90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Историко-культурная программа Назарбаева обнаруживает геополитический потенциал

11.02.2019 13:33

Политика

Историко-культурная программа Назарбаева обнаруживает геополитический потенциал

В конце 2018 года была опубликована программная статья президента Казахстана Нурсултана Назарбаева «Семь граней Великой степи». Если быть точным, это не совсем даже статья, а скорее стратегия, план действий на ближайшие годы. Основной пафос высказывания Назарбаева — осознание казахстанским народом своего вклада в историю и культуру окружающего мира, его влияние на мировую цивилизацию в прошлом и, как следствие, формирование роли Казахстана в обозримом будущем.

С одной стороны, появления подобной статьи ждали давно — как историки, так и казахстанское общество в целом. С другой — в ней есть некоторые неожиданные вопросы. Среди них, например, и такой: что Великая степь может дать миру сейчас и в каких формах? Может быть, вопрос этот не звучит так буквально, но, безусловно, прочитывается. И если такая проблема действительно встала перед страной, можно, пожалуй, говорить о новых амбициях Казахстана. Республика, ранее занимавшая определенное место лишь в азиатском регионе, может стать активным игроком глобального масштаба.

Но обо всем по порядку.

Обновление сознания

Для обсуждения основных положений статьи Назарбаева в посольстве Казахстана в Москве был собран круглый стол «Великая степь: историческое наследие тюрков». Помимо представителей Казахстана, в нем приняли участие ведущие российские ученые-историки и журналисты.

Сразу скажем, что название круглого стола не исчерпывает содержания президентской статьи, круг затрагиваемых в ней тем гораздо шире. Однако для обсуждения всех ее аспектов круглый стол оказался бы площадкой слишком маленькой — тут понадобилась бы междисциплинарная научно-практическая конференция. Тем не менее даже в рамках круглого стола участникам удалось сказать некоторые важные, а иной раз и неожиданные вещи.

Открыл мероприятие советник-посланник посольства Казахстана в России Ерлан Байжанов. Говоря о статье, Байжанов вспомнил Льва Гумилева с его знаменитой работой «Древняя Русь и Великая степь». Кроме того, он сказал об общей важности заявленной круглым столом темы, которая имеет прямое отношение к формированию исторических устоев в наших странах, — как в Казахстане, так и в России. Обе страны исторически являются родиной множества тюркоязычных и вообще кочевых народов. Байжанов особенно подчеркнул тот факт, что статья Назарбаева нацелена на модернизацию исторического сознания.

Вообще, тут стоит отвлечься и заметить, что «модернизация» — одно из ключевых слов, используемых Назарбаевым. Предыдущая его большая статья называлась «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Такой акцент на модернизации, конечно, неслучаен. Особенно если вспомнить, что, например, нынешнее китайское экономическое чудо начиналось с политики «Сыгэ сяньдайхуа» (четырех модернизаций). Положительные последствия этих модернизаций налицо, так что Казахстан в лице КНР имеет перед собой весьма убедительный пример.

 
Посольство Казахстана в Москве. Фото Michael Vokabre с сайта Wikipedia.org

Другой вопрос: каковы перспективы модернизации именно в Казахстане? Модернизация требует серьезной мобильности, определенной гибкости сознания, готовности воспринимать и реализовывать новое. В какой степени все эти свойства присущи современному Казахстану? Со стороны об этом можно только гадать, однако некоторые исторические предпосылки для успешных модернизаций здесь, очевидно, имеются.

Во-первых, волей судьбы Казахстан оказался на перекрестке культур и целых цивилизаций, что само по себе делает сознание народа более гибким, творческим и восприимчивым к изменениям. Во-вторых, находясь в составе сначала Российской империи, а позже — в составе СССР, казахский народ усвоил черты европейской цивилизации, которую принято считать синонимом прогресса. Таким образом, в историческом и идейном смысле Казахстан к модернизациям подготовлен. Тем более что за годы независимости были проведены важные экономические реформы. Однако, как ни странно, модернизировать сознание в каком-то смысле труднее, чем экономику. На первых порах сознание народа может меняться достаточно легко, но чуть позже оно все равно стремится вернуться к привычной, закрепленной столетиями матрице. На это накладывается также инерция мышления чиновников, которых обычно вполне устраивает существующее положение вещей и никакая модернизация им совершенно не нужна.

