90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Неясное далеко… Каким будет Казахстан через 10 лет?

24.01.2014 18:49

Общество

Неясное далеко… Каким будет Казахстан через 10 лет?

Восемнадцатое по счету обращение Нурсултана Назарбаева к народу говорит само за себя уже одним своим названием – “Казахстанский путь-2050: единая цель, единые интересы, единое будущее”. Не сомневаемся, что страна “досрочно выполнит эту стратегию”, как это было с “2030″, о чем, кстати, общественность узнала от самого президента. Мы же не беремся заглядывать столь далеко вперед и потому решили выяснить у экспертов, какими они видят Казахстан через ближайшие десять лет.

Серик Бельгибай, директор общественного фонда “RealPolitik”:

Нефтезависимость политики

- В ближайшее десятилетие каких-то особых, радикальных перемен в Казахстане ждать не стоит, конечно, при соблюдении некоторых условий. Сегодня стабильность в стране держится, главным образом, на ценах на нефть, которые обеспечивают казахстанцам более или менее приемлемый уровень жизни. Прогнозировать, как они изменятся, – дело неблагодарное. Цены вполне могут сохраниться на нынешнем высоком уровне, а могут и упасть до показателей 10-15-летней давности. Но, по мнению многих экспертов, потребление нефти в мире не снизится, а только повысится – за счет роста в развивающихся странах, например, в том же Китае.

В этом случае сложившаяся политическая система сохранится в своих основных чертах. Неважно, кто именно будет руководить страной – важно, как именно будет руководить. В этом смысле изменений я не предвижу.

У нас очень низкое качество управленческого аппарата. За все прошедшие годы практически ни один из заявленных больших проектов национального уровня не был реализован. Весь позитив шел только от роста цен на сырье и от распределения этих денег, повышающих уровень доходов, хотя и цены тоже автоматически повышались. Я не вижу предпосылок к тому, чтобы в ближайшие 10 лет качество государственного аппарата повысилось. У общества нет возможностей воздействовать на власть, оно пока очень пассивно. Следовательно, мы можем ожидать только одного – замораживания этой ситуации. У нас за последние десять лет не произошло почти ничего серьезного (кроме кризиса 2008 года), и при тех же условиях маловероятно, что что-то произойдет в следующее десятилетие.

Что же изменится? Будет идти дальнейший рост городов в Казахстане. Сейчас соотношение между сельским и городским населением составляет 45% на 55%. По прогнозам демографов, к 2020 году оно будет уже 35% на 65%. Отток жителей из села продолжится, так что возможно даже превышение этого показателя. У нас еще в середине “нулевых” годов на официальном уровне заявляли, что в сельской местности слишком много “лишних”, то есть незанятых, людей. Пользы от них там немного, так как они, в принципе, озабочены элементарным самовыживанием. А оказавшись в городах, они начинают зарабатывать, становятся социально и экономически активными, приносят деньги в казну.

Основными принимающими городами останутся Астана и Алматы. “Сброс” сельского населения в другие города возможен, он будет идти, но уже не так быстро. Недавно президент заявил, что будет взят ориентир на создание еще двух мегаполисов – Шымкента и Актобе, чтобы снизить нагрузку на два главных города страны. Но это еще надо реализовать. Качество исполнения государственных программ у нас, сами знаете, какое….

Дальнейший процесс урбанизации приведет к постепенному повышению политической активности в стране, ведь политика делается в городах (даже само слово происходит от “полис” – город). В них возрастет конфликтный потенциал. Сами города станут более казахскими, что объясняется как естественным приростом численности титульного этноса, так и постепенным оттоком русского населения. К 2024 году казахстанцев будет свыше 19 миллионов.

Общественно-политическую ситуацию может изменить резкое снижение цен на нефть. В этом случае мы столкнемся с масштабным экономическим кризисом, подобным даже не тому, какой был в 2008-м, а тому, который имел место в уже подзабытых многими 1990-х (вот это был кризис так кризис!). Значительно увеличившееся городское население, оказавшись почти без средств к существованию, начнет оказывать давление на власть, вплоть до открытых выступлений, по кыргызскому варианту. Но власть, привыкшая заниматься имитацией деятельности и отучившаяся вести реальную экономическую и социальную политику, не сможет ничего сделать. В этом случае мы получим длительный период политической нестабильности, еще на десять лет, пока не будет выстроена новая политическая система.

