90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

«Бессмертный полк» - почему он так важен для стран Центральной Азии?

«Бессмертный полк»  - почему он так важен для стран Центральной Азии?

«Бессмертный полк» стал важной частью исторической памяти в Центральной Азии. В этом году акция прошла во всех пяти республиках региона, причем в ряде случаев без поддержки и разрешения властей.

В общей сложности в шествиях приняли участие не менее 240 тысяч человек. Фактически речь идет о закреплении новой социальной практики и даже в каком-то смысле общественного движения, которое стоит рассмотреть подробнее

 

Некоторые цифры

В Казахстане шествия «Бессмертного полка» были объявлены минимум в 14 городах, включая Нур-Султан и Алматы. Еще акция планировалась в Актобе, но была отменена властями из-за опасений беспорядков. В итоге мероприятие все равно прошло в городском парке пусть и без марша по городу.

Крупнейшее шествие состоялось в Алмате – более 130 тысяч участников. В Нур-Султане – на улицы вышло 25 тысяч человек, в Караганде – около 10 тысяч, в Шымкенте и Павлодаре – не менее 5, в Актау – 3,5 тысячи. Интерес к акции был даже в самых необычных местах. В этом году по просьбе заключенных акция прошла в колониях-поселения с участием не менее полутора тысяч осужденных. Всего в Казахстане численность участников акции достигла не менее 180 тысяч человек.

В Кыргызстане «Бессмертный полк» прошел минимум в трех городах: Бишкеке, Оше и Джалал-Абаде. Наиболее крупной акцией стало шествие в столице, в котором приняли участие 50 тысяч человек во главе с президентом республики Сооронбаем Жээнбековым.

Сопоставимый уровень участия руководства страны в шествии отмечался только в России и Армении. Численность участников в других городах составила по несколько тысяч человек.

Впервые «Бессмертный полк» легально прошел в столице Таджикистана Душанбе. В прошлом городские власти блокировали акцию по надуманным причинам, однако в этом году решились дать ей зеленый свет. В 2018-м, правда, акция прошла вопреки запрету с участием 500 человек, в этом году – на марш вышли 1-2 тысяч жителей города.

Без разрешения акция прошла в очередной раз в Ташкенте, хотя переговоры с городскими властями о месте и порядке проведения велись в течение месяца. В акции участвовало от 700 до 3 тысяч человек. К счастью, вопреки опасением, милиция не препятствовала участникам шествия, и оно прошло спокойно.

Наиболее камерно прошел Бессмертный полк в Ашхабаде. Из-за жестких политических ограничений в стране независимые акции практически невозможным, поэтому шествие проводится исключительно на территории школы имени Пушкина в столице республике. Формально в ней участвуют только учащиеся и их родители, но фактически этот запрет может нарушаться. Сообщается, что в этом году в акции приняли участие несколько сотен человек.

Социальные практики

В странах Центральной Азии «Бессмертный полк» проходит практически в таком же формате, как и в России, где акция и появилась в 2012 году. Причем это касается даже второстепенных неформальных аспектов – подбора музыки, речовок, ношение военной формы и реплик медалей, особенно детьми и подростками.

В Казахстане в некоторых городах власти пытались переименовать акцию, но новое название осталось на уровне документов. Большинство рядовых участников его не знали, а слова «Бессмертный полк» на русском и казахском фигурировали даже на «официальных» растяжках.

В прессе и интернете много обсуждался вопрос использования «георгиевских лент», которые центрально-азиатские националисты объявляли «колонизаторскими». Однако практика использования «национальных» лент оказалась малоуспешной.

Единственным местом, где продолжается масштабный эксперимент остается Казахстана. «Национальную ленту» раздавали во многих городах. Перед шествием ее надевали волонтеры и представители властей. С ней даже присутствовал на Параде Победы в Москве Нурсултан Назарбаев.

Однако в обществе новый символ не приживается. По наблюдениям участников, в Нур-Султане и Шымкенте больше половины пришедших на Бессмертный полк использовали «георгиевскую ленту» или не надевали подобную атрибутику. При оформлении портретов в 80% случаев также использовался «георгиевский» вариант.

В Алматы – «национальная» лента была замечена преимущественно у волонтеров и военнослужащих, а на мероприятиях в Павлодарской области – она также использовалось сравнительно редко.

