90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Почему законопроект о религиозной деятельности не стал законом?

28.02.2019 12:09

Религия

Почему законопроект о религиозной деятельности не стал законом?

Эксперты считают, что отзыв из парламента законопроекта о религиозной деятельности и религиозных объединениях — споры вокруг формулировок которого продолжались более года — связан с внутренними и внешними факторами, в том числе, возможно, с давлением Вашингтона на Астану. В правительстве с этим не согласны.

Спорные поправки к законодательству о религиозной деятельности в минувшем году рассмотрели обе палаты казахстанского парламента. Однако на подпись президенту документ так и не ушел. 29 января этого года правительство без объяснения причин отозвало проект, дискуссии вокруг которого начались еще до его поступления в парламент и велись на протяжении полутора лет.

СИМПТОМЫ ОСЛАБЛЕНИЯ ДАВЛЕНИЯ?

Законопроект о религии. Что вызывало обеспокоенность? Международные правозащитные организации и эксперты в сфере религии начиная с 2017 года выражали обеспокоенность по поводу целого ряда ограничительных норм законопроекта о религиозной деятельности и религиозных объединениях, который разработало правительство Казахстана.

Настороженность, в частности, вызвали расплывчатое определение «деструктивных религиозных течений» и запрет на внешние признаки «деструктивности». Власти предлагали запретить одежду, препятствующую распознаванию лица, подразумевая под этим паранджу.

Нурлан Ермекбаев, на тот момент министр по делам религий и гражданского общества, заявлял, что, если потребуется, в подзаконных актах будет регламентирована допустимая длина бороды и длина брюк.

Законопроект предусматривал также расширение полномочий полиции в «профилактике правонарушений в сфере религии», предлагал наделить местные исполнительные органы полномочиями «для осуществления проверки и контроля на соответствие законодательству деятельности религиозных объединений» и функциями по мониторингу религиозной ситуации.

На этапе обсуждения говорили, что казахстанцам запретят получать духовное образование за рубежом без наличия местного диплома о высшем религиозном образовании (сенат предложил этот пункт исключить).

Когда во второй половине мая прошлого года пакет поправок быстро одобрили в мажилисе в двух чтениях и передали в сенат, казалось, что документ вскоре будет принят и власти одержат победу в законодательном «наступлении» на «деструктивные религиозные течения», борьбу с которыми они активизировали после кровопролитных атак в Актобе и Алматы летом 2016 года (обвинив в организации нападений сторонников «радикальных» течений). Однако неожиданно власти пошли на попятную.

Молодые люди в укороченных брюках и с длинными бородами, называющие себя «обыкновенными салафитами», стоящие у одной из алматинских мечетей, в беседе с репортером Азаттыка говорят, что примерно с лета прошлого лета ощущают некоторое ослабление давления на себя.

32-летний Мухамеджан (имя по его просьбе изменено. — Ред.) рассказывает, что раньше его и его знакомых нередко забирали в полицейский участок, где требовали объяснительные — к каким религиозным течениям они относятся. Но сейчас, добавляет он, такого нет.

​Феликс Корли, автор опубликованного базирующейся в Осло международной правозащитной организацией Forum 18 доклада о религиозной ситуации в Казахстане, в разговоре с Азаттыком утверждает, что в прошлом году количество привлеченных к административной ответственности представителей религиозных меньшинств уменьшилось, хотя отрицательное отношение к меньшинствам в стране сохраняется.

В представленном в начале феврале докладе Forum 18 говорится, что в 2018 году в Казахстане завели по меньшей мере 164 административных дела, «чтобы наказать отдельных лиц, религиозные общины, благотворительные организации и компании за осуществление ими свободы религии или убеждений», тогда как в 2017-м таких дел было 279. Если в позапрошлом году наказаниями (в основном штрафами, временными запретами на религиозную деятельность, конфискацией и уничтожением религиозной литературы) закончились 259 дел, то в прошлом — 139.

ВОЗМОЖНЫЕ ФАКТОРЫ

Депутат мажилиса парламента Владислав Косарев считает, что власти поняли, что жесткая борьба с религиозными меньшинствами — тон в которой задавало министерство по делам религий и гражданского общества — могла привести к опасным последствиям.

— Расколоть общество ничего не стоит — это проще всего. А вот объединить его трудно. Самая сильная политика — это забота о человеке. Это направление надо проводить. Тогда пропадет необходимость бороться, — говорит Косарев.

Бывший депутат сената Зауреш Батталова говорит Азаттыку, что на судьбу законопроекта мог повлиять ключевой внутриполитический фактор.

