90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Как миграция культивирует иждивенчество в Киргизии

20.01.2019 13:02

Общество

Как миграция культивирует иждивенчество в Киргизии

В Киргизии от денежных переводов мигрантов серьезно зависит не только качество жизни оставшихся в стране людей, но и экономика страны в целом. Поскольку в черном списке невъездных в Россию оказалось довольно много граждан Кыргызстана, на работу за границу вынуждены отправляться не только мужчины, но и женщины с несовершеннолетними детьми. Такие выводы содержатся в Расширенном миграционном профиле, который в конце декабря выпустил Национальный институт стратегических исследований Киргизии.

Документ, в котором обозначены основные тенденции миграционных процессов в стране, охватывает период с 2015 по 2018 год.

Создатели исследования сообщают, в частности, что к началу 2017 года население страны составляло 6 миллионов 140 тысяч человек. Треть из них (33,8%) проживала в городских поселениях, а две трети (66,2%) — в сельских. При этом уровень абсолютной бедности (когда текущих денежных доходов не хватает для удовлетворения основных потребностей человека или семьи. — Прим. «Ферганы») в 2016 году составил 25,6%.

Киргизия по-прежнему остается страной происхождения мигрантов, то есть активным источником, поставляющим людей на международный трудовой рынок. Это связано с тем, что в государстве наблюдается спад производства, низкий уровень зарплат, бедность и избыток трудовых ресурсов. Например, на одно вакантное место здесь претендует в среднем более 11 человек. Ввиду всех этих факторов основным «выталкивающим» мотивом для миграции остается экономический — проще говоря, нехватка средств к существованию. Вхождение Киргизии в ЕАЭС также повлияло на увеличение количества мигрантов с 526 тысяч человек в 2014 году до примерно 665 тысяч в 2017-м.

Заразились голландской болезнью

Авторы документа отмечают, что экономика страны по-прежнему уязвима «перед внешними шоками». Это объясняется ее зависимостью от золотого рудника «Кумтор» (около 10% ВВП), а также от денежных переводов мигрантов (примерно 30% ВВП в 2011–2015 годах и 32,8% — в 2017 году). Так как большая часть переводов поступает из России, то именно от нее в первую очередь оказывается зависима Киргизия как экономически, так и политически.

Важность денежных переводов от мигрантов для Киргизии трудно переоценить. Макроэкономическая их значимость уже сопоставима с экспортом. А на экономическое положение страны в целом они влияют даже больше, чем иностранные инвестиции и официальная помощь, направленная на развитие республики.

В связи с этим возникает важный вопрос: как тратятся дополнительные доходы от денежных переводов? Тут существуют два подхода. Первый, оптимистический, гласит, что переводы в основном стимулируют инвестиции и, таким образом, дают толчок развитию страны. Второй, пессимистический, утверждает, что переводы влияют в первую очередь на потребление.

Отдельным образом исследователи обращают внимание на то, что миграция меняет лицо не только экономики, но и народа в целом. И не всегда в лучшую сторону. Дело в том, что культура миграции оказывается тесно связана с культурой иждивенчества. Это особенно актуально в последние два десятилетия, когда целые семьи живут за счет денежных переводов родственников, работающих за границей.

И если в Кыргызстане в трудовой миграции пока видят только плюсы, то таджикские эксперты уже бьют тревогу. Они считают, что «денежные переводы не должны быть основным источником дохода населения», — государство обязано находить и реализовывать другие пути развития. Избыток денежных переводов способен подорвать конкурентоспособность страны благодаря явлению, похожему на «голландскую болезнь». Когда иностранная валюта занимает слишком важное место во внутреннем спросе, это может привести к чрезмерному укреплению национальной валюты. А это, в свою очередь, ведет к падению местного производства, потере им конкурентоспособности и в конечном итоге к ухудшению жизни населения.

Любопытно, что люди не очень склонны делать сбережения или инвестировать средства в какие-то перспективные проекты. Деньги тратятся, например, на организацию семейных мероприятий и торжеств, в лучшем случае — на покупку недвижимости. Это подтверждается данными, согласно которым 35% денежных переводов используются для закупки продуктов питания, 21% — для улучшения жилищных условий и лишь 8% идут на образование детей.

Таким образом, в нынешней ситуации денежные переводы рассматриваются как упущенная государством выгода — в первую очередь потому, что они не стимулируют развития экономики. Вопрос: как пустить эти деньги в экономику? Авторы документа считают, что тут помогут масштабные программы «обучения финансовой грамотности вернувшихся мигрантов, а также получателей денежных переводов». В этом случае, по их мнению, приходящие деньги будут не просто тратиться на потребление, а могут быть направлены на различные перспективные проекты, в первую очередь местные.

Кроме переводов, стимулировать развитие страны могут и сами мигранты напрямую. На родину они обычно возвращаются, имея определенные трудовые навыки, а подчас и довольно высокую трудовую квалификацию. Таким образом, рынок труда наполняется квалифицированными кадрами, которые способны решать сложные задачи, связанные с развитием страны.

Женщина ожиданий не обманет

Согласно документу мигранты, как правило, происходят из бедных семей. При этом семьи мигрантов обычно обеспечены лучше, чем среднестатистическая киргизская семья. Источником их благополучия чаще всего служат денежные переводы от кормильцев из-за границы. Переводы эти обычно составляют больше половины общего дохода таких семей. Понятно, почему отъезд за границу так популярен, — это способ заработать на жизнь себе и родным.

