90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Смогут ли казахи стать конкурентоспособными хотя бы в своей стране?

04.04.2019 15:16

Общество

Смогут ли казахи стать конкурентоспособными хотя бы в своей стране?

Даже сейчас, на 29-м году независимости, часто можно услышать, что казахи в своей стране остаются самыми обездоленными: и процент безработных среди них выше, чем среди представителей других этносов, и уровень жизни в целом ниже, и социальное самочувствие хуже. Время от времени осознание этого выплескивается в эксцессы вроде того, который случился в Караганде, где после убийства у ресторана в новогоднюю ночь казаха-мужчины едва не начались волнения на межнациональной почве.

Статус – все, здравый смысл – ничто?

Официальная статистика, характеризующая уровень жизни казахстанцев, так сказать, в этническом разрезе, отсутствует. Но и без нее видно, что подавляющее большинство тех, кто живет на съемных квартирах, отдавая за их аренду немалую часть своих скудных доходов, имеет долги по кредитам перед банками, добивается получения пособий «по бедности», – представители титульного этноса.

Этому есть объективные причины. Слом прежнего социально-экономического уклада и появление нового сильно поляризовали жизнь, с одной стороны, городского, а с другой, сельского населения (явно не в пользу последнего), и поскольку степень урбанизации казахов по сравнению с большинством других основных этносов страны на тот момент оставалась низкой, то они изначально оказались в худших стартовых условиях. Кроме того, следует учесть такой фактор, как многодетность многих казахских семей.  

В то же время нельзя не сказать о причинах субъективного свойства, связанных с нашим национальным менталитетом, с принципами и ценностями, которые мы проповедуем. На мой взгляд, нам не хватает здорового прагматизма, без чего сегодня невозможно добиться жизненного успеха. Да и само понятие «успешность» мы трактуем иначе, чем представители многих других национальностей.  

Например, почти невозможно представить молодого казаха (казашку), не грезящего о вузовской «корочке». Прежде, в советские годы, поступить в университет или институт мог лишь каждый четвертый выпускник школы – больше просто не принимали. И потому слова «студент», «специалист с высшим образованием» означали более высокий статус относительно других соотечественников, выход на качественно иной уровень своего позиционирования в обществе.

Сегодня ситуация кардинально изменилась: вузов стало намного больше, сняты все ограничения по количеству студенческого контингента, профильное министерство максимально облегчило жизнь абитуриентам. И теперь дорога в университеты открыта практически для любого желающего, даже для того, кто не осилил как следует школьную программу.

Не удалось получить грант – можно пойти на платное отделение. У родителей нет денег – можно взять кредит в банке: авось, как-нибудь рассчитаемся. Главное – чтобы сын (дочь) был «не хуже других» и тоже имел диплом. Но ведь вакансий  для выпускников вузов в стране больше не стало. Вот и бродят в поисках более или менее неплохо оплачиваемой работы сотни тысяч молодых людей с никому не нужными «корочками».

Представители большинства других этносов, которым присущ тот самый здоровый прагматизм, уже давно поняли, что в условиях современного Казахстана это бесперспективный путь. Они не гонятся за высшим образованием, не берут под него кредиты – для них предпочтительнее открыть свою небольшую фирму по обслуживанию компьютерной техники, СТО, салон красоты, кафе, крестьянское хозяйство, колбасный цех и т.д. (вспомните сетования некоторых национал-популистов по поводу того, что «инородцы» захватили чуть ли не весь бизнес в стране).

А если на это нет денег, то идут в востребованные рабочие профессии. И за четыре года, в течение которых их сверстники с аналогичными способностями к учебе «разводят сессии», эти юноши и девушки набираются практического опыта, становятся профи в своем деле.

То есть к 21-22 годам они уже твердо стоят на ногах, тогда как для многих обладателей вузовских дипломов этот четырехлетний период, очень важный с точки зрения формирования личности, оказывается фактически потерянным, поскольку большинство их не получает качественных знаний и перспектив в плане сколько-нибудь успешного трудоустройства.

Казалось бы, сама жизнь вынуждает к пересмотру жизненных и профессиональных ориентиров. Но мы, казахи, продолжаем цепляться за прежние представления, считая, что наличие диплома о высшем образовании делает нас «белыми людьми», дает определенное превосходство над теми, кто его не имеет.

