90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Союз под прессингом внешнеторгового «сепаратизма»

Союз под прессингом внешнеторгового «сепаратизма»

В рамках Евразийского союза пока не удаётся сформировать дееспособный механизм, гарантирующий согласованные решения стран-участниц в отношении торговых ограничений и увеличенных квот по импорту из третьих стран. По мнению многих экспертов, проистекает такая ситуация, прежде всего, из того факта, что страны ЕАЭС до сих пор не согласовали единую политику как в производственных отраслях, так и во внутрисоюзных (т.е. межгосударственных) и внешнеэкономических связях.

Кроме того, всевозможные реэкспортные операции, как уже не раз отмечал «Ритм Евразии», остаются одним из главных, притом высокодоходных направлений внешнеэкономической политики стран-партнеров РФ по ЕАЭС.

По имеющимся данным (2018 г.), реальная совокупная доля легальных и «теневых» реэкспортных доходов в наполнении госказны за счет экспортных поступлений составляет в Белоруссии около четверти, в Казахстане – не ниже 20%, Киргизии – до трети. При этом свыше 60% общей стоимости реэкспортных операций означенных стран уже который год приходится на обширный российский рынок.

Отсюда, собственно, сохраняющиеся нестыковки между странами ЕАЭС в определении таких стратегических категорий внешней торговли, как «страна происхождения товара/услуги», «демпинг», «реэкспорт», «недобросовестная торговая конкуренция». Равным образом по сей день в рамках ЕАЭС не согласовано большинство факторов, предопределяющих введение/пролонгацию/отмену антидемпинговых пошлин; введение, корректировку, отмену квотовых ограничений (т.е. лимитов по объемам ввоза продукции) в торговле с третьими странами.

Впрочем, среди главных причин еще и отсутствие до сих пор единой нормативно-правовой базы Союза по внешнеторговой политике со странами-участницами зоны свободной торговли (ЗСТ) СНГ. В этой зоне участвуют все страны ЕАЭС и почти все другие страны Содружества. Но страны Союза поныне практикуют в основном «сепаратные» торговые соглашения/контракты с государствами ЗСТ вне Евразийского союза.

Что, естественно, предопределяет неизбежность торговых споров внутри ЕАЭС, ибо взаимный демпинговый реэкспорт между странами Союза, по ряду оценок, минимум на треть состоит, и не первый год, из товаров/услуг стран ближнего зарубежья, не участвующих в Евразийском союзе.

Следствием такой ситуации являются в том числе разночтения между странами ЕАЭС в сфере антидемпинговых пошлин и других ограничительных мер. Что тем более актуально, поскольку другие страны ЗСТ СНГ по-прежнему являются основным каналом поступления в ЕАЭС-регион демпингового реэкспорта товаров и услуг из дальнего зарубежья.

В связи с чем вполне можно согласиться с экспертом-экономистом из Узбекистана Ренатом Гусейновым, заявляющим: «Соглашение, регламентирующее нормативно-правовые вопросы внешнеэкономических связей ЕАЭС с другими странами Содружества, давно назрело. По примеру, скажем, действующего уже свыше 15 лет соглашения между Евросоюзом и Европейской ассоциацией свободной торговли (Норвегия, Исландия, Швейцария, Лихтенштейн. – Ред.)».

Схожий документ, регламентирующий межблоковую торговлю, действует, например, между Данией и ее не участвующими в ЕС автономиями (Гренландия, Фареры). Как и между Карибским сообществом (КАРИКОМ) и Центральноамериканским общим рынком; между Голландией и ее южнокарибскими автономиями, ассоциированными с ЕС, но еще (в отличие от метрополии) и с КАРИКОМ.

«Но возможно ли такое соглашение между ЕАЭС и другими странами ЗСТ Содружества, – отмечает Р. Гусейнов, – когда внутри Евразийского союза не решены многие вопросы совместного внутри- и внешнеэкономического регулирования? В лучшем случае такое соглашение в этих условиях будет, по сути, не более чем политически нацеленной декларацией».

Тем временем определенные силы в Казахстане разногласия с РФ в сфере антидемпинговой политики зачастую преподносят как «последствия» участия страны в ЕАЭС, который, дескать, служит разве что российским интересам. Утверждается, что в интеграционном плане этот союз – едва ли не никчёмный.

Именно такие оценки высказаны, например, казахстанскими агентствами «Тайм.кz» и «Кокшетау-Азия» 7 марта с.г.: «Президент РФ Владимир Путин поручил правительству принять меры по обходу антидемпинговых мер (по гербицидам из ЕС. – Ред.), заблокированных Казахстаном в рамках ЕАЭС: натуральная торговая война с выходом на высший государственный уровень».

А разъяснение здесь дают такое: «Производимые в ЕС гербициды продаются на рынках ЕАЭС, по мнению российских производителей, дешевле, чем на собственном европейском рынке. Поэтому Россия запланировала антидемпинговые пошлины. А поскольку торговое пространство РФ и Казахстана теперь общее, Казахстан выступил на защиту покупателей более дешевых гербицидов. И заблокировал намерение России. 

Аналогичная история разворачивается в эти дни и на металлургическом фронте. Ассоциация «Русская сталь» поддержала применение мер антидемпинговой защиты на национальном уровне в случаях, когда такие меры блокируются в рамках ЕАЭС».

А далее следует если не шантаж, то, во всяком случае, политический прогноз: «Поэтому на следующем логическом витке может возникнуть и такой вопрос: коль скоро союзники все равно обходят их же совместные процедуры, не проще ли упразднить Евразийский союз и восстановить таможенные границы?» Ответ на этот вопрос весьма характерный: «С торговых позиций ЕАЭС для нас скорее мелочь, причем неприятная».

Вопрос почему? Оказывается, только потому, что «по итогам 2018 года экспорт Казахстана составил 61,6 млрд. долл., из них в Россию – только 5,2 млрд., или 8,4%». При этом доля Казахстана в российском импорте «прошлого года –2,2%. И почти столь же незаметен Казахстан в российском экспорте: лишь 2,7%». Отсюда и ремарки о «ничтожной эффективности ЕАЭС».

Впрочем, тут же оговаривается безальтернативность общего рынка ЕАЭС для Казахстана: «…идея, что наша технологичная продукция сможет пробиться на рынки той же Европы, да хотя бы Турции, утопична. Только совместное инвестирование совместных производств на евразийском пространстве имеет на самом деле неограниченную и совершенно фантастическую перспективу».

Возникает в этой связи впечатление, что означенные пассажи – это, с одной стороны, пропагандистское «предупреждение» Москве, если в РФ не будут учитываться внешнеэкономические интересы Казахстана, а с другой – успокоительная индульгенция для Москвы: дескать, Астана не доведёт ситуацию до выхода из ЕАЭС.

Но такие, образно говоря, полутона-полунамёки возможны как раз потому, что в рамках ЕАЭС поныне не отработан единый механизм внутри- и внешнеэкономической политики.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Владимиром Путиным

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Майрамкуль Бекчороевна Тиленчиева

Тиленчиева Майрамкуль Бекчороевна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Свыше 1,38 млн

жителей Казахской ССР ушли на фронт во время Великой Отечественной войны

«

Июль 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31