90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Лаврова впервые за долгое время вынудили ответить о двойных гражданах с Туркменией

11.12.2018 17:01

Общество

Лаврова впервые за долгое время вынудили ответить о двойных гражданах с Туркменией

7 декабря глава МИД России Сергей Лавров впервые за долгое время прокомментировал ситуацию с лицами, имеющими двойное российско-туркменское гражданство. Более того — он ответил на вопрос о судьбе бывшего министра иностранных дел Туркменистана Бориса Шихмурадова, в конце 2002 года приговоренного к пожизненному сроку за якобы организованное покушение на жизнь первого президента страны Сапамурата Ниязова. Ясности в высказываниях Лаврова мало, а смысл их, как и во все минувшие годы, сводится к одному: не стоит волноваться, все будет хорошо.

В 1993 году было заключено межгосударственное соглашение, позволявшее гражданам Туркменистана, не покидая страны, получать гражданство России по трем основаниям. Во-первых, «двойными гражданами» признавались те, кто родился на территории, ныне относящейся к Российской Федерации. Во-вторых, те, чьи предки по прямой восходящей линии (мать, отец, дед, бабушка) родились на российской земле. И наконец, человек мог просто подать прошение на имя президента России, чтобы вопрос о его гражданстве решили в индивидуальном порядке. Последний метод стал самым популярным: мало кто мог с легкостью достать документы о том, что его дедушка в 1910 году родился под Воронежем.

На протяжении десяти лет Россия продолжала выдавать паспорта гражданам Туркменистана, ощущающим связь с исторической родиной. Вместе с российским удостоверением личности человек получал возможность без визы приезжать в Россию и во все страны, с которыми у нее установлен соответствующий режим. Также владелец второго паспорта мог лечиться и учиться в России на правах гражданина, а не иностранца. Наконец, в какой-то степени «туркменские россияне» могли рассчитывать на защиту «второй родины» в случае нарушения своих прав, которое по мере усиления культа личности Сапармурата Ниязова (Туркменбаши) становилось все более вероятным. Хотя эта надежда, как мы увидим ниже, оказалась эфемерной.

В 2003 году Сапармурат Ниязов и президент России Владимир Путин подписали в Москве протокол, аннулирующий соглашение 1993 года. Вероятно, Путину этот протокол показался маловажным — он заявил, что «кто хотел, тот уехал». Президент полагал, что российские паспорта в течение десяти лет получали лишь те, кто планировал эмигрировать в Россию. К тому моменту, когда протокол должна была ратифицировать Государственная дума, российская сторона уже разобралась во всех тонкостях ситуации. Ратификация не состоялась, и Россия продолжила считать соглашение о двойном гражданстве действующим. Однако Меджлис (парламент) Туркменистана оперативно утвердил протокол, фактически в одностороннем порядке расторгнув соглашение о двойном гражданстве.

В ходе долгих переговоров был достигнут консенсус: Туркменистан согласился считать, что отмена соглашения не имеет обратной силы. То есть все, кто получил российское гражданство до 2003 года, по-прежнему оставались гражданами сразу двух стран. При этом российское посольство до 2015 года продолжало присваивать гражданство новым людям, и их статус, с точки зрения туркменских властей, оказывался весьма шатким. Особенно после 2008 года, когда в Туркменистане была принята новая Конституция, прямым текстом запрещающая гражданам страны иметь второе гражданство.

На протяжении следующих пяти лет «туркменские россияне» просто не афишировали свои российские паспорта. Но в 2013 году их положение существенно ухудшилось. Власти Туркменистана признали недействующими загранпаспорта, выданные до 2008 года. А получить новые биометрические лица с двойным гражданством не могли. Им говорили, что для этого необходимо отказаться от российского паспорта. Если раньше бипатриды могли пользоваться старыми паспортами, то с 10 июля 2013 года покинуть страну можно было только по новому документу. Иными словами, «туркменские россияне» могли в одночасье стать невыездными.

Эта проблема привлекла внимание российских властей. Туркменистан посетил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, вопрос обсудили по телефону президенты Путин и Гурбангулы Бердымухамедов. В результате тем, кто получил российское гражданство до 2003 года, незадолго до 10 июля начали выдавать новые паспорта. А вот вопрос с теми, кто стал россиянами после 2003 года, остался нерешенным. Как тогда казалось — лишь ненадолго, пока не пройдут новые переговоры.

На практике эти люди остаются невыездными до сих пор. Не помог даже Договор о стратегическом партнерстве между Россией и Туркменистаном, заключенный в 2017 году и ратифицированный Госдумой в июне 2018 года. Хотя в этом документе говорится, в частности: «Каждая из Сторон защищает права своих граждан, проживающих на территории другой Стороны, и оказывает им поддержку в соответствии с заключенными между ними международными договорами, а также общепризнанными принципами и нормами международного права».

