90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Надежды от реформ руководства Узбекистана пока не оправдались, - Human Rights Watch

18.01.2019 17:15

Политика

Надежды от реформ руководства Узбекистана пока не оправдались, - Human Rights Watch

Шавкат Мирзиёев, который вступил во власть после долголетнего правления Узбекистаном первого президента Ислама Каримова, предпринял обнадеживающие шаги по реформированию ситуации в стране, где нарушаются права человека. 

С этих слов начинается раздел посвящённый Узбекистану отчета правозащитной организации Хьюман Райтс Вотч (HRW) о состоянии дел в Узбекистане, опубликованный 17 января 2018 года. 

В своем отчете HRW заявила, в Узбекистане Шавкат Мирзияев, вступивший в третий год своего президентского срока, предпринял ряд обнадеживающих шагов в направлении реформ. Были освобождены содержавшиеся под стражей журналист и политзаключенные, отбывавшие длительные сроки, улучшилась обстановка для независимых СМИ, отмечались усилия правительства по искоренению принудительного труда в хлопководстве. 

Однако, по мнению Human Rights Watch, в целом власть в Узбекистане оставалась авторитарной, и целый ряд многообещающих реформ еще ждет своей реализации. Силовые структуры сохраняли свои широкие полномочия, свободные выборы и политический плюрализм остаются перспективой далекого будущего, тысячи людей продолжают отбывать тюремные сроки по политически мотивированным делам.

Ситуация со свободой слова и СМИ при Мирзиёеве улучшилась, но ограничения сохраняются, - Human Rights Watch

Президент призывает СМИ открыто говорить об острых социальных проблемах. Однако значительная часть СМИ оставалась под контролем государства, а цензура по-прежнему является нормой, отмечается в новом докладе правозащитной организации Human Rights Watch, опубликованным 17 января.

Спустя два года после прихода к власти на смену умершему Исламу Каримову, президент Шавкат Мирзиёев продолжил предпринимать обещающие шаги по улучшению удручающей ситуации с правами человека. В 2018 г. были освобождены содержавшиеся под стражей журналист и политзаключенные, отбывавшие длительные сроки, медийное пространство становилось заметно оживленее, были отмечены усилия правительства по искоренению принудительного труда в хлопководстве, и несколько случаев, когда местные должностные лица после резонанса в интернете были привлечены к ответственности за произвол или факты коррупции.

В то же время, правительство Узбекистана оставалось авторитарным и целый ряд многообещающих реформ еще остается не реализованным. Силовые структуры во многом сохраняют свои широкие полномочия, свободные выборы и политический плюрализм остаются перспективой далекого будущего, тысячи людей продолжают отбывать тюремные сроки по политически мотивированным делам.

С сентября 2016 г. из мест лишения свободы были освобождены около 40 человек, осужденных по политически мотивированным делам, отмечается в докладе.

Освобождение этих людей давало надежду на то, что правительство Узбекистана на пути реформ, однако власти не обеспечили им ни возможностей юридической реабилитации, включая отмену незаконных приговоров, ни доступа к надлежащему медицинскому обслуживанию и лечению. Правозащитники также призывали правительство внести поправки в статьи уголовного кодекса, касающиеся экстремизма, которые широко используются для преследования инакомыслящих (159, 216, 244-1 и 244-2), и привести их в соответствие с международными обязательствами Узбекистана в области прав человека.

В марте официальные лица Узбекистана заверяли Хьюман Райтс Вотч, что отказались от использования статьи 221 УК РУз (нарушение правил внутреннего [тюремного] распорядка) для произвольного добавления политзаключенным срока лишения свободы. Утверждалось также, что из колоний были освобождены сотни «независимых» мусульман (то есть те, чья религиозная практика выходит за установленные государством жесткие рамки), однако подтвердить это пока не представляется возможным, поскольку не обнародован список всех лиц, отбывающих наказание по делам о преступлениях экстремистской направленности.

В марте президент Мирзиёев своим указом передал ряд вопросов из компетенции Службы национальной безопасности, преобразованной в Службу государственной безопасности, в ведение Министерства внутренних дел и Министерства обороны. Этому предшествовала отставка в январе одного из самых влиятельных должностных лиц Узбекистана Рустама Иноятова, возглавлявшего службу госбезопасности с 1995 г.

В мае на суде, открытом для журналистов и правозащитников, к наказанию, не связанному с лишением свободы, был приговорен независимый журналист Бобомурод Абдуллаев. Он был арестован в сентябре 2017 г. по делу о посягательстве на конституционный строй и, как он сам утверждает, в предварительном заключении он подвергался пыткам. Этот суд стал прецедентным с точки зрения открытости, однако власти так и не расследовали заслуживающие доверия заявления Абдуллаева о жестоких пытках. Он также сообщал, что впоследствии несколько раз замечал за собой слежку со стороны спецслужб.

За решеткой остаются еще тысячи человек, осужденных по политически мотивированным делам, говорят авторы доклада.

В июне несколько сотрудников госбезопасности были приговорены по делу о смерти от пыток в 2015 г. задержанного предпринимателя из Бухары Ильхома Ибодова.

Ситуация со свободой слова и СМИ при Мирзиёеве улучшилась, но ограничения сохраняются. В условиях, когда 56% населения составляют люди моложе 30 лет и все большее число граждан пользуется мобильным интернетом, и узбекоязычные, и русскоязычные информационные ресурсы переживают подъем и заметно меняются. Президент призывает СМИ открыто говорить об острых социальных проблемах. Некоторые журналисты стали писать на чувствительные темы, которые прежде были табуированы, в том числе о принудительном труде и коррупции.

