90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан: Политическая сфера в 2019 году

07.01.2019 13:02

Политика

Казахстан: Политическая сфера в 2019 году

Прогнозирование событий неблагодарное дело. Прежде всего потому, что прогнозист мыслит в категориях «должного», а политик принимает решение в ситуации «возможного». Поэтому реальное развитие событий зачастую не совпадает с идеальными представлениями о лучшем (должном) варианте развития событий. К тому же в реальности борьба проектов ведёт к постоянным изменениям самих программ действий, и реальный результат подчас далеко отстоит от изначально провозглашаемых параметров. Главное – чтобы он лежал на пути к генеральным целям. В этом плане, прогнозы нужны как представления о рамках принятия решений, и соотношении факторов, влияющих на выбор приоритетов.

Так уж повелось с момента распада Советского Союза, что казахское руководство вынуждено работать в рамке преодоления кризиса, при исключительной ответственности власти за результат. Но одно дело, когда руководство и народ понимают, что страна находится в кризисе. Тогда и власть, и народ делают все, чтобы выйти из этой ситуации. Если бы в Казахстане дело обстояло именно так, то это была бы наиболее благоприятная для реализации прорывных проектов ситуация.

Другое дело, когда внизу понимают, что ситуация катастрофическая и все может кончиться плохо, а наверху успокаивают, и формируют благостную картинку надежд. Перед любым обвальным кризисом у народа складывается четкое понимание катастрофы, а наверху утверждают, что в стране т.н. «устойчивое развитие». Это ситуация, близкая современной Европе. В Казахстане же власть осознает глубину кризиса и проблемы страны, но также понимает, что нужно поддерживать дух народа и надежды на лучшие перемены. Именно это разделяет информационную сферу на пропагандистов «устойчивого развития», и предсказателей «ближайшей катастрофы». Непримиримая, «чёрно-белая» картина происходящего имеет мало общего с реальной ситуацией, но задает тональность информационным битвам.

Ближе всего описанию ситуации Казахстана, а также ближайших соседей, такое положение вещей, когда наверху четко осознают масштабы кризиса, а народ остается равнодушным и заявляет, что это проблема исключительно власти. Утверждается, что сама власть довела до такого положения, коррупция поглотила всё и т.п. Следует подчеркнуть, что это пока не самый худший вариант, при котором и наверху, и внизу не осознают, что с ними происходит; ведь в последнем случае это канун гибели и исчезновения данного типа социального образования. При варианте для Казахстана осознание кризиса властью, при выжидательной позиции внизу, делает неизбежными определенные действия, включая проекты в политической сфере, инициатором которых выступают исключительно верхи.

Сначала экономика, потом политика – такова была установка в казахских реалиях, в целом оправдавшая себя в течение пары десятилетий. Однако теперь цикл завершается, и нужны политические изменения, без чего Казахстан не выйдет на путь прорыва во всех сферах, ибо для этого нужна энергия массы людей. Устойчивого развития не бывает, поскольку развитие, по определению, нарушает стабильность прежнего положения вещей. Поэтому власть ищет варианты получения действительно массовой, а не только риторической, поддержки амбициозных планов прорыва Казахстана в число 30-ти развитых стран мира, но при этом стремится сохранить стабильность политической системы. Однако прежняя стабильность стала сдерживающим фактором. Отсюда повелительная необходимость изменения политической системы, что только и позволит сохранить ее как новую и одновременно стабильную.

В основном дизайн политических структур, определяющих переход страны к новому качеству, на данный момент завершен. В этом контексте необходимо рассматривать расширение полномочий парламента, формирование нового баланса между Администрацией президента, правительством и парламентом страны. Принятый в 2018 г. закон «О Совете безопасности Республики Казахстан» повышает роль СБ в качестве конституционного органа, и является элементом, создающим новую точку политической стабильности, и новые возможности для быстрых перемен в политической сфере.

Если попытаться реконструировать критерии успешности проекта власти, то они сводятся, во-первых, к сохранению единства общества, во-вторых, к конструктивной активизации части общества, и прежде всего, молодежи, и в-третьих, к сохранению у руководства выбора вариантов решений в условиях усиления санкций и противостояния в мире.

Обострение отношений между США и Россией/Китаем создает предпосылки для усиления региональной интеграции. При этом, как показали дискуссии в ЕАЭС в 2018 году, Казахстан постарается сохранить самостоятельность в принятии решений и защитить свою экономику. Поэтому степень интеграции будет в той мере, в какой это позволит Казахстану – стране сырьевого экспорта, цены на который формируются в долларах – сохранить ровные отношения со всеми крупными мировыми игроками. При этом алармистские опасения от воздействия санкций на российскую экономику и рикошетное влияние на казахскую, вряд ли реализуются.