Таким образом, модернизировать сознание народа будет действительно трудно. Но, во-первых, трудно — не значит невозможно. Во-вторых, если бы люди делали только то, что легко, человечество до сих пор ходило бы в шкурах и жило в пещерах. Так что модернизироваться надо, тут вопросов нет. Вопрос — как именно это организовать.

На этот вопрос — опять же, опираясь на статью Назарбаева, постарался ответить руководитель научно-исследовательского центра «Сакральный Казахстан» Берик Абдыгалиулы. Он произвел краткий обзор статьи президента Казахстана, сопоставил ее с его же более ранними концепциями и обозначил практические действия, необходимые для реализации текущих задач.

Он, кстати, напомнил, что концепция формирования исторического сознания была разработана и принята еще на заре независимости, однако «проблема формирования целостного исторического сознания осталась актуальной и по сей день». И это понятно — как уже говорилось, изменить сознание народа гораздо труднее, чем экономику.

Возвращаясь к своей епархии, то есть к «Сакральному Казахстану», Берик Абдыгалиулы уточнил, что сакральные объекты — это не столько объекты религиозные, сколько места, важные для истории народа и государства, то есть в широком смысле «места силы». К таким объектам, в частности, относятся места памяти жертв и репрессированных.

И тут опять же скажем от себя, что позиция Казахстана выгодно отличается от невнятной позиции России, где до сих пор многие так и не определились, был ли Сталин кровавым тираном или эффективным менеджером. Казахам проще с историей, хотя бы потому, что она у них не имперская, на их совести нет ГУЛАГов, и Казахстан тюрьмой народов не значился. Вдобавок, судя по всему, руководство республики не боится принимать историю своей страны как она есть. Об этом говорит в статье «Семь граней Великой степи» и президент Назарбаев: «В нашей истории было немало драматических моментов и трагедий, смертоносных войн и конфликтов, социально опасных экспериментов и политических катаклизмов. Мы не вправе забывать о них. Необходимо осознать и принять свою историю во всей ее многогранности и многомерности».

 
Берик Абдыгалиулы. Фото с сайта Liter.kz

Берик Абдыгалиулы кратко рассказал об основных проектах, которые обозначены в статье «Семь граней Великой степи», в частности об «Архиве 2025», который должен собрать и ввести в научный оборот исторические документы, связанные с историей Казахстана. Отдельно он упомянул проект «Великие имена Великой степи», в соответствии с которым готовится музей великих личностей, сказал о музее древних искусств и т. п.

Основной задачей своего приезда в Москву руководитель «Сакрального Казахстана» назвал желание услышать предложения российских ученых и, по возможности, начать новые международные совместные проекты, связанные с исследованиями истории Казахстана.

— К сожалению, в Казахстане ослабляются научные контакты, каждый начинает писать свою правду, — заметил Абдыгалиулы. Однако, на его взгляд, ситуацию можно исправить благодаря совместным мероприятиям казахстанских и иностранных ученых, в том числе и российских.

Наследие всех народов

Открывая круглый стол, Ерлан Байжанов говорил о блистательном научном составе его участников. И действительно, состав вышел не рядовой. Первым из российских ученых выступал заведующий отделом истории Востока Института востоковедения РАН, профессор РГГУ, вице-президент общества востоковедов РАН Дмитрий Васильев.

По его мнению, статья Назарбаева имеет «чрезвычайное значение для сохранения культурного наследия народов степного пояса Евразии, к числу которых относятся и народы, проживающие в Российской федерации». Это, добавил Васильев, обязывает российских ученых принять участие и в реализации самой программы, и в подготовке научных кадров для ее развития. Профессор произвел экскурс в тюркологию и отдельно рассказал о глубокой исторической взаимосвязи ученых тюркского и славянского миров.

