90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Между Урумчи и Казанью: татары в китайских концентрационных лагерях

21.12.2019 12:00

Политика

Между Урумчи и Казанью: татары в китайских концентрационных лагерях

В октябре 2018 году во время встречи в Казахстане глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, отвечая на вопрос о мусульманах в Китае, заявил, что много раз ездил в Китай и встречался с китайскими мусульманами и, по данным Союза мусульман Китая, мусульмане в Китае не подвергаются угнетению и дискриминации. Через несколько дней после отказа Гайнутдина признавать массовые притеснения в Синьцзяне, муфтий Татарстана Камиль Самигуллин заявил в своем профиле в социальных медиа, что осуждает антиисламскую политику Китая.

На самом деле, вряд ли Гайнутдин не знал о происходящем в Китае, потому что российские СМИ достаточно освещали ситуацию в Синьцзяне. Большинство материалов на русском языке переводятся или адаптируются с западных СМИ, но одно из самых животрепещущих описаний мрачного будущего системы слежения в Синьцзяне дал материал от сентября 2018 года под названием “Концлагерь на 10 миллионов уйгуров» и это был оригинальный материал на русском языке. Было еще несколько случаев активности по теме Синьцзяна в России. 11 ноября 2018 года российские уйгуры опубликовали декларацию о ситуации в Синьцзяне.

В материале кратко разъяснялась суть концлагерей и режима технологического слежения в Синьцзяне и сообщалось, что российские уйгуры не могут выйти на связь со своими родственниками в Китае и им отказывают в визах. В конце текста авторы обратились к президенту РФ и Министерству иностранных дел России, призвав их заняться этими проблемами. 26 декабря группа татарских активистов организовала небольшой митинг протеста против политики Китая в отношении уйгуров, татаров, казахов и кыргызов. Однако их просьба провести акцию протеста перед китайским консульством была отклонена, и их перенаправили в другое место.

Действительно, слова Гайнутдина о том, что мусульмане в Китае не подвергаются угнетению и дискриминации, еще несколько лет назад было правдой для всех мусульманских групп в Китае, кроме уйгуров. Вплоть до назначения Чэнь Цюаньгуо секретарём Коммунистической партии СУАР, давление в Синьцзяне было почти полностью сконцентрировано на уйгурах. Казахи, кыргызы и татары более или менее свободно исповедовали свою религию, как и китайскоязычные мусульмане.

В 2007 году во время своего визита в Россию Ху Цзиньтао посетил и Татарстан и встретился там с Минтимером Шаймиевым, экс-президентом Татарстана. Действующий президент Рустам Минниханов посетил Урумчи во время своей поездки в Китай в 2014 году и встречался с татарским населением. Однако за последние два-три года ситуация кардинально изменилась. В 2000-е годы многие граждане Китая, являвшиеся этническими татарами, выезжали в Татарстан для получения образования; Ху Цзиньтао встречался с такими татарами в Казани во время своего турне. Сегодня же получение образования в Татарстане является одной из наиболее распространенных «причин», по которой татар в Синьцзяне отправляют в концентрационный лагерь.

Единственный подробный отчет о задержании татар в Синьцзяне был опубликован татарской службой Радио «Azatliq» 13 августа 2018 года. В материале отмечалось, что в связи с трудностями получения российского гражданства для китайских татар, многие татары вынуждены были вернуться в Китай из Татарстана и по возвращении об этих татарских семьях больше никто не слышал.

Татары, проживающие в Австралии, также сообщили, что не могут выйти на связь со своими родственниками в Синьцзяне. Один татарин из Австралии сообщил, что узнал о содержании двух своих родственников в концентрационном лагере, но не указал их имена, только добавив, что один из этих родственников учился в Японии. Все, кто учился в Казани, удалили свои учетные записи в социальных сетях.

В материале Азатлык также кратко описывается новая система безопасности и режим слежения в регионе на основе показаний татарина, посетившего Синьцзян в прошлом году. На самом деле Россия владеет информацией о новых разработках в области технологий слежения в Синьцзяне. Российское государство и некоторые российские компании заинтересовались новыми разработками в синьцзянской «лаборатории». Система распознавания лиц уже используется в России, а вице-президент Татарстана объявил, что региональное правительство контактирует с китайскими компаниями с целью разработки новой модели безопасности в Казани.

Из вышеупомянутой статьи Азатлык становится понятно, что многие татары находятся в концлагерях, но при этом приведено имя только одного такого человека – Торсынтай Галиев. Галиев – предприниматель и один из людей, организовавших образование китайских татар в Казани. Имеет несколько магазинов в центре Урумчи, занимался, в частности, торговлей с Россией и Турцией, помимо прочего. Он также участвовал в заседаниях Всемирного татарского конгресса. Галиев был приговорен к 25 годам лишения свободы и, предположительно, содержится в заключении в Урумчи.