Вряд ли здесь стоит искать политическую подоплеку. Скорее, причина в неудачном дизайнерском решении: «казахстанская» лента светло-голубого цвета на расстоянии слишком напоминает женский аксессуар и неуместно смотрится на мужской одноцветной одежде особенно военного типа. Кроме того, «георгиевская лента» - более узнаваемый символ, который быстро опознается благодаря яркому цвету и широкому использованию в медиа.

Более удачной идеей для помещения «Бессмертного полка» в «национальный контекст» оказалась раздача национальных флажков в Нур-Султане, которые брали и использовали достаточно охотно, как и в России используют некоторое количество триколоров на шествиях.

Однако общий итог показывает, что изменить формат проведения «Бессмертного полка» приказным порядком очень сложно. Социальные практики распространяются «снизу» и используются без учета желания властей.

В России это стало очевидно при попытках бороться с использованием красных флагов в Перми, в Казахстане – на примере переименования акций и замены лент.

Кроме того, очевидным образом неудачны попытки запрещать проведения шествий в День Победы. Как показали события в Актобе, Ташкенте и Душанбе, даже при относительно жестком политическом режиме они все равно проходят пусть и в урезанном формате.

Вопросы идеологии

Наверное, главным наблюдением текущего года является минимальной число споров и попыток противодействовать акциям в День Победы в Центральной Азии. Более агрессивная кампания против праздника и Бессмертного полка была замечена скорей в России и странах Запада, но не в регионе.

Прозападные активисты и НПО практически отказались от попыток убедить населения, что праздник и памятные акции являются опасно «пророссийскими» и «тоталитарными». В Кыргызстане даже такие известные публичные персоны, как Равшан Жээнбеков и Адиль Турдукулов в осторожных выражениях одобрили Бессмертный полк.

В этом году единственный неприятный инцидент произошел в Душанбе, где активисты, видимо, из числа сотрудников «Радио Свобода», попытались сорвать Бессмертный полк, обвиняя акцию в политизированности и использовании красных флагов (на самом деле, реплик знамен военных частей 1941-1945 гг). Инцидент был быстро исчерпан: небольшая группа идеологизированных активистов прошла отдельной колонной, а акция стартовала в запланированное время. Сама стычка была замечена исключительно группой американского канала «Настоящее время».

Вообще обращает на себя внимание высокий уровень самоорганизации участников шествий. Так в Шымкенте из-за изменений графика, часть местных жителей пришла к точке сбора с опозданием, однако они быстро самоорганизовались и достаточно стройной колонной двинулись по маршруту. В Ташкенте, несмотря на все срывы согласований акции и проблемы с подготовкой, она прошла на очень высоком уровне, в том числе благодаря самоорганизации местных жителей.

Память – священна

Значение Бессмертного полка в том, что это не официальное или, скажем, оппозиционное мероприятие, а в том, что это очень удачный механизм реализации семейных традиций региона.

Для любого народа память о деяниях предков – важная часть собственной идентичности. В условиях традиций Центральной Азии история и семейная память очень тесно переплетены. С учетом больших семей и сохранение памяти о родстве в 5-7 поколениях, практически у каждого фронтовика Великой Отечественной Войны есть родственники в нынешних поколениях, которые помнят и знают его дела.

«Бессмертный полк» превращается в важный способ показать личную и семейную идентичность с великими событиями прошлого, на которое последние десятилетия оказались слишком бедны. Большинство государств региона с трудом выживали в 1990-е и до сих пор не вполне оправились от испытаний постсоветского периода. Что уж говорить о  новых великих делах, сколь-либо сопоставимых с Победой или полетом в космос.

Попытки «исторической перестройки», предпринятые в государствах региона в 1990-2000-х, не решают эту проблему. Вновь внедряемые элементы национальной мифологии (в нейтральном смысле слова), связаны с либо с трагедиями прошлого, либо с совсем уж давними историческими периодами, которые вызывают споры и у историков.

Подобный подход в лучшем случае не дает ничего, в худшем – навязывает обществу комплекс неполноценности. Восприятие своего народа, как жертвы истории, великие дела которого остались в глубокой древности.

«Бессмертный полк» в рамках празднования Победы – возвращает воспоминания о достижениях, говорит об участии в важнейших событиях XX века, сказавшихся на жизни всех народов Земли.

В конце концов, эта акция возвращает веру в возможность управлять собственной жизнью и событиями в мире, а не быть их пассивным зрителем.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Турсинхан Айдарович Худайбергенов

Худайбергенов Турсинхан Айдарович

Госсоветник президента Узбекистана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

70-е

место занимает Таджикистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

«

Август 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31