Предложение Васильева готовить научные кадры для реализации и развития предложенной президентом Казахстана программы очень показательно. Оно говорит о том, что в России к этой программе относятся серьезно и считают ее не разовой акцией, а долгосрочной стратегией.

Следом выступила доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН Дина Аманжолова. Она озвучила мысль, которую, вероятно, имели в виду все, и в первую очередь — сам Нурсултан Назарбаев: статья, обращаясь к прошлому, на самом деле говорит о будущем. Основной пафос слов Аманжоловой можно назвать педагогическим, главной темой ее выступления была молодежь. Говоря о молодежи, Аманжолова заметила, что та стремится быть счастливой, успешной и реализовать себя — а как этого добиться, может подсказать прошлое.

Заявление это звучит несколько парадоксально, если не иметь в виду высказанные в статье «Семь граней Великой степи» мысли о связи великого прошлого с великим будущим. Очевидно, предполагается, что пассионарный потенциал, который позволил народу Великой степи совершать большие открытия в прошлом, позволит ему максимально реализоваться и в будущем — причем как на уровне народа в целом, так и на уровне отдельного человека.

После Аманжоловой слово предоставили профессору, доктору исторических наук Александру Кадырбаеву. Он сказал, что статья Назарбаева, во-первых, проработанная, во-вторых, долгожданная. Правда, заметил в скобках Кадырбаев, не совсем понятно, почему статья эта появилась только сейчас, а не много лет назад. Так или иначе, продолжал профессор, уже очень давно историческая наука не привлекала такого внимания, да еще на таком уровне. Очень важно, что статья ставит задачи решения проблем государственного строительства, с которыми, по мнению Кадырбаева, не справиться без решения ряда идеологических вопросов. Отдельно профессор отметил проблему необоснованных разговоров о превосходстве одного народа над другим. Общее настроение от его выступления можно передать одной фразой: программа в целом хорошая, осталось только ее реализовать.

А вот это, заметим от себя, дело совсем непростое и требующее очень серьезных средств. Среди предложенных Назарбаевым направлений работы — собирание и введение в научный оборот огромного количества исторических документов, создание учебно-образовательного парка-энциклопедии «Великие имена Великой степи», а также Музея древнего искусства и технологий Великой степи, реализация проекта «Тюркская цивилизация: от истоков к современности», создание антологий фольклора и древней музыки, запуск в производство цикла документально-постановочных фильмов, телевизионных сериалов и полнометражных художественных картин, «демонстрирующих непрерывность цивилизационной истории Казахстана», и многое другое.

После Александра Кадырбаева выступил доцент, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО МИД России Ахмет Ярлыкапов. Он отметил, что интерес к истории резко вырос, но это иной раз дает неожиданные результаты. В частности, начинаются псевдоисторические споры среди молодежи, которая в массе своей недостаточно образована и знает историю неглубоко. Эти споры профанируют историческую науку. Программа Назарбаева позволяет актуализировать именно мнение профессионалов, а не разного рода мифы. Ярлыкапов также отметил, что статья говорит о широком понимании исторического наследия, которое призвано объединять, а не разъединять...

И это на самом деле очень любопытный момент. Назарбаев говорит о том, что Казахстан наследует истории и культуры всех народов Великой степи. Такой подход, на наш взгляд, ко многому обязывает. Ведь наследник обычно является и распорядителем. Как распорядиться накопленным за тысячелетия культурным богатством, как и для чего его использовать? — это вопрос, который руководству Казахстана придется решать в самое ближайшее время.

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Васильев затронул чрезвычайно интересную тему — латинизация в СССР. В 20-30-е годы очень остро стоял вопрос письменности для национальных меньшинств. Шла серьезная подковерная борьба, предлагались различные варианты решения этой проблемы, но до определенного момента основной оставалась идея перехода на латинский алфавит. Идея эта была почти реализована на практике, однако в 1937 году по ряду политических причин решено было в качестве основного дать всем советским народам кириллический алфавит. (Мы рассчитываем сделать об этой истории отдельный большой материал. — Прим. «Ферганы»).