Словом, для нас статус важнее всего остального, и именно через него мы надеемся добиться жизненного успеха – стать хотя бы маленьким начальником, получить, пусть и небольшие, но властные полномочия, распоряжаться деньгами государственных или окологосударственных структур либо, пользуясь своим служебным положением, кормиться с тех, кто подконтролен или подотчетен.

А зарабатывать собственными руками как бы ниже нашего достоинства. Оговорюсь: имею в виду не всех, но очень многих своих сородичей. И хотя количество начальственных мест даже в нашей сильно забюрократизированной стране ограничено, мы продолжаем жить этими эфемерными  мечтами. Вместо того чтобы пытаться своими силами, тихо и скромно, ковать личное счастье.

«Хочу стать звездой»

Какой еще путь к жизненному успеху видит сегодня казахская молодежь? Это так называемое «творчество», как принято считать то, чем занимается отечественный шоу-бизнес. Количество певцов, юмористов и шоуменов в Казахстане уже зашкаливает, и создается такое ощущение, что половина страны пытается петь и смешить с концертных площадок и телеэкранов, а другая половина их слушает.

У моего друга есть присказка «Орыс білгенін істейді, қазақ орыстан көргенін істейді» («Русский делает то, что пожелает, а казах делает то, что подсмотрел у русского»). Так и в нашем случае. «Культ звезд» и «культ звездной жизни», которые стали раскручиваться на российском ТВ в 1990-х – начале «нулевых» годов, теперь окончательно захватили и казахстанское ТВ. Даже передачи типа «Дом-2», благодаря которым получили известность одиозные персонажи вроде Ольги Бузовой, вскоре перекочевали на наши экраны, хотя и в более «целомудренном» варианте.

На отечественных телеканалах, в том числе и государственных, «звезды» стали главными героями – их популяризируют, их образ жизни преподносится как то, к чему стоит стремиться. Причем большинство таких телепрограмм, как и всевозможных концертов и шоу на ТВ, адресовано именно казахскоязычной аудитории.

И многие «юноши, обдумывающие житье», ежедневно видя это, приходят к выводу: вот он, самый простой путь к тому, чтобы стать знаменитым и богатым, тем более что, как показывает пример многих эстрадных исполнителей, для этого необязательно обладать особыми талантами, главное – попасть вовремя на заметку, «засветиться». А тут еще на ТВ появились всевозможные певческие конкурсы («Х-фактор», «Голос Казахстана» и прочие), причем они проводятся уже и среди детей, которые поют и кривляются, подражая взрослым.

И судя по количеству претендентов на участие в таких конкурсах, рассматриваемых многими как шанс стать артистами, значительная часть подрастающего поколения готова выбрать именно этот путь к жизненному успеху. Но опять же, в шоу-бизнесе и без того уже вращается масса людей, а аудитория не резиновая – на всех желающих стать «звездами» ее не хватит.  

Кстати, нам вообще присуще какое-то нездоровое преклонение перед артистами. Вспомните недавний случай: в Астане на сцену вывели детей, чтобы Торегали Тореали по старой казахской традиции плюнул им в рот, тем самым как бы передав им свой певческий талант, и зрительный зал отреагировал на это овациями. Неужели в глазах людей, пришедших на концерт, это и есть идеал, образец для подражания?

Или вот, в прошлом году попалась на глаза публикация о 20-ти самых знаменитых выходцах из  Кызылординской области (к слову, самого казахского региона страны). Из этих двадцати более половины – певцы, юмористы, актеры: Роза Багланова, Кудайберген Султанбаев, Мадина Садуакасова, Алмас Кишкенбаев, Нурлан Коянбаев и другие. Есть также спортсмены, пара писателей, действующий глава региона. И лишь двое представляют, скажем так, сферу знаний – ученые Шахмардан Есенов и Аскар Жумадильдаев.

Хотя автором публикации является вроде бы неглупый человек. Уверен: в какой-нибудь из японских префектур или норвежских провинций аналогичный список состоял бы преимущественно из деятелей науки, изобретателей, первооткрывателей, то есть тех, кто двигает научно-технический прогресс.  

Мы, казахи, любим рассуждать о своей особой, присущей чуть ли не только нам, тяге к творчеству, искусству, напоминая о том, как наши предки почитали  поэтов, певцов, острословов. Но неужели непонятно, что время «лириков» (гуманитариев) безвозвратно прошло и что настала эпоха «физиков» (технократов)? Неужели не видно, куда движется весь остальной мир?