Постоянным фактором будет оставаться в течение года чувствительный уровень социального недовольства на фоне инфляционных ожиданий населения. Рост цен на продукты питания и жизненно необходимые товары может девальвировать правительственные шаги по повышению зарплат, в том числе в стратегических секторах: металлургия и нефтяная отрасль. Это отразится на общем росте скрытого недовольства в стране. Снижение реальных доходов создает такую ситуацию, когда руководство страны имеет суженые возможности действий в политической сфере. По крайней мере, дальнейший политический разогрев и усиление противостояния групп с кристаллизацией различных интересов, в такой ситуации противопоказан. Но именно это может происходить в период выборов.

В Казахстане сформирован общественный запрос на прозрачность и подотчетность госорганов, и ожидания в этом направлении, как показывают различные исследования, растут. Процесс политической модернизации в 2019 году должен коснуться усиления роли общественных советов как институтов участия общественности в выработке курса государственного управления. Гражданский альянс Казахстана видоизменит свои функции. Предположительно, именно эта структура станет координировать общественно полезную, а не политическую, деятельность большинства НПО. Цель здесь вполне прозаичная, хотя и масштабная: выработать эффективный механизм взаимодействия государства и общества, и воспрепятствовать любым попыткам мобилизации общественной активности и перевода ее из критики в направлении противостояния с властью. При этом некоторая степень самостоятельности общественных структур возрастает, что и нужно разным значительным слоям общества.

Речь прежде всего о молодежи. Объявление Года молодежи, конечно, не решает вопроса коренных перемен в государственной политике по данному направлению. Но надо понимать, что широких возможностей по формированию социальных лифтов для молодых людей, и реформированию образовательно-культурной системы у государства сейчас нет. Следовательно, будут определены иные приоритеты, лежащие в сфере национально-культурного и языкового самосознания. Преодоление эффекта раскола общества по основаниям оценки исторических событий и периодов, например, советского этапа развития Казахстана, а также противопоставления этнических и языковых общностей и групп в стране, станет насущной задачей политики в этом направлении. С учетом параллельного культивирования политики межнационального единства и согласия, идеологическое противостояние групп в обществе является контрпродуктивной стратегией.

Относительно общества в целом, и особенно молодежи, следует заметить, что предотвратить импорт и распространение идей радикального ислама лишь силовыми методами и запретами, а также очерчиванием границ толкования религиозных догм вряд ли удастся. В 2019 году напрашивается пересмотр системы обеспечения новой политики безопасности в этой сфере.

Состояние общества показывает необходимость вдохнуть новую жизнь в партии и общественные организации. Но возвращение в политический процесс ряда партий, например, партии «Бірлік», или продвижение в политическое поле партии «Ауыл» и т.п. проекты имеют смысл в случае электоральной перспективы. Так что досрочные выборы напрашиваются.

Одним из основных прогнозов аналитиков и экспертов на 2019 год является предсказание досрочных выборов, либо президента, либо парламента. При этом указывают на организационные и иные меры, принимаемые в последнее время. Предоставленный властью пакет социальных преференций имеет краткосрочное целевое назначение. Вся событийная повестка ориентирована на максимальный охват базовых электоральных групп. В активном режиме проводится работа избирательных комиссий: в регионах формируются участковые избиркомы, идет сверка списков избирателей и т.д.

Представляется, что в действительности имеется три варианта, расположенные по приоритетам:

1) Сторонники варианта досрочных парламентских выборов утверждают, что мандат доверия сейчас нужен прежде всего парламенту.

Досрочные, за два года до истечения мандата, выборы в парламент позволяют решить два вопроса. Канализировать политическую и общественную активность, сложить другую конфигурацию партий в парламенте, избежав системной работы оппозиции. А также не проводить выборы в ситуации 2021 года, когда общий мировой кризис коснется Казахстана в той мере, что сохранить единство общества будет весьма непросто. Проведение досрочных парламентских выборов позволяет изменить всю политическую структуру: парламент с другой конфигурацией партий, кабинет министров, далее поменять маслихаты. Тогда 2019 год станет годом преобразования политических структур для новой конфигурации властных полномочий, которые запускаются после выборов президента в 2020 году.   

2) Другой вариант - выборы пройдут в конституционные обозначенные сроки.

Досрочные выборы в Казахстане проходили едва ли не чаще, чем обычные. Но в условиях установившейся конфигурации власти, мандат доверия Н. Назарбаеву уже не нужен, а вот новой политике – да. В условиях нарастающих проблем в экономике и обществе проводить выборы рискованно. Ничто не препятствует Н. Назарбаеву исполнять обязанности президента до 2020 года, когда и можно будет задействовать проект новой конфигурации политической системы с ведущей позицией главы Совета безопасности.  

3) Сторонники варианта досрочных выборов президента убеждают в необходимости для Назарбаева получения мандата доверия.

В пользу этого варианта говорит тот факт, что действующий президент может спокойно пересесть в кресло пожизненного председателя Совета безопасности, который будет стоять выше президента. Следовательно, он может передать президентские полномочия следующему президенту. Вот только почему это надо делать именно в 2019 году, и как это поможет в сохранении единства общества, на это не отвечают.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

07.01.2019 13:02

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Урмат Абдилашимовна Аманбаева

Аманбаева Урмат Абдилашимовна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
2 029 945

граждан Узбекистана находятся на территории России

«

Январь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31