Свидетельница утверждает, что Галиев был заключен в тюрьму из-за своих поездок в Турцию. Тем не менее, вероятно, что, в конечном тюремном заключении Галиева как известного человека в татарском обществе, помогавшего татарским студентам выехать в Казань, а также имевшего торговые связи с Турцией и другими странами, сыграло роль все в совокупности.

Однако Галиев – это не единственный татарин, задержанный в Синьцзяне. В базе данных жертв Синьцзяна перечислены пять татар, кроме Галиева. По данным китайской переписи от 2000 года, население татар в Синьцзяне составляет 4895 человек. Тот факт, что насчитывается так много случаев заключения под стражу среди такого небольшого меньшинства, свидетельствует о том, что татары становятся жертвами аналогичных масштабов, что и уйгуры, и казахи.

Сабидулла Сайпил, Абдигаим Кумар, Хамит Шингис и Марат Исхаков были заключены в концентрационные лагеря, а семья Шафката Абаса рассказала Amnesty International, что Абас находится в тюрьме. Абас изучал традиционную уйгурскую медицину в течение пяти лет в Синьцзян-Уйгурском Медицинском колледже в Хотане, также имел свою собственную клинику. Он был арестован 13 марта 2017 года за то, что имел доступ к иностранным веб-сайтам, хранил запрещенные религиозные книги и имел контакты с пожилым пациентом, который был имамом. В мае его брат отправился в Урумчи из Австралии, чтобы узнать об аресте Абаса. Ему сообщили, что он не может посетить своего брата и что он получит разъяснения от полиции позже. Но они так ему ничего и не сообщили.

Четыре из пяти татар в базе данных были задержаны по причинам, связанным с религией. Сабидулла Сайпил (1966 г.р.) был задержан в Чанцзи 16 апреля 2018 года и отправлен в концлагерь. Его брат, являющийся гражданином Казахстана, дал показания в отношении Сабидуллы казахстанской организации «Атажурт». Согласно его показаниям, Сабидулла был задержан, потому что он обучался в течение трех месяцев в религиозной школе в Турфане в 1985 году. Другой человек был задержан по такой же причине: двоюродный брат Сабидуллы – Эркин Вали (1967 г.р.) находится в лагере, так как он учился в той же школе (национальность Эркина неизвестна; предположительно, он наполовину татарин).

Двое из этих пяти татар были освобождены из концлагерей после обращения в «Атажурт». Скорее всего, они оба сейчас находятся под домашним арестом. Абдигаим Кумар (1982 г.р.) учился в медресе в Текесе с 2000 по 2002 год и позже стал имамом. Впоследствии он работал официальным государственным имамом Китая в Или. В 2007 году он некоторое время учился в Татарстане.

После задержания Абдигаима его сестра Мунира Кумар, являющаяся гражданкой Казахстана, несколько раз ходатайствовала за него в «Атажурте». Он был освобожден из лагеря 28 декабря 2018 года. Абдигаим был не единственным человеком, за которого Мунира давала показания. Его 50-летний двоюродный брат Хамит Шингис был также отправлен в концлагерь. Хамит был обычным фермером, у которого было трое детей. Достаточно было факта совершения намаза, чтобы его отправили в концлагерь. Он был освобожден из лагеря 24 января этого года.

Единственный из этих пяти людей, кого не задержали по причинам, связанным с религией, – это Марат Исхаков (1982 г.р.). Мы узнали о задержании Марата из Списка уйгурских интеллектуалов, заключенных в тюрьму в Китае с 2016 года по настоящее время, составленного Абдувели Аюпом. Согласно списку, Марат работал учителем китайского языка в средней школе № 14 в Урумчи. Из информации в одном из аккаунтов Марата в социальных медиа я также узнал, что он изучал инженерные коммуникации в Синьцзянском университете.

Я поговорил с одним из родственников Марата (который хотел бы остаться анонимным) и узнал, что у Марата есть восьмилетний сын по имени Илфат. Его жена, уйгурка по национальности, в настоящее время на свободе. Из аккаунта в социальных сетях легко можно понять, насколько Марат предан своей семье. По-видимому, он очень хорошо владеет английским языком, его родственник также сказал, что Марат провел в Казани некоторое время в 2005 году, чтобы изучить русский язык.

Вероятно, причиной его задержания являются его поездки за границу и контакты с иностранцами. Марат – человек, который внимательно следит за развитием событий в других частях света. После теракта в Париже 13 ноября 2015 года он сделал рамку в виде французского флага на свое фото в профиле. На самом деле дело Марата очень четко доказывает, насколько абсурдны заявления Китая о том, что задержанные – экстремисты и радикальные исламисты, которых держат в целях «перевоспитания». Марат был сторонником «Реал Мадрид» и поклонником Криштиану Роналдо.