Круглый стол завершил своим выступлением кандидат филологических наук, стипендиат программы «Болашак» Сакен Нурбеков. Он рассказывал о формировании в регионе единого эквивалента — денег — с точки зрения историко-филологической.

 
Александр Кадырбаев. Кадр видеозаписи с сайта YouTube

Новые задачи Великой степи

«Фергана» попросила участника круглого стола профессора Александра Кадырбаева высказаться о перспективах реализации программы, представленной в статье «Семь граней Великой степи».

— В чем, на ваш взгляд, важность этой статьи? Чем в процессе совместной работы взаимно могут обогатиться ученые России и Казахстана? Какие тут возможны сложности и подводные камни?

— Важность статьи в том, что в ней впервые обращается внимание на объективное освещение истории, то есть рождается надежда, что появится возможность научного, а не эмоционально-мифотворческого взгляда на историю Казахстана как составной части Центральной Азии, — сказал Александр Кадырбаев. — Не секрет, что взгляд на одни и те же события в российской, западной, казахстанской, китайской историографиях разный. Да и у соседних стран региона историография тех же событий имеет свою интерпретацию. Надо вырабатывать взгляд объединяющий, а не разделяющий, исходя при этом из общепринятой методики исторических исследований и общепринятого же академического научного понимания исторической истины. Что касается казахстанской науки, то, несмотря на всю ее деформацию за последние десятилетия в угоду политической сиюминутной конъюнктуре, в Казахстане сохранился, пусть и тонкий, но слой настоящих ученых. Насчет перспектив сложно говорить прямо сейчас, в начале пути. В России сохранилась академическая традиция научных исследований в области исторической науки гораздо в большей степени, чем в Казахстане, и данное обстоятельство должно сыграть позитивную роль для казахстанских ученых. Обширнее у нас и источниковедческая база: чего стоят только российские государственные архивы. К сожалению, в отношениях России и Казахстана существуют и темные страницы, которые историки двух стран интерпретируют, мягко говоря, неоднозначно. К тому же это имеет прямую проекцию на современную политику: во избежание спекуляций необходимо дать объективную согласованную оценку исторических событий, хотя это сложная и трудноразрешимая задача. Местные мифотворцы и конъюнктурщики до сих пор пользуются подобными разночтениями, используя их для политических спекуляций на национальных чувствах.

***

Подводя итоги круглого стола, стоит, вероятно, сказать следующее.

Сама идея обратиться к историческому и культурному наследию Великой степи, безусловно, важна. Не менее важен факт, что для изучения и популяризации этого наследия планируется привлечь самые разнообразные силы: от ученых до молодых музыкантов, от музейных работников до кинематографистов. Очень хорошо, что будут привлечены иностранные, в том числе и российские, исследователи, — это увеличит КПД реализации проекта многократно.

Но, кроме культурно-исторической, в статье Назарбаева просматривается и возможная политическая составляющая. У казахов, как у преемников Великой степи, действительно великая культура и великое прошлое. И это то, что, возможно, позволит Казахстану изменить мир. Если это действительно так, то в каком качестве Казахстан будет это делать? На этот вопрос также есть ответ в президентской статье, где говорится: «Древняя столица Казахстана является не только духовным центром нашего народа, но и сакральным местом для всего тюркского мира». Если так, то и сам Казахстан вполне может стать культурным центром для тюркского мира, во всяком случае, исторические основания для этого, как видим, есть. И тогда встает вопрос: на решение каких задач может быть направлен подобный потенциал?

Один из самых важных вызовов сейчас — противостояние исламскому экстремизму. Учитывая, что и тюрки, и Великая степь традиционно связаны с исламом, ислам влияет на них, а они, соответственно, на ислам. И в этом смысле, вероятно, было бы возможно использовать не только историко-культурный, но и политический потенциал Великой степи как уравновешивающий фактор, предлагающий мирную альтернативу всякого рода религиозному экстремизму. Это была бы поистине глобальная задача.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/105022/

Показать все новости с: Нурсултаном Назарбаевым

11.02.2019 13:33

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
352

гражданина Кыргызстана воюют в Сирии на стороне ИГИЛ

«

Август 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31