечению прозрачности, таджикские власти в привычной для них манере состряпали версию, полную несоответствий и выгодных им заявлений.

Даже 29 июля, в день убийства, потребовалось много времени, чтобы выяснить реальное положение дел. Серьезные последствия инцидента, напоминающего теракт, вынудили осмотрительных репортеров воздержаться от описания того, что именно произошло. Как выяснилось в итоге, благодаря заснятой на мобильный телефон видеозаписи, появившейся в интернете, мужчины на автомобиле совершили наезд на группу иностранных велосипедистов, а затем совершили нападение на них с острыми предметами.

Двое погибших, Джей Остин (Jay Austin) и Лорен Гэйган (Lauren Geoghegan), были гражданами США. Другими двумя жертвами стали голландец Рене Вокке (René Wokke) и швейцарец Хамель Маркус (Hamel Markus). Еще двое участников этой группы были ранены, а одному велосипедисту, который отстал от своих товарищей, удалось и вовсе избежать нападения.

Подозреваемые в совершении преступления молодые люди, которых по стечению обстоятельств также оказалось четверо, – братья Аслиддин и Джафариддин Юсуфовы, Асомиддин Маджидов и Зафарджон Сафаров – были ликвидированы правительственными войсками несколькими днями позже. Сотрудники правоохранительных органов заявили, что те оказали вооруженное сопротивление при аресте.

Видеокадры, на которых запечатлены четверо мужчин, присягающих на верность группировке «Исламское государство», положили конец разговорам о возможных мотивах. Прокурорам потребовались чуть более двух месяцев, чтобы объявить об окончании расследования.

Единственными, кто предстал перед судом, стали Хусейн Абдусамадов, обвиняемый в организации теракта, и еще 14 лиц, которым предъявили различные обвинения,  в том числе в оказании материальной поддержки группе и непредоставлении информации о преступлении.

Родителям и другим родственникам обвиняемых было отказано в праве присутствовать на слушаниях. Родители приносили на каждое слушание еду для своих детей, сидящих на скамье подсудимых, но им не разрешили их увидеть.

«Только адвокаты могли выходить и рассказывать нам, что происходит в суде. Они не пустили нас в зал судебного заседания», – сказал Eurasianet.org на условиях анонимности один из родителей, ежедневно посещавший следственный изолятор при Министерстве юстиции, где проходил судебный процесс.

Дипломатические представители США и других стран, граждане которых стали жертвами теракта, также были лишены доступа в зал заседания.

При этом иностранных граждан, оставшихся в живых после нападения, не пригласили в суд для дачи свидетельских показаний.

«Они все равно не пришли бы в суд, – сказал Eurasianet.org на условиях анонимности один из участников судебного процесса. – Если бы они захотели прийти, они могли бы обратиться в суд, и, естественно, им бы разрешили участвовать».

Вместо того чтобы дать возможность выжившим в теракте людям свидетельствовать лично, обвинители пригласили представителей Государственного комитета по туризму в качестве потерпевшей стороны.

Журналистам также не разрешили присутствовать на процессе, вынуждая их использовать просочившуюся информацию и конфиденциальные источники, чтобы понять, что происходит за закрытыми дверями.

Один из свидетелей, присутствовавших в зале суда, рассказал Eurasianet.org на условии строгой анонимности о наиболее ярких эпизодах судебного процесса.

Вот версия, представленная стороной обвинения:

За несколько дней до теракта Абдусамадов якобы отправился на север Таджикистана, чтобы выбрать потенциальных жертв. Во время поездки Абдусамадов, который никогда ранее не бывал в этой части страны, якобы обнаружил, что этот регион посещают не так много иностранных туристов.

В своих показаниях в суде Абдусамадов рассказал, что получал указания от Носирхуджи Убайдова – наставника, который сам себя называет Кори Носир.

«[Абдусамадов] открытым текстом сказал, что, согласно инструкциям, они не должны трогать граждан Таджикистана, они должны убивать иностранных граждан», – сказал Eurasianet.org источник в суде.

Решив, что на севере нечего ловить, Абдусамадов обратил свое внимание на юг. Утром 29 июля он и четыре его сообщника наткнулись на своих жертв, когда они покинули город Восе и двинулись в направлении Душанбе.

Пятеро мужчин последовали за семью велосипедистами в село Себистон в Дангаринском районе. Аслиддин Юсуфов был за рулем. После того как они сбили туристов, Маджидов и Сафаров выскочили из машины с оружием и добили лежащих на земле велосипедистов. Покидая место преступления, они еще раз наехали по крайней мере на одну из жертв.