Он слушал Майкла Джексона, Адель и Эминема. Его красочные свадебные фотографии показывают, какой полной жизнью жил Марат. Марат образованный, поэтому очевидно, что в никакой «профессиональной подготовке» он не нуждается. Марат был учителем китайского языка, поэтому ему и не нужно никакого обучения китайскому языку. Таким образом, очевидно, что Марат является жертвой политики культурного геноцида Китая в отношении уйгуров и других тюркских меньшинств.

Марат является членом известной татарской семьи. Его дед Асгат Исхаков (1921-1976) служил в национальной армии Второй Восточно-Туркестанской республики (1944-1949). В 1950 году Асгат вступил в вооружённые силы Китайской Народной Республики. Погиб в 1976 во время Культурной революции; его имя будет реабилитировано посмертно. Брат Асгата Маргуб Искхаков (1923-1993) был более известным командиром. Был одним из организаторов национальной армии Восточно-Туркестанской республики и воевал против Гоминьдана. В 1955 году он был повышен до звания генерала в китайской армии. Маргуб эмигрировал в Советский Союз в 1960 году и умер в Алма-Ате в 1993 году.

Более чем вероятно, что в китайских концлагерях содержатся гораздо больше татар. В своих показаниях Мунира Кумар также упоминала некоего Турсуна (фамилия неизвестна). Дети Турсуна учились в Татарстане, и он тоже переехал туда. Тем не менее, в ходе этого процесса он был вызван в Синьцзян китайскими властями; по возвращении был задержан и отправлен в концлагерь вместе с женой и дочерью. Мунира утверждала, что с 2007 или 2008 года около 30 татарских студентов ежегодно уезжали из Синьцзяна учиться в Татарстан и что, либо эти студенты, либо их родители сейчас находятся в концлагерях.

Что касается численности татарского населения в Синьцзяне, находящегося в лагерях или тюрьмах, то число 30, вероятно, будет преувеличением. Тем не менее, даже если мы не можем подтвердить заявление Муниры, мы знаем, что одной из наиболее распространенных «причин» задержания в Синьцзяне являются контакты с внешним миром: люди, которые жили за границей, люди, которые связывались с иностранцами, и особенно люди, которые учились за границей – все они являются мишенью. Это означает, что утверждение Муниры, вероятно, в целом очень близко к реальности. Очевидно, министерство образования Татарстана и татарские вузы должны вместе расследовать судьбу своих студентов. Только тогда мы сможем лучше понять и оценить масштабы притеснения татар в Синьцзяне.

Обновление

Данная статья была впервые опубликована на турецком языке в мае 2019 года, а затем на английском в июне. В июле мы подтвердили, что Марата освободили из лагеря и отправили на фабрику рядом с лагерным учреждением для более легкой формы принудительного труда (скорее административной работы). По словам нашего источника, ему разрешено оставаться дома с семьей на выходных. Тем не менее, с тех пор у нас нет новых данных о нем. С другой стороны, брат Шафката Абаса Джаудат связался со мной после этой статьи и сообщил, что семья не знает, жив Шафкат или нет. Джаудат все еще дает показания по своему брату, но, к сожалению, до сих пор нет информации о Шафкате.

В октябре The Moscow Times сообщила о случае братьев-близнецов, наполовину татар, наполовину уйгуров. 23-летние братья-близнецы Шахризат и Шахдияр Шавкет родились в Урумчи, но предпочли уехать на обучение в Казань из-за татарских корней своей матери. Они узнали, что их родителей отправили в концлагерь и решили не возвращаться в Китай из-за боязни ареста, хотя срок их визы истек.

Эта статья также рассказывала об истории их единственного уйгурского друга, который учился в Казани и был отправлен в концлагерь в Синьцзяне. Близнецы ходатайствовали о предоставлении им убежища в России, но татарские власти отказали и их статус до сих пор неясен. Другая статья о судьбе близнецов предоставила больше информации о татарах в Синьцзяне. В статье указывается, что китайским татарам оказывал помощь Всемирный конгресс татар, но все это изменилось в последние годы.

Согласно статье, сын Торсинтая Галиева Ахмеджан Торсынтай начал музыкальную карьеру в Казани. В последний раз его видели в Казани в 2018 году, а затем его следы теряются. Шадие Шамиль – еще одна китайская татарская художница, получившая звание заслуженной артистки республики от президента Татарстана, также исчезла из поля зрения и с ней связь потеряна.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/18855

Показать все новости с: Ху Цзиньтао

21.12.2019 12:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Абдулла Гюль

Гюль Абдулла

Президент Турции

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
0

сотрудников Свердловского РУВД Бишкека получали реальный срок наказания за пытки

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31