Артем Устименко, старший аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ):

Будущее – в сильном государстве и умеренном консерватизме

- Десять лет – достаточно большой срок для прогнозов, слишком значительна зона неопределенности. К примеру, в начале 1980-х мало кто мог предположить, что всего через одно десятилетие развалится Советский Союз, а Казахстан обретет независимость. В 1998-м вряд ли основная масса экономистов ожидала скатывания глобальной экономики в самый острый после Великой депрессии кризис – “Великую рецессию”, роста стоимости нефти с 10-15 долларов до исторических максимумов почти в 150 долларов за баррель. Оглядываясь назад, можно оценить и тот впечатляющий рывок, который осуществила наша страна, адекватно понять результаты “стресс-теста” выстроенной, по большей части, в “нулевое” десятилетие национальной экономической модели, – а ведь некоторые тогда еще не до конца верили в возможность достигнутых на сегодня успехов.

Тем не менее, я не боюсь быть оптимистом по отношению к долгосрочным перспективам развития Казахстана и полагаю, что основания для этого имеются.

Предстоящее десятилетие во многом станет решающим – именно оно определит, насколько эффективно мы сможем закрепить свои позиции в глобальном “золотом миллиарде”, в числе ведущих и наиболее конкурентоспособных стран. С моей точки зрения, будущее нашей страны – в сильном государстве и в умеренном консерватизме, способном адекватно воспринимать и прагматично использовать эффективные модернистские нововведения и передовую практику развития. Мировой опыт наглядно показывает, что метания в политике и экономике нивелируют шансы на долгосрочный устойчивый прогресс. Большую роль здесь приобретает способность правящей элиты грамотно и быстро реагировать на поступающие вызовы.

Слабый экономический рост в рамках догоняющего развития не позволит в долгосрочной перспективе обеспечить ни сокращение отставания от развитых стран, ни поддержание социальной устойчивости. Поэтому в период до середины 2020-х Казахстану будет крайне важно обеспечить сохранение прироста ВВП на уровне не менее 5% ежегодно. Предпосылки к этому есть. Уже на текущий момент ВВП страны составляет более 220 млрд. долларов, демонстрируя пяти-шестипроцентное увеличение ежегодно, несмотря на сохраняющуюся нестабильность в глобальной экономике и негативную внешнюю конъюнктуру.

Безусловно, серьезным вызовом для Казахстана в плане реализации сценария долгосрочного роста станут неоднозначные перспективы восстановления и последующего развития глобальной экономики. За последние пять-шесть лет она испытала колоссальные шоки, последствия которых будут ощущаться долгие годы. Сохраняется неопределенность посткризисной конфигурации мировых рынков, в том числе критически важных для Казахстана. Несмотря на наблюдаемые признаки восстановления, нельзя полностью исключать и сценарий продолжительной W-образной рецессии, которой особенно подвержены США и страны Еврозоны. Однако наиболее вероятно то, что глобальная экономика в ближайшие годы вернется в фазу устойчивого развития, тем самым снижая давление на экономики, фондовые и валютные рынки развивающихся стран. Это даст Казахстану дополнительные возможности для роста.

Вместе с тем, долгосрочным приоритетом на ближайшее десятилетие все же станет не тривиальное увеличение ВВП и других субъективных макроэкономических показателей, а повышение уровня благосостояния казахстанцев в широком смысле, т.е. развитие человеческого капитала. Радует, что руководство республики отчетливо это понимает, оставаясь сторонником концепции социального государства. У Казахстана есть все шансы через десятилетие вплотную приблизиться к группе наиболее развитых стран мира, в том числе с точки зрения социального благосостояния.

При этом потребуется тонкая настройка экономической политики государства, зачастую переход на “ручное управление”, с тем, чтобы избежать структурных проблем, с которыми столкнулся, к примеру, наш северный сосед – Россия: она неожиданно быстро исчерпала возможности прежней модели роста экономики, опиравшейся на расширение внутреннего спроса.

Думаю, что при базовом сценарии государство будет играть определяющую роль в стимулировании экономического роста и внутреннего спроса, концентрируя ресурсы на критически важных направлениях.

Напомню, что в последние годы именно государственная поддержка экономики позволила Казахстану избежать резкого снижения экономической активности и “кризисной ловушки”, в которую попали многие страны на фоне сокращения бюджетных расходов и долговых проблем. Для нас сокращение государственных расходов, пересмотр агрессивной политики стимулирования инвестиций и потребления является крайне неблагоприятной опцией в расчете на долгосрочную перспективу. Более того, в ближайшие годы, по всей видимости, потребуется расширение государственной поддержки экономики для выполнения поставленных руководством амбициозных задач. Помимо всего прочего, это может быть достигнуто через более активное привлечение к стимулированию экономического роста части активов Нацио­нального фонда, за рамками существующих обязательных трансфертов в бюджет, – в качестве длинных инвестиционных ресурсов для реализации отдельных стратегических проектов в реальном секторе.