И вот 7 декабря на пресс-конференции в Милане Сергею Лаврову задали вопрос о судьбе тех граждан России, которые получили этот статус в Туркменистане после 2003 года. Министр ответил: «После того как наше Соглашение о двойном гражданстве было денонсировано, мы с туркменскими коллегами занимаемся этим вопросом на регулярной основе. Как я понимаю, речь идет о достаточно небольшой группе лиц, которые не успели решить свои вопросы до денонсации Соглашения. Туркменские партнеры заверили нас на самом высоком уровне, что они эти вопросы решат». Он подчеркнул, что Россия ожидает конкретной информации по этому вопросу в самое ближайшее время.

После этого Лаврову задали еще более острый вопрос. Правозащитники, обеспокоенные судьбой бывшего министра иностранных дел Туркменистана Бориса Шихмурадова, поинтересовались — известно ли Лаврову о его судьбе. В 2002 году он был приговорен к пожизненному сроку якобы за организацию покушения на Ниязова. Сам Шихмурадов до ареста категорически отрицал свою вину и говорил, что его преследуют лишь за переход в оппозицию. Ну а после ареста туркменское национальное телевидение показало Шихмурадова, который, будучи в странном состоянии, признавался в намерении убить Туркменбаши. Правозащитники и международные наблюдатели, которые видели эту запись, уверены, что Шихмурадов был «накачан» сильнодействующими психотропными препаратами. С тех пор о Шихмурадове, как и о многих других политических заключенных в Туркменистане, ничего неизвестно. Узнать о том, где они находятся и живы ли они, пытается международная правозащитная кампания «Покажите их живыми».

Так вот, на миланской пресс-конференции Лаврову напомнили, что Шихмурадов имел российское гражданство. Более того, после «покушения» он был якобы лишен гражданства Туркменистана. Таким образом, сейчас речь идет о гражданине исключительно России, права которого очевидным образом были нарушены. На этот вопрос, как и на предыдущий, министр ответил довольно рассеянно. Он заявил: «Я не слышал о том, что Шихмурадова лишили гражданства, но я наведу справки и уточню».

Ответы Лаврова оказались настолько сдержанными, что соответствующее сообщение российского агентства «Интерфакс» (правда, без упоминания Шихмурадова) перепечатало туркменское проправительственное издание InfoAbad. Обычно туркменские официальные СМИ не уделяют внимания столь острым темам. Можно ли это расценивать как шаг туркменских властей навстречу «двойным гражданам»?

Мы обратились за комментарием к политологу, эксперту по Центральной Азии Аркадию Дубнову. Он подтвердил, что положение граждан России, признанных таковыми до 2003 года, действительно не вызывает опасений. Что же касается тех, кто получил гражданство позже, то этот вопрос остается «зависшим». «Работа еще не завершена, о чем и сказал Лавров, — впрочем, не уходя в подробности о том, что эту проблему обсуждали на самом высоком уровне, во время встречи Путина и Бердымухамедова», — заявил эксперт.

Касательно Шихмурадова Дубнов уточнил, что, по его сведениям, опальный экс-министр вообще никогда не имел туркменского гражданства. «Шихмурадов не стал после распада СССР брать туркменское гражданство, сохраняя советский паспорт. Его российское гражданство было в свое время подтверждено МИДом РФ», — пояснил политолог. Он подчеркнул, что без ответа остался главный вопрос — жив ли Шихмурадов. «Лично мне известно, что Москва делала запросы на этот счет туркменским властям, но они оставались безответными», — добавил он. Эксперт заключил: «Таким образом, мы имеем дело с ситуацией, когда страна, считающаяся вполне цивилизованной, член СНГ, имеющая полноценные дипотношения с Россией, представляется средневековой и бесчеловечной, поскольку о судьбе десятков людей, обвиненных в подготовке этого так называемого покушения, почти 16 лет ничего не известно».

Отметим также, что позиция России в этой ситуации также выглядит не особенно красиво. Ведь речь идет не только о многих гражданах, чье право на свободу передвижения нарушено из-за отказа в выдаче паспортов. Государство не смогло вступиться даже за гражданина, пострадавшего от нарушения гораздо более серьезных прав, — на справедливое судебное разбирательство, на защиту от пыток, на свободу и, возможно, на жизнь.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://www.fergana.agency/articles/103417/

11.12.2018 17:01

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Дни рождения:

45%

рост количества погибших в ДТП в Кыргызстане за 10 лет

«

Июнь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30