— Есть признаки, что состоятся президентские выборы. Религиозные проблемы не самые актуальные, а социальная напряженность растет. Поэтому решили переждать, отозвать законопроект, — полагает Зауреш Батталова.

Директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис считает, что отзыв спорного законопроекта мог стать реакцией на оказанное Соединенными Штатами давление на Астану. Жовтис отмечает, что в конце июля 2018 года государственный секретарь США Майк Помпео на полях «министерской встречи» по продвижению свободы вероисповедания предупредил тогдашнего министра иностранных дел Казахстана Кайрата Абдрахманова о возможном применении санкций в отношении Астаны из-за «вопиющего нарушения» религиозных свобод.

Двумя месяцами ранее, 29 мая 2018 года, государственный секретарь США Майк Помпео презентовал доклад о свободе вероисповедания в мире в 2017 году. В нем Казахстан вошел в группу стран, которые «вопиющим образом» нарушают религиозные свободы.

В докладе содержатся рекомендации правительству США в отношении Казахстана: «Применить Глобальный закон о защите прав человека Магнитского, исполнительный указ 13818 или другие соответствующие целевые инструменты, чтобы отказать в выдаче виз в США и заблокировать американские активы конкретных должностных лиц и учреждений, которые определены как ответственные за нарушения права на свободу религии или веры».

— Россия, где религиозная ситуация еще хуже, чем в Казахстане, — в ней, например, запросто сажают в тюрьмы свидетелей Иеговы — уже привыкла к санкциям. А для Казахстана подобные санкции были бы очень болезненными, — говорит Жовтис.

 «НЕОБХОДИМОСТЬ АКТУАЛИЗАЦИИ»

25 февраля — буквально за несколько часов до реорганизации министерства общественного развития — редакция Азаттыка получила ответы из правительства на вопросы о причинах отзыва из парламента законопроекта о религиозной деятельности.

В письме из Астаны говорится, что проект рассматривался парламентом продолжительное время (с 29 декабря 2017 года). «За этот период появилась необходимость актуализации вносимых поправок», — поясняет министерство.

«Никакие внутренние или внешние факторы не повлияли на отзыв законопроекта», — ответили в министерстве общественного развития. Министерство отвергает мнения о том, что в Казахстане могло иметь место наступление на права религиозных групп и нарушение прав отдельных религиозных групп.

«В настоящее время Казахстан по уровню терпимости к религиям является наиболее либеральной страной на постсоветском пространстве», — утверждает профильное ведомство, добавляя, что «тенденций ухудшения ситуации со свободой религии в стране не наблюдается».

Никакие внутренние или внешние факторы не повлияли на отзыв законопроекта.

На вопрос о том, учли ли власти при отзыве законопроекта из парламента мнение США, которые рекомендовали Астане не нарушать права религиозных групп в рамках проводимой борьбы с экстремизмом, министерство ответило, что Казахстан, как активный участник международных отношений, «учитывает рекомендации и мнения международных организаций, в соответствии с которыми проводится соответствующая работа по соблюдению общепризнанных норм международного права и обеспечения гарантии и защиты свободы совести».

Министерство не исключило, что новый проект закона вместо отозванного может появиться в следующем году: «В первом полугодии 2020 года предусмотрено совершенствование законодательства в сфере религиозной деятельности и религиозных объединений».

Законопроект о религиозной деятельности и религиозных объединениях, который отозвало правительство, «родился» в недрах министерства по делам религий и гражданского общества. Это ведомство создали в Казахстане осенью 2016 года.

Некоторые эксперты назвали появление нового министерства и «мобилизацию» на руководство им бывшего секретаря Совбеза Нурлана Ермекбаева ответом на вооруженные атаки в Актобе и Алматы. Разработанный министерством законопроект представлял в мажилисе не Ермекбаев, а его преемник на посту министра — Дархан Калетаев.

Летом 2018 года министерство по делам религий и гражданского общества преобразовали в министерство общественного развития. Словосочетание «по делам религий» исчезло из названия министерства и профильного комитета. Калетаев тогда остался во главе структуры.

25 февраля 2019 года министерство общественного развития реорганизовали, появилось министерство информации и общественного развития, которому передали часть полномочий упраздненного министерства информации и коммуникаций. Новое министерство возглавил Даурен Абаев, работавший министром информации и коммуникаций.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

28.02.2019 12:09

Религия

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Дни рождения:

77 тысяч

граждан Кыргызстана включены в "черный список" ФМС РФ

«

Май 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31