Тем не менее, необходимо четко понимать границы участия государства в экономике в ближайшие годы, так как его вмешательство не должно искажать рыночные стимулы. Также результаты экономического развития, безусловно, будут зависеть от структурных реформ по улучшению бизнес-климата в стране, от усиления борьбы с коррупцией и дальнейшей работы по снижению давления государственной бюрократии на бизнес.

На этом фоне с высокой долей вероятности можно предположить, что международные инвесторы продолжат воспринимать Казахстан в качестве привлекательного направления для капиталовложений. Даже, несмотря на то, что в ближайшее десятилетие конкуренция среди развивающихся стран за инвестиции усилится. Но долгосрочной проблемой может оказаться не потенциальный дефицит инвестиционного спроса, а недостаточное число проектов, которые Казахстан может предложить инвесторам. В данном контексте представляется важным “сдвинуть” приоритеты инвесторов от сырьевого сектора в сторону инвестирования в индустриальные и инновационные проекты, а также в сектор МСБ. Это позволит аккумулировать переток капитала с развитых рынков, которые международные инвесторы сейчас рассматривают в качестве менее рисковых.

Вместе с тем, национальный бизнес, прежде всего крупный, тоже должен усиливать свою роль в казахстанской экономике, в том числе в рамках политики государственно-частного партнерства.

По всей видимости, нефтегазовый сектор сохранит системообразующее значение для отечественной экономики. Стоит учитывать, что Казахстан существенно продвинулся в своем развитии за последние десять лет во многом благодаря сырьевым доходам. К 2025 году при оптимальном сценарии добыча нефти в Казахстане увеличится в полтора раза до 115-120 млн тонн. Будут реализованы крупные добывающие проекты, включая Северо-Каспийский проект, а также расширение Тенгиза и Карачаганака. Кроме того, от нефтегазового сектора во многом продолжат зависеть важнейшие макроэкономические показатели, такие, как стоимостный объем экспорта, уровень резервных активов государства, предложение валюты на внутреннем рынке и т.д.

Однако Казахстану потребуется предпринять гигантские усилия для строительства в ближайшее десятилетие работоспособной экономики, не столь критично зависящей от ситуации на сырьевых рынках (прежде всего на нефтяном), резкие колебания которых остаются одним из основных долгосрочных макроэкономических рисков. Сейчас по-прежнему не ясно, насколько долго продлится эра дорогой нефти, насколько устойчивы в действительности мировые сырьевые рынки с учетом высокой спекулятивной активности на них, сформировавшейся при ослаблении глобальной денежной политики со второй половины “нулевых” годов. Как ни парадоксально, но именно эти пессимистические ожидания являются мощным стимулом для того, чтобы продолжить выстраивание диверсифицированной экономики. Правда, в данном контексте не стоит игнорировать и инновационные прорывы в области сырьевых энергоресурсов.

Наша страна предпринимает активные шаги по экономической диверсификации, обеспечению перехода от инвестиционной к инновационной стадии развития. Реализуются масштабные меры господдержки несырьевых отраслей, в том числе поддерживается несырьевой экспорт. На стадии согласования находится программа второй пятилетки форсированного индустриально-инновационного развития и т.д. Подобная политика должна закономерно привести к заметному увеличению доли индустриальных и инновационных производств в экономике Казахстана к середине следующего десятилетия – при этом немаловажно избегать распыления ресурсов на второстепенные отрасли и проекты.

В то же время мы должны четко понимать одну очень важную вещь – будущий прогресс Казахстана станет следствием только наших общих усилий, нашей сплоченности как народа. В мире по-прежнему идет игра по жестким правилам, слабейшие остаются на задворках глобального развития. Это прослеживалось на протяжении всей истории. В будущем десятилетии предстоит ожесточенная конкуренция с другими государствами по всем направлениям экономического развития за “место под солнцем”. Никто нам не будет помогать добиваться экономического успеха за просто так. А многие будут играть откровенно против нас.

Но не стоит забывать, что в условиях глобализации успеха добиваются те, кто умеет создавать альянсы и задействовать возможности союзников. “Внеблоковое” развитие таит в себе существенные издержки. Нельзя терять мультипликативные возможности развития, предоставляемые взаимовыгодной “деполитизированной” интеграцией с нашими ближайшими партнерами. В данном контексте особое значение в предстоящее десятилетие приобретет ход интеграции по линии Евразийского экономического союза, которая может потребовать болезненных уступок и ожесточенного торга.

Подводя итог, хочу отметить, что будущее Казахстана зависит не только от государства и выбранной им стратегии развития, но и от каждого казахстанца. Кеннеди как-то сказал известную фразу: “Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя. Спроси себя, что ты можешь сделать для нее”. Многие ли из нас задают себе этот вопрос? Хотелось бы верить, что да.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://camonitor.com/archives/10667

24.01.2014 18:49

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
702 938

граждан Казахстана находятся на территории России

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31