В этой связи трудно не согласиться с уже упомянутым Аскаром Жумадильдаевым: «Бред считать, что поэтическим искусством мы достигнем чего-то большего. Кроме казахов, поэты никому не нужны. Изучайте профессии, востребованные сегодня, двигайтесь вперед», «В каждой нации есть гуманитарное и технократическое начала. …Их соотношение должно быть 20 к 80 соответственно. В Казахстане, на мой взгляд, это соотношение составляет 99 к 1. А сейчас для выживания нации надо, чтобы преобладало технократическое начало».

Что интересует казахскую молодежь?

…Казахскоязычная молодежь любит читать издания вроде "Жұлдыздар отбасы" (о жизни тех самых «звезд» и их окружения). Но воротит нос от «умного», просветительского контента. Несколько лет назад в Казахстане начали издавать научно-популярный журнал, причем весьма интересный по содержанию, для детей и подростков  «Oyla» («Думай»).

Поначалу он выходил на обоих основных языках нашей страны. Однако вскоре выпуск казахскоязычной версии пришлось прекратить – слишком мало оказалось читателей. Возобновить его удалось лишь благодаря финансовой поддержке партнеров, а ежемесячный тираж в 2500 экземпляров стали бесплатно распределять между школами и библиотеками: может, хоть так удастся возбудить интерес.

Иначе говоря, спрос на русскоязычную версию со стороны подписчиков есть (ее тираж составляет 17500 экземпляров), а на казахскоязычную – нет. Хотя детей, обучающихся в казахских школах, в разы больше. Не правда ли, показательный факт?

А вот пример, который наша газета уже приводила в одной из своих публикаций. Пару лет назад национальный оператор «Отау-ТВ» включил в свой пакет казахскоязычный телеканал Discovery Showcase, объединивший в себе самые интересные познавательные передачи о достижениях науки и техники, новых технологиях, природе, животном мире и т.д. от Discovery Channel, Animal Planet, TLC и Discovery Science.

Однако желающих смотреть его оказалось так мало, что оператор во избежание убытков (ведь за возможность показывать эти передачи надо платить их правообладателям) принял решение прекратить вещание канала. Получается, казахскому зрителю, в том числе молодому, неинтересны сюжеты, дающие новые знания об окружающей нас действительности, расширяющие кругозор?  

В этой связи вспоминается один случай. В 2005-м работавшая в Кызылординской области канадская компания «Харрикейн Кумколь Мунай» (сейчас это перешедший к китайцам «ПетроКазахстан», крупнейший в регионе оператор по добыче нефти) решила выделить 10 грантов на обучение наиболее талантливой молодежи в Канаде и в самом дорогом отечественном вузе – Казахстанско-Британском техническом университете.

Претенденты должны были сдать тесты по школьным предметам и на знание английского, а также пройти собеседование. Как и ожидалось, большинство грантов выиграли учащиеся  местного казахско-турецкого лицея и школы №2 с углубленным изучением иностранных языков. Но среди десяти счастливчиков оказался и один «посторонний», которому не исполнилось даже 16 лет.

Он хуже других соискателей, добравшихся до собеседования, знал английский (поскольку учился в обычной школе), однако канадским экзаменаторам этот казахский паренек приглянулся тем, что на вопрос «Какие телепередачи ты любишь?» ответил: «Передачи Discovery»…

Вывод из всего вышесказанного очевиден: нам следует принципиально по-иному  ориентировать представителей подрастающего поколения – в плане получения той или иной информации, тех или иных знаний и навыков, формирования ценностных установок, жизненных и профессиональных предпочтений.

Мы должны внушать им (дома, в школе, по ТВ и Интернету), что будущее – не за начальниками и артистами, а за теми, кто создает материальные ценности, кормит, одевает, строит, создает прибавочный продукт, кто в состоянии освоить технические и технологические новинки. Что только такая ориентация позволит им не оказаться на обочине жизни, стать востребованными, строить свои судьбы без оглядки на государство, тем более что последнему, будем откровенны, до них нет особого дела…  

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

04.04.2019 15:16

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Дни рождения:

90%

программного обеспечения в Кыргызстане является контрафактным

«

Август 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31