В опросах большинство мигрантов указывает, что они уехали, потому что их семьям нужны были деньги (55%) или из-за отсутствия возможностей для трудоустройства у себя в стране (16%). Обе этих причины, как легко догадаться, связаны между собой. Нет трудоустройства — нет и денег. Хотя и работающий человек может получать недостаточно — и вот тут многие начинают думать о трудовой миграции.

В гендерном плане миграция из Киргизии демонстрирует некоторую специфику. Бывает, что, выбирая, кого отправить на работу за границу, семья решает делегировать туда женщину. Муж при этом остается дома. Почему? Считается, что слабый пол более надежен и предсказуем и переправляет домой больше денег. Таким образом, меняется традиционная гендерная роль женщины — с хранительницы очага на кормилицу. В прежние времена, например, старшее поколение не ждало помощи от дочерей, а теперь материальную поддержку родителям оказывают ни много ни мало 30% женщин.

Невидимые и ненужные дети

Как уже говорилось, существование черного списка невъездных в Россию граждан Киргизии вынуждает становиться трудовыми мигрантами не только мужчин, но и других членов семьи, включая женщин и несовершеннолетних детей. Это само по себе рискованно и небезопасно, однако этим проблема не исчерпывается. Те дети, которые остаются на родине, тоже оказываются под ударом. Из-за миграции в Кыргызстане выросло целое поколение детей без родителей — одного или обоих. Так как взрослые воспринимают миграцию делом небезопасным, они зачастую вынуждены оставлять своих детей на попечении родственников, соседей или знакомых. Понятно, что воспитание таких детей далеко от идеала, часто они оказываются предоставленными самим себе.

Чем больше женщин задействовано в миграционных потоках, тем больше остается на родине детей без материнского присмотра. Эти дети рискуют попасть в категорию так называемых «невидимых», могут не получить доступа к медицинскому обслуживанию и образованию, а также подвергнуться жестокому обращению и сексуальному насилию.

Сложная ситуация и с детьми, которые рождаются в стране временного пребывания мигрантов или отправляются туда вместе с родителями. Основными причинами отказа матерей-мигранток от детей в России являются отсутствие постоянного места жительства и постоянного заработка, не зарегистрированный в официальном порядке брак, незапланированная беременность или пребывание одного из родителей в заключении. Тем не менее процесс возвращения детей на родину идет, хоть и не слишком активно. Так, с 2011 года в Киргизию возвращены 85 детей.

Еще одна больная тема — обучение детей мигрантов в России. Российская система школьного образования оказалась не готова в достаточной степени к работе с такими детьми. Одна из проблем — педагоги, которые ранее не сталкивались с необходимостью учить детей, слабо владеющих русским языком. Нередко случается, что администрации школ негативно настроены по отношению к мигрантам. И, наконец, детей-приезжих иной раз недоброжелательно встречают их одноклассники.

Временные становятся постоянными

Отдельная история — страхи мигрантов. Много страхов вызывают процедуры регистрации и трудоустройства, которые служат источником разных злоупотреблений. В связи с этим исследователи рекомендуют не просто доносить до людей ту или иную информацию, но организовывать мероприятия, которые могут изменить их поведение и привычные практики.

Все больше граждан Киргизии, обжившись в России, начинают получать российское гражданство. Миграция, таким образом, из временной становится постоянной. Считается, что те, кто имеет стабильные и растущие доходы, заинтересованы во вложении своих средств в стране, где они работают, а не просто отправляют их на родину.

Что же мотивирует мигранта оставаться в стране, куда он когда-то поехал на заработки? Обычно это экономические причины: российская пенсия, пособие по рождению ребенка и материнский капитал.

От своих терпим

В самой Киргизии миграция многими воспринимается как отрицательное явление. В результате возникает негативная реакция не только на этнических русских, которые являются гражданами Киргизии, но и на киргизов, говорящих на русском языке. Нет мира и в киргизских мигрантских общинах, находящихся за рубежом. Отношения там зачастую принимают криминальный характер, чему способствует неурегулированный статус многих мигрантов, работа в теневом секторе без официального оформления и регистрации. В результате люди становятся беззащитными перед криминалом и насилием, а значительная часть преступлений оказывается в тени.

Возникающие конфликты, в том числе связанные с финансами, решаются тут либо с помощью прямого насилия, либо путем обращения к этническим ОПГ. Академия российской Генпрокуратуры провела социологическое исследование преступности среди трудящихся-мигрантов. Опросы показали, что 38% мигрантов, участвовавших в исследовании, становились жертвами преступлений, а 68% из числа пострадавших стали жертвами посягательств соотечественников, часто лично знакомых по месту жительства и работе.

Киргизы в подавляющем большинстве

Кыргызстан меняется. Эмиграция и различия в естественном воспроизводстве привели к изменению в национальном составе населения. Увеличилась доля киргизов, узбеков и других национальностей, снизилась доля русских, украинцев, белорусов, евреев, немцев и представителей других народов. По данным на конец 2016 года, самыми многочисленными национальностями в стране являются киргизы — 4 миллиона 493 тысячи человек (73,2%), узбеки — 898 тысяч человек (14,6%) и русские — 357 тысяч человек (5,8%).

Такое изменение национального состава означает, что бывшее полиэтническое государство постепенно становится государством моноэтническим, в котором большинство граждан — этнические киргизы. Это чревато изменением отношения к национальным меньшинствам. Исследователи полагают, что уже сейчас в детских садах и школах необходимы уроки социально-культурного разнообразия, чтобы воспитать чувство солидарности у представителей различных этнических групп.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://www.fergana.agency/articles/104282/

20.01.2019 13:02

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Дни рождения:

24 229

граждан Туркменистана находятся на территории России

«

Май 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31