Однако значительная часть СМИ оставалась под контролем государства, а цензура по-прежнему является нормой. Не будучи уверенными в том, где именно проходит граница дозволенного, журналисты практикуют самоцензуру. Сохраняется блокировка многих интернет-ресурсов, в июне – июле некоторое время были недоступны несколько новых онлайн изданий, таких как kun.uz, xabar.uz и qalampir.uz. В августе – ноябре периодически блокировались YouTube и Facebook.

Власти слегка ослабили ограничения на проведение скромных мирных демонстраций. Но несколько участников небольших митингов, которые проходили возле резиденции президента или у здания Генеральной прокуратуры, были задержаны. В июле группа из 30 женщин была задержана возле резиденции президента во время мирной акции протеста. Шесть из 30 были обвинены в «хулиганстве» и задержаны на срок до десяти дней.

Хьюман Райтс Вотч имела возможность свободно посещать страну и проводить исследования, однако регистрацию так и не получила, поскольку решение Верховного суда от 2011 г. оставалось в силе. Правозащитники призывали правительство отменить это решение.

Принудительный труд в хлопковом секторе в 2018 г. оставался широко распространенным. Правительством принимались меры по обеспечению выполнения общественного указа, запрещающего принудительную мобилизацию работников бюджетной сферы, включая педагогов и медиков.

В октябре президент Мирзиёев отправил в отставку вице-премьера Зойира Мирзаева.

Поводом послужила рспространенная по соцсетям фотография местных чиновников и фермеров, которые, по всей вероятности, были вынуждены стоять по колено в холодной воде оросительной канавы. В присутствии Мирзаева, начальник таким образом решил наказать мужчин за плохие показатели сбора урожая, тем самым вызвав в соцсетях гнев общественности. Как сообщил «Радио Свобода» очевидец событий, начальник в оскорбительной форме сказал провинившимся, что, если те не в состоянии обеспечить полив пшеничного поля, тогда он их самих польет, после чего на полчаса загнал в арык с водой. В Facebook развернулась кампания, в рамках которой пользователи фотографировались в арыках, чтобы привлечь внимание к произволу. Через несколько недель после отставки, Мирзаев был назначен на более низкую должность главы одного из районов Джизакской области.

Чиновники различного уровня продолжали отправлять на сбор хлопка бюджетников, студентов и работников частных предприятий под угрозой наказания или увольнения. В некоторых регионах, как например в Хорезмской области, бюджетников принуждали подписывать обязательство собрать минимальную норму.

Международная организация труда, по заключению которой на сбор урожая 2017 г. было принудительно привлечено свыше 300 тыс. человек, продолжала мониторинг ситуации на хлопковых полях Узбекистана. При этом из мониторинговых групп были выведены представители проправительственной федерации профсоюзов, участие которых в прошлом давало основания сомневаться в независимости наблюдений.

В феврале спецдокладчик ООН по вопросу о свободе религии или убеждений Ахмед Шахид обнародовал доклад по итогам посещения Узбекистана, в котором выразил обеспокоенность в связи с ограничениями на свободу религии и «чрезмерно активным наблюдением» за любой религиозной практикой, приводящим к надуманным обвинениям в терроризме. Он призвал правительство существенно пересмотреть закон о религии 1998 г., сделать регистрацию религиозных организаций необязательной, «уважать свободу родителей и законных опекунов обеспечивать религиозное воспитание свои детям» и пересмотреть произвольные приговоры к лишению свободы предполагаемых «религиозных экстремистов». После выхода доклада правительство разработало дорожную карту по выполнению его рекомендаций.

В мае ситуация в Узбекистане в третий раз рассматривалась Советом ООН по правам человека в рамках универсального периодического обзора. Несколько делегаций призвали Ташкент освободить лиц, несправедливо лишенных свободы, приступить к решению проблемы пыток и недозволенного обращения в местах досудебного содержания под стражей и привести уголовный кодекс в соответствие с международными стандартами, отменив, в частности, уголовную ответственность за половые отношения между мужчинами по взаимному согласию.

В июле Госдепартамент США в своем докладе о торговле людьми повысил уровень Узбекистана с третьего до второго, отметив усилия правительства по борьбе с принудительным и детским трудом в хлопководстве. Что касается свободы религии, то Госдепартамент, несмотря на возражения Комиссии по свободе вероисповедания в странах мира Конгресса США, впервые за двенадцать лет исключил Узбекистан из списка «стран, вызывающих особую обеспокоенность» [куда входят государства систематически и длительно нарушающие религиозные свободы], оставив его в списке специального наблюдения.

Официальные лица Узбекистана выразили готовность в 2018 г. или в начале 2019 г. направить приглашение посетить страну спецдокладчику ООН по вопросу о независимости судей и адвокатов, на момент подготовки данного обзора сроки посещения еще не были определены. Без ответа оставались и запросы на посещение страны от еще 12 тематических механизмов ООН, включая спецдокладчика по пыткам.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://ca-news.org/news:1490979

18.01.2019 17:15

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Эгемберди Эрматович Эрматов

Эрматов Эгемберди Эрматович

Председатель госкомиссии по Госязыку

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
30,6%

уровень бедности населения Кыргызстана

«

Апрель 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30