Взяв курс на юг, группа добралась до деревни Тумбулок, где они решили разделиться, чтобы не вызывать подозрений. Вечером 29 июля Абдусамадов был арестован в Тумбулоке. Находившийся рядом с ним Аслиддин Юсуфов был убит правительственными силами.

Трое других – Джафариддин Юсуфов, Маджидов и Сафаров – направились дальше на юг, в пустынный каньон между Дангарой и Афганистаном. В суде Абдусамадов сказал, что они все планировали бежать в Афганистан. Представители власти говорят, что вооруженная холодным оружием группа была обнаружена в деревне Осмондара, где и была уничтожена при попытке оказать сопротивление при аресте.

Именно с этого момента версия властей вызывает много вопросов.

Журналисты из телевизионной новостной программы Нидерландов Nieuwsuur съездили в Осмондару и поговорили с местными жителями, которые рассказали им другой вариант развития событий.

После полудня 30 июля Зариф Болтаев ехал на лошади собирать урожай фисташек. Болтаев рассказал Nieuwsuur, что около двух или трех часов дня он заметил трех мужчин, направлявшихся к горам у границы Пянджского района, который лежит по другую сторону реки от Афганистана. Была объявлена тревога по поводу находившейся в бегах группы преступников, поэтому появление этих мужчин вызвало подозрение, и Болтаев решил следовать за ними. Он сказал, что ждал до тех пор, пока они не покинули своего убежища на холмах в поисках питья.

«Я подошел к ним и спросил, откуда они приехали и куда направляются. Один из них спросил, далеко ли до [города] Пянджа. Другой сказал, что он из Дангары», – сказал Болтаев журналистам Nieuwsuur.

Этого было достаточно для того, чтобы Болтаев убедился в своей правоте и вызвал полицию.

Но Болтаев и другие жители Осмондары настаивают на том, что мужчины были захвачены живыми, хотя один из них, судя по всему, был ранен в ногу при попытке бежать.

В вечерних новостях 31 июля государственный телеканал показал фотографии тел четырех убитых мужчин, лежащих рядом на каком-то поле. Продемонстрированные фотографии были не столько ужасающими, сколько странными, так как один из мужчин был убит в нескольких часах езды от того места, где, как сообщается, погибли остальные.

В ожидании судьи

Судебный процесс над Абдусамадовым, по-видимому, был организован таким образом, чтобы скрыть как можно больше информации от общественности. Слушания должны были проходить в суде, но вместо этого они состоялись в следственном изоляторе при Министерстве юстиции. Представители власти утверждали, что место было выбрано из соображений безопасности.

Защитники подсудимого, среди которых были частные и назначенные государством адвокаты, практически никогда не знали, что их ждет завтра. Только в конце дня судья сообщал, состоится ли слушанье на следующий день.

«Мы планировали каждый день исходя из того, что сказал судья. Затем мы приходили и ждали, когда прибудет судья. Он мог приехать в 10 часов утра или после полудня, но мы ждали его с 9 утра», – сказал источник Eurasianet.org, присутствовавший в зале суда.

Слушания обычно продолжались около двух часов.

Каждый обвиняемый дважды подвергался перекрестному допросу. Но Абдусамадову, который, казалось, еще больше исхудал с момента ареста, задавали вопросы каждый день, и он сообщал неожиданные подробности. Оказалось, что он учился в школе на отлично и хорошо владеет английским и русским языками.

После окончания учебы Абдусамадов отправился в Россию на заработки, как и многие сотни тысяч его соотечественников.

На протяжении всего судебного разбирательства Абдусамадов попеременно принимал позы, которые выражали раздражение и откровенное неповиновение.

«Хусейн [Абдусамадов] все время сидел с опущенной головой. Даже когда они задавали ему вопросы, он отказался встать. Охранники заставляли его вставать», – сказал источник, присутствовавший в зале суда.

На одном из перекрестных допросов он заявил суду, что ни о чем не сожалеет и гордится содеянным. Его мать, которая раза два была допущена в зал заседаний, тщетно умоляла его отказаться от своих слов и попросить прощения.

Абдусамадов был приговорен к пожизненному заключению.

Еще 13 обвиняемых были приговорены к тюремному заключению сроком от одного до 16 лет. Единственная женщина среди них, Бахринизо Хайдарова, получила один год условно благодаря тому, что является матерью двухлетнего ребенка.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

10.12.2018 13:15

Правопорядок

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Максим Курманбекович Бакиев

Бакиев Максим Курманбекович

Экс-руководитель Центрального агентства КР по развитию, инвестициям и инновациям

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
966 789

граждан Таджикистана находятся на территории